Затворница

Размер шрифта: - +

17

 

Наши дни

 

Тиф палил с такой злостью, что Лев посмотрел-посмотрел и решил оттащить его за дерево, пока их музыканты в пылу пейнтбольного сражения не наваляли разошедшемуся фронтмену по шее. Тиф что-то вопил и пытался сопротивляться, но тощий Лёвчик был жилистым и цепким. От него просто так не отделаешься. Так что сопротивление оказалось недолгим и бесполезным. Лев прижал приятеля к толстому стволу тополя и сердито поинтересовался:

- Что случилось? У тебя такое лицо, словно ты жалеешь, что мы не из реальных калашей палим, а из этих пукалок.

Тимофей, нехорошо улыбнулся, зло сплюнул и, глядя в сторону, сказал:

- Неприятно признаваться себе, что я полный лох. Да и ты такой же. Справки он навёл про Маринку. Полная хрень твои справки…

- Что? Разве её родаки не при бабле?

- При бабле, при бабле... – Тимофея трясло от злости. - Зато моя невеста с приветом. У неё, видите ли, имеются гордость и своё мнение. Она, представь себе, считает, что родители ей не должны помогать. Так что мы с тобой можем ни на что не рассчитывать.

Льву стало смешно, и он облегчённо выдохнул:

- Уф-ф-ф… Да это ж фигня. А я уж испугался. Короче, Мариночка твоя на свою докторскую зарплату жила одна, у неё даже канарейки или морской свинки нет, насколько я знаю. Вот ей худо-бедно, но денег хватало. А теперь у неё семья будет, муж – творческий человек, который сегодня бабло приносит, а завтра выносит. От такой жизни она быстро очухается и, как припрёт, споренько свою гордость засунет куда подальше и побежит к богатенькому папе за вспоможением. Так что забей. Жаль, конечно, что не сразу баблосики к нам поплывут, но всё же поплывут, можешь мне поверить. Главное - вести себя правильно.

- Ну-ну…- недоверчиво протянул Тимофей.

- Или ты уже раздумал жениться?

- Уже и не знаю… - Тиф с сомнением посмотрел на приятеля.

Лёвчику было приятно видеть подопечного таким: расстроенным, сомневающимся и нуждающимся в поддержке. И он великодушно протянул:

- Да ладно, женись, раз решил. Она и правда няшка, твоя Маринка. Даже мне нравится. Да ещё и абсолютно в твоём вкусе, насколько я этот самый твой вкус знаю. Развестись никогда не поздно. В конце концов, умные люди самую дерьмовую ситуацию могут превратить в пиар. А мы умные люди…

 

Даже просто идти по длинному коридору Марине было весело. Стены, ставшие за год родными, знакомые лица, улыбки коллег – всё радовало её. Навстречу пробегала одна из молоденьких медсестричек, пришедших к ним совсем недавно сразу после училища.

- Мариночка Романовна, мои поздравления! Когда свадьба?

- Уже в эту субботу. - Улыбка Марины стала ещё ярче.

Медсестричка восторженно ахнула и тут же поинтересовалась:

- А куда в свадебное путешествие едете?

- Пока не решили. Планируем не сейчас, а в январе слетать. Как раз и у меня отпуск, и у Тимофея перерыв планируется.

- Ой, да! Он же у вас певец, знаменитость! А я в «Семи днях» читала, что в январе у артистов как раз мёртвый сезон, все в отпуска разъезжаются. Ах, Мариночка Романовна! Я и подумать не могла, что можно вот так запросто с женой знаменитости общаться! А вы совсем и не зазнаётесь!

- Я тебя умоляю, - рассмеялась Марина, - ну какая знаменитость…

- Знаменитость-знаменитость! – зачастила медсестричка. - У меня все подружки в обморок попадали, когда узнали, с кем я работаю. И сестра моя младшая умоляет, чтобы я попросила вас ей автограф Тифа достать. Можно, Марина Романовна?

- Хорошо, я попрошу Тимофея подписать что-нибудь. Сестрёнку твою Василисой, по-моему, зовут?

- Да, Василисой!

- Поняла, сделаем, порадуем ребёнка.

- Вот спасибо, Мариночка Романовна! – обрадовалась медсестричка и даже два раза подпрыгнула на месте от избытка чувств. Марине стало смешно.

- Ладно, прости, я побежала, у меня приём через пять минут начинается…

- Конечно! Мне тоже пора!

Они улыбнулись друг другу и разбежались в разные стороны. Марина сунула руку в карман халата и выудила телефон. Пока она добежит до своего третьего этажа, ещё успеет бабушке позвонить. Однако гудки тянулись и тянулись, а бабушка трубку так и не сняла. Марина покачала головой, но тут же переключилась на сидевших у её кабинета пациентов. Она поздоровалась и открыла дверь. Пора было начинать приём.

 



Яна Перепечина

Отредактировано: 11.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться