"Завещание": притча двадцать третьего века

Размер шрифта: - +

Завещание: притча двадцать третьего века

"Антикварное перо оставляет на бумаге чернильный блестящий след и вот пустое наполняется смыслом, мыслями и поступками. Прямо как моя жизнь.  

Плохо прожил её, хорошо ли, не мне судить. Жил как мог, старался не ударить лицом в грязь, принимать взвешенные и разумные решения. Большей частью мне это удавалось, хотя конечно без досадных ошибок не обошлось. Но кто не грешен в этом мире?  

Моя жизнь была хорошей. Да, именно хорошей, ведь судим мы исключительно со своей колокольни. За отмеренный мне судьбой срок я настроил, натворил, насоздавал много чего. За что-то мне стыдно, чем-то тихонько горжусь.  

Дети выросли не паразитами и эгоистами, а настоящими людьми. Смею надеяться с большой буквы. С женой прожили душа в душу почти четыре десятилетия. Похоронил Светлану несколько лет назад, но просыпаясь всё ещё ощущаю аромат её волос и иногда ищу милое лицо в пустой комнате, злясь на себя за это. Старость и одиночество неразлучны, даже тогда когда ты окружен любящими тебя родственниками и десятком шалящих внуков. Вокруг нас так мало людей, с которыми мы готовы отправится в последний путь. Сейчас, когда до встречи с безносой остался всего один шаг оглядываюсь на прожитые годы без горечи. Это ли не показатель?  

Всё чаще скучаю по Земле. По рекам и озёрам, по-настоящему голубому небу и галечному пляжу под ногами. Это всё старость и вздорные мечты. Утешаюсь тем, что колонии мои процветают и дают человечеству надежду на будущее. Процесс запущен и остановить его уже нельзя. Вот только...  

Сигарета уже наполовину истлела, а я ещё не сделал ни одной затяжки. Зачем я пишу это в дневнике? Ну пусть прочитавшие его знают, что старику были не чужды вредные привычки. А то идеализируют меня... даже не удобно вспоминать. Это моя последняя сигарета и хоть курить я бросил много лет назад, не смог отказать себе в удовольствии.  

И откуда они только взялись эти уроды. Всё же было хорошо. Жили, не тужили, работали, старались соблюдать хрупкое равновесие. И на тебе – сотни и тысячи убитых, горящие купола терраформирования, миллионы беженцев с окраин и экономический кризис готовый обрушить конфедерацию. Ну ладно бы они ещё противились нашей колонизации, так нет, они же просто грабители. Хлёсткое название придумали им наши десантники – Акриды. Саранча и есть. Кто-то должен остановить их, но сражаться с роем бесполезно, пробовали уже. Его нужно сломить, обезглавить, лишить цели.  

Большой глоток и тепло внутри. Всё-таки колониальный виски хорош на вкус. А цвет в прозрачном стакане просто загляденье. Эта не та брага, которую гнали первые поселенцы, это качественный продукт и в метрополии он скоро будет нарасхват.  

В общем, мне удалось заманить их лидера, самца, отца или как его там, к себе. Боже что я только не выдумывал пока добился результата. Сигнал подан, остаётся только ждать прибытие их делегации.  

Жаль, что не попросил повара перед эвакуацией приготовить его замечательное жаркое в соусе. Кусочки мяса тающие во рту, томаты, сливки и немного базилика. М-м-м настоящее наслаждение. Есть хочется всё сильнее и сильнее, а вражеских кораблей мне в стеклянные огромные окна зала заседаний, пока не видно. Рот наполняется слюной только от одного воспоминания о любимом блюде. Господи, какие глупости приходят в голову перед смертью. Хотя … не хочется, в самом деле, помирать на голодный желудок.  

А, вот и многообещающий звук раздаётся издалека. Ещё немного и тени за окном закрывают от меня местное солнце. Всё вокруг мелко завибрировало от приземлившейся возле здания громады. Рука моя выводит последние строчки, когда дверь раскрывается и в зал вторгается целая толпа трёхметровых монстров в защитных костюмах. Я как муравей перед ними за своим столом. Их много, очень много и они заполнили собой почти всё пространство огромного помещения. Акриды выстраиваются вдоль стен открывая дорогу самому громадному из них, в фиолетовом скафандре и насыщенного оранжевого цвета крыльями за спиной. Интересно они могут подниматься в воздух? Никогда об этом не слышал.  

Ну, вот и всё. Пришло моё время. И всё же жаль, что здесь нет Огастуса с его коронным блюдом".  

* * *  

За время прочтения дневника Дариуса Оллистера ни один из двухсот присутствующих здесь людей не нарушил молчание, но последняя фраза вызвала десятки восклицаний. Всех активней возмущался маленький толстячок с цепью банкира на шее. Он даже соскочил со своего места и начал подпрыгивать на месте притопывая ногами.  

– И это всё? Великолепный, ни слова не написал о том кому оставит свою империю? Последние слова о жарком его любимого повара? Какой кошмар мы зря здесь собрались!  

Какой-то элегантно одетый мужчина потрясал кулаком в лайковой перчатке:  

– Нас обманули! Какой позор! Здесь нет не слова о последней воле Оллистера!  

– Тихо! Тихо! – стучал деревянным молотком по столу Верховный распорядитель хмуря густые брови. Господа ведите себя сдержано!  

Когда с места поднялся Александр Олиистер, нарушители порядка как по команде замолчали. Именно ему, правнуку Великолепного – легендарного основателя колоний, должна была достаться подавляющая часть наследства. Обведя спокойным взглядом всех присутствующих – дальних и близких родственников, а также родственников тех самых людей кто помогал его прадеду создавать поселения на других планетах, мужчина сказал:  

– Что ж, дневник, найденный на восстанавливаемой Гее, на который Мы так все надеялись, не озвучил последней роли Дариуса. А значит все колонии, вся инфраструктура и доходы, прошлые и будущие так и остаются во владении Земной конфедерации.  



Владимир Сединкин

Отредактировано: 13.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться