Завтра никогда не наступит

Размер шрифта: - +

Глава 7

Открыв глаза, поняла, что сегодня выходной, а значит придёт Король, чтобы забрать Мирославу. Алексей, скорее всего, уже уехал на работу и мне нужно будет лишь дождаться пацана, чтобы чинить машину, но одно обстоятельство, по имени Ульяна, нарушило все мои построенные планы. Если я думала, что она останется всего на одну ночь, то была просто наивной дурой, которая забыла, что связывается с ходячим Ураганом. Она совершенно не собиралась ничего рассказывать родителям и, кажется, решила прописаться в этом доме, что не могло напрягать мои и так натянутые до предела нервы.

Наверное, в любом возрасте где-то на подсознательном уровне любая девушка выбирает себе в пару какого-нибудь козла и мучается с ним до конца жизни. Но смотря на девушек и женщин начинаешь понимать, что нельзя так унижаться и пресмыкаться перед каким-нибудь идиотом, который привык, что его постоянно прощают. Если это происходит в пятнадцать лет — это нормально, у «парня» и у «девушки» ещё вакуум в голове, если в двадцать — значит опыт юности ничему так и не научил и, чтобы понять, нужно ещё раз прыгнуть с разбегу на свои грабли. Ну а если в тридцать и далее, то женщина потеряна для общества.

Когда-то и я убивалась и рыдала над тем, что происходило в мои восемнадцать лет, но я никогда не искала отца, брата или Алексея. Они сами уехали, а значит нужно было порыдать, обдумать всё и просто закрыть дверь, связанную с болью и отчаянием, и выкинуть ключ куда-нибудь подальше. Правда, что тогда, что сейчас я никак не могла знать, что эта дверь открывается и закрывается с двух сторон. Я свой ключ выбросила, а вот они свой использовали, чтобы вновь ворваться в мою жизнь.

Мой выходной начался давно, и вместо того, чтобы чинить машину я смотрю на Ураган, которая битый час сидит и рыдает над телефоном, который никак не хочет зажечься и сказать владелице, что ей звонит тот самый принц на белом коне, забывая, что принцы давно вымерли, оставив только коней в своих конюшнях.

— Хватит убиваться уже, тебе вообще нервничать нельзя, а ты сырость тут разводишь! Как ты к родителям в таком виде поедешь?! — не выдержав, практически рявкнула я на неё.

— А если я его люблю? — по её щекам в очередной раз потекли слёзы. — Что тогда делать? И не поеду я к родителям! Пусть моё положение лучше твоего, но они меня всё равно по головке не погладят.

— Господи, ты утверждала, что он тебе не нужен и что это нелюбовь, всего несколько дней назад! Да, какие дни, это было, когда я проснулась, — вот и она, женская логика в действии. Интересно, когда я начну её понимать? Двадцать четыре года, а никак не выходит. — Не поедешь? Тут ты жить точно не останешься! У тебя дом есть, в конце концов.

— И что? Подумаешь говорила. Это было целую вечность назад! — мои слова про дом она решила просто проигнорировать, что не могло не раздражать мои нервные клетки.

— Две, блин, вечности, — фраза произнеслась как-то сама собой. И моё сознание сразу приготовилось выслушивать ещё одну истерику Урагана.

— Да! Может и две вечности откуда мне знать?! Я влюбилась впервые! Это ты у нас постоянно кого-то находишь, — после этой фразы она вновь побежала наверх и хлопнула дверью в знак того, что я её опять не поняла или оскорбила. А проблема была в том, что оскорбила она меня, а не я её.

— Это моя комната, между прочим, — крикнула я ей вдогонку и уже намного тише добавила, — по крайней мере, до следующего лета.

Нужно было придумать, как рассказать родителям о беременности Ульяны. Они хорошие люди, которые показали мне, что значит настоящая семья. Пусть наше знакомство было не самым стандартным и законным, но я никогда бы не променяла то знакомство с папой на что-то другое. В пятнадцать лет бушуют гормоны, а если ещё и компания подходящая, то можно творить всё, что душе угодно. Тогда я ещё не понимала всего, просто хотела отомстить матери за отвратительное отношение к себе и отцу за то, что он не заступался за меня. Хоть я всегда была его папиной дочкой.

Папа с мамой всегда говорили Урагану, что сначала нужно выучиться, а потом уже заводить семью и детей. А она всегда всё делала назло всем. Даже, когда прошёл её подростковый кризис, она продолжала трепать всем нервы, чем в принципе и занимается по сей день.

— Я есть хочу, — услышала я детский голос за спиной.

«Не поверишь, я тоже» — пронеслось в моей голове. Я знала, что в холодильнике не было ничего съедобного, так как Урагану ночью приспичило заесть свою внезапно нахлынувшую депрессию. Никогда не понимала, почему, если плохо, то обязательно едят, ещё и ночью. Я могла заказать еду из ресторана, как это делает Алексей, но мне захотелось чего-нибудь приготовить, ведь Ульяна всё то время, что была дома, нудила, что хочет домашней еды, а не этой гадости из ресторанов.

— Можно я останусь с тётей Уаганом, а ты поедешь в магазин, а потом пигатовишь что-то? — спросил у меня ребёнок, строя невинный взгляд.

— Тебя Ураган прислала? — это было моей первой мыслью, ибо только она могла додуматься до такого «коварного» плана.

— Неть, — она стояла, почёсывая затылок, строя всё тот же взгляд.

— А мне вот кажется, что да. Тебе не говорили, что врать плохо? — я пыталась посмотреть на неё строгим взглядом, скрестив руки на груди, но у меня не вышло, ибо Мира так и стояла, только уже мотая головой. — А если я откажусь?



Дарья Лисицына

Отредактировано: 30.10.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться