Зависть богов

Размер шрифта: - +

Глава 14. Casus belli (Повод к войне)

«Никакого восстания машин не будет», подумала Корделия, наблюдая, как Мартин режет к завтраку брынзу из молока геральдийской лани.

Она застала киборга на кухне, когда вернулась с пробежки. Одной рукой он закладывал в тостер аккуратно нарезанные ржаные хлебцы, а другой – удерживал над раскаленным керамическим кругом древний медный ковшик с длинной ручкой. Ковшик источал упоительный аромат кофе.

«Не иначе, как «Жанет» надоумила». Корделия поспешила наверх, чтобы принять душ и переодеться.

После побега и возвращения миновали сутки. Мартин, со свойственной киборгам феноменальной оперативностью, уже восстановил прежний уровень работоспособности. К счастью, никаких особо значимых повреждений он за время эскапады не получил. Только поранил ладонь о торчащий сук да израсходовал всю глюкозу, пока уворачивался от выстрелов. Заряды станнера, которые он словил, оставили устрашающие на вид поверхностные гематомы. Произошел разрыв капилляров, но не один из крупных сосудов поврежден не был. Правда, Корделию это мало утешило. Она видела то, что видела, и благоприятный прогноз системы игнорировала как неудачную попытку ее задобрить. Кроме того, в глаза снова бросалась значительная потеря массы тела. Все ее предшествующие усилия по вскармливанию пошли прахом. Система безжалостно выбрала из мышечной ткани все резервные калории и выставила для изучения ребра и позвонки. Когда, стоя перед наполненной ванной, Мартин стянул грязную, пришедшую в негодность одежду, Корделия едва не застонала. Где же они, все эти питательные, киселеобразные завтраки, все эти полезные витаминизированные каши, которые она с такой тщательностью готовила? А эти черные пятна, эти ссадины и кровоподтеки? Эта ладонь будто насаженная на гвоздь, и содранные до мяса колени? И еще он пытается ее убедить, что это всего лишь незначительные повреждения! Достаточно пополнить оскудевшие энергоресурсы, и система исправит все сама. Опять ставить капельницу?

Но раствора глюкозы для внутривенных вливаний нет. В последнее время Мартин уже не нуждался в кормлении через катетер. Он ел сам. Правда, его рацион по-прежнему напоминал меню язвенника. К тому же, очень выручал сироп геральдийского клена, нисколько не уступавший, а скорее превосходивший свой земной аналог по содержания фруктозы и сахарозы. Но и его под рукой не оказалось. Выручила баронесса де Гонди, вернее, ее термобокс, с десятью литрами мороженого. Корделия обнаружила этот забытый подарок в багажнике, когда вытаскивала винтовку, чтобы поместить ее обратно в оружейный сейф. Термобокс, рассчитанный на пять часов, давно разрядился и помещённое в нем мороженое обратилось в жидкую, сладкую массу. Жирную, сливочную.

Кормить ослабевшего, замерзшего Мартина холодным мороженым было бы сродни утонченному садизму. А тут оно растаяло и превратилось в коктейль.

- Что ни делается, то к лучшему, - прошептала Корделия, закатывая термобокс в лифт и переправляя его на кухню.

Она залила густую, сливочную жижу, перемешанную с шоколадным и карамельным сиропом, в блендер, добавила желток перепелиного яйца и запустила аппарат на взбивание. Мартин к тому времени выбрался из ванной, оделся в стильную мужскую пижаму, которую Корделия купила для него вместе с дюжиной футболок, рубашек, джинсов, шорт и прочих мужских аксессуаров, и покорно ожидал своей участи: инъекций антибиотиков и обработки ран. Возражать он не пытался, осознав, что никакие ссылки на ускоренную регенерацию, на иммунную систему ему не помогут. Хозяйка будет непреклонна. И Корделия его не разочаровала. Она мстительно промыла все раны и ссадины антисептиком, залила их регенерирующим гелем и завершила лечебные процедуры инъекцией антибиотика и витаминов. Мартин взглянул на нее с укоризной.

- Это тебе вместо розог, - сказала она.

Но уже минуту спустя искупила свое родительское самодурство сливочным коктейлем. Мартин, настороженно сделавший глоток, взглянул на нее, как ребенок, обнаруживший под елкой рождественский подарок.

- Нравится? – с нарочитой суровостью спросила она.

Мартин радостно закивал.

- Скажи спасибо баронессе, - изо всех сил сохраняя лицо непроницаемым, сказала Корделия, - если бы не она, сидел бы голодным.

Мартин как-то особо, лукаво склонил голову на бок.

- 17%, - ответил он, сделав очередной глоток.

- Это ты к чему?

- К тому, что сидел бы голодным.

- Пей, и спать, киборг.

Сама Корделия еще не могла позволить себе расслабиться. Ей предстояли переговоры с адвокатом и возмущенными родителями.

- Они же дети! – драматически восклицала мадам де Рец.

- Кто из нас в молодости не делал ошибок? – бубнил виконт де Шарни.

- В конце концов, Корделия, это всего лишь киборг, - надменно цедил слова Монмут, красивый мужчина с бородкой à la Людовик XIII.

- Дети заблудились, а вы на них с винтовкой! – рыдала дебелая блондинка, графиня де Сизи.

И так далее и тому подобное. Корделия всех невозмутимо выслушала и с тем же непроницаемо-сочувствующим видом переадресовала их вопросы своему адвокату-авшуру.

«Рассказывайте ему свои жалостливые истории. И показывайте голографии своих «онижедетей», злорадно подвела итог безжалостная наследница династии Трастамара и выключила терминал.

- Меня не для кого нет, - сказала она, обращаясь к искину.

- Слушаюсь и повинуюсь, - ответила «Жанет».

Утром, верная своему личному кодексу Бусидо, Корделия отправилась на пробежку. А по возвращении застала Мартина, вполне бодрого и даже какого-то умиротворенного, за приготовлением завтрака. Она проскользнула мимо него, чтобы не спугнуть. Расслабленная, с влажными после душа волосами, она устроилась за столом – наблюдать. Движения Мартина были такими точными, такими красивыми, что сам сугубо прозаический процесс намазывания тостов ягодным конфитюром превращался в настоящее священнодействие. Поверх футболки Мартин надел рубашку, но рукава закатал до локтей, позволяя любоваться выверенными по самым строгим скульптурным канонам кистями, запястьями и предплечьями. Но вместе с безупречной формой он позволял видеть и белые шрамы. Особенно заметны были два симметричных, охватывающих запястья. Корделия знала, что точно такие же у него на щиколотках. Она поспешно отвела взгляд. Нет, ей лучше лишний раз не смотреть. Она уже столько раз видела эти шрамы, видела и другие, более пугающие, но каждый раз чувствовала все ту же мучительную, испепеляющую ярость. Сначала на Гибульского, затем на безответственных родителей, потом на Бозгурда. Далее на очереди был основатель «DEX-company», этот гений миллиардер, фанатик прогресса, наследник Говарда Хьюза с его обсессивно-компульсивным расстройством. Там недалеко было до всех ученых, поддержавших этого фанатика. За ними шла армия Федерации, и в конце концов, в этой компании вражеских объектов оказывалась вся освоенная человечеством Галактика.



Ирен Адлер

Отредактировано: 27.11.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться