Затмение и любовь

Размер шрифта: - +

Глава 12-1

 Сердце фон Берга упало в холодную пропасть. Он понял, что за заклятье наложила на его любимую Катрин ведьма. Она его забыла. Барон с надеждой взглянул на врача:

 - Она же скоро все вспомнит?

 Доктор внимательно осмотрел багровое пятно на виске Катрин, пощупал пульс, заглянул ей в глаза и задал несколько вопросов о самочувствие девушки. Она отвечала рассеяно и настороженно. Наконец врач закончил осмотр:

 - У синьорины, похоже, амнезия. Не простая, а вызванная черной магией. Ей еще повезло, что часть негативной энергии принял на себя ее талисман. Все могло быть намного хуже. Чудо, что она не потеряла разум. Видимо, на это ведьма и рассчитывала. Ну что, ж, по крайне мере синьорина жива и физически здорова.

 - И что из всего этого следует? - с нетерпением спросил Егор. - Что это значит?

 - Это значит, что я не знаю, что с этим делать. Мне такой случай раньше не встречался. Посмотрю в литературе, посоветуюсь с коллегами.

 - Через сколько вернется память? - Генрих боялся услышать ответ.

 - Не знаю, возможно, через пару дней, возможно через полгода, а возможно и никогда.

 Девушка закрыла лицо руками и заплакала. Генрих погладил ее по плечам.

 - Не отчаивайтесь, все будет хорошо, - он снова почувствовал себя лгуном. Он не знает, будет ли все хорошо. Он ничего не знает.

 - Это ужасно, - с отчаянием проговорила девушка, - я ничего не помню. Вообще ничего. Даже как меня зовут.

 - Вас зовут Екатерина Павловна Несвицкая и Вы моя невеста. Мы любим друг друга, и сегодня должны были пожениться. Все готово к нашему бракосочетанию, Ваше платье роскошно и в муниципалитете ждут нас в полдень, - барон понимал, что свадьбу придется отложить. Но вдруг она все же согласиться?

 - Но, Вы же не будете на этом настаивать? - девушка смотрела на него с нескрываемым ужасом и надеждой. - Не будете?

 - Нет, не буду, - обреченно ответил ей барон. - Я буду ждать, пока Вы все вспомните. Буду ждать, сколько потребуется.

 - Благодарю Вас, - она старалась не смотреть на Генриха.

 - Не утомляйте ее, - предупредил врач. - И не торопите события. Я оставлю снотворное. В данном случае сон и правда, лучшее лекарство. Пусть отдыхает, больше спит и набирается сил. Я постараюсь как можно быстрее разобраться с этим необычным для меня случаем. Но, как вы понимаете, обещать ничего не могу.

 Врач раскланялся и ушел, тихо ступая по мраморному полу, словно боясь нарушить повисшую в комнате гнетущую тишину.

 Екатерина пыталась успокоиться, но слезы вновь и вновь начинали бежать по ее щекам. Генриху было больно смотреть на нее. Он протянул девушке батистовый платок, и она благодарно улыбнулась ему. Но улыбнулась как доброму незнакомцу, не более.

 Вошла горничная и подала Екатерине стакан с лекарством. Девушка покорно выпила его. Элена замерла рядом с кроватью:

 - Я помогу синьорине раздеться?

 - Да, конечно, мы уже уходим. Отдыхайте и ни о чем не волнуйтесь, - попросил барон.

 - Я постараюсь, - слабо кивнула Катрин, и у Генриха снова сжалось сердце. Она говорит с ним, как с чужим. А если она его никогда не вспомнит?



Мария Геррер

Отредактировано: 30.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться