Завтра я стану тобой

Размер шрифта: - +

Глава 15.2 Жертва

Слава Покровителям, задерживаться на работе не пришлось.

  После безумного понедельника с его форс-мажорами вторник выцвел, выгорел и превратился в голое пепелище. Часы приёма истлели быстро, а лист вызовов впервые за третий сезон оказался пуст. Занемогшие не толпились у дверей, карты были оформлены, никто не требовал сверхъестественного. Этот день должен был стать идеальным по всем каноном.

 И стал бы, если бы Элси не вздумалось прыгнуть в моё тело у всех на виду и всё испортить.

 Шири встретил меня настороженным взглядом и непривычной немногословностью. После долгого допроса он выдал, что я отправила конфликтную пациентку по известному адресу. Та капризно пропела, что будет жаловаться, и сразу завалилась к Стоун. Что случилось дальше, я уже знала. И понимала, что искупить этот позор будет сложно. Если не невозможно.

 Радовало одно. Если это и повторится вновь, то не на работе.

 У выхода из амбулатории меня настигла Зейдана. Схватила за локоть, развернула обратно, втащила в пустующий холл и посадила в кресло. Сама деловито присела рядом, подмяв увесистой грудью холщовую сумку с вышивкой. Её глаза цвета разбавленного чая мягко сияли.

- Госпожа Альтеррони, – выпалила Зейдана с ходу. – Не подумайте, что навязываюсь вам…

- Что-то произошло? – произнесла я без особой инициативы.

- Я слышала, – девушка замялась, – что случилось с вами.

- Что именно? – отскочил от зубов раздражённый возглас.

- Что вы решили уйти от мужа, – Зейдана густо покраснела. То, что она лезла не в своё дело, явно не доставляло ей удовольствия. Но раз она затеяла разговор, значит, видела в нём смысл. – И что вынуждены были поехать в гостиницу…

 В холле пахло свежим ветром и мятой. Мозаика витражей кидала на пол цветные блики. Просветительские плакаты на стенах тонули в объёмной кружевной тени. Идеальный день для разговоров по душам. И для любви. Вот только ни того, ни другого не хотелось.

 - И что вы, – добавила Зейдана, – очень расстроены из-за изменений в вашей жизни.

 По всей видимости, моё лицо не выражало особого восторга. Потому что, поймав мою гримасу, Зейдана покраснела ещё гуще и смущённо затараторила:

- Я просто хотела сказать, что могу помочь. Моя мать в Совете. Она может поспособствовать скорейшему получению социального жилья. Она не откажет, нужно просто ей всё объяснить и собрать кое-какие документы.

- Вот так просто возьмёт и поможет? – со скепсисом проговорила я.

- Моя мать трепетно относится к… – Зейдана закашлялась. – К жертвам мужского произвола.

- Но я не жертва…

 Голос задрожал, сорвался и захрипел. Буровато-багровые синяки беззастенчиво выглянули из-под рукавов, упрекая меня за ложь. Горящие в дневном свете пятна гематом походили на разорванные браслеты. Кого я обманываю? И – самое главное – зачем?

- Она сама была жертвой, – произнесла Зейдана, зачарованно уставившись на мои боевые травмы. – Она всё поймёт. Приходите к нам в дом сегодня, в четыре дня. Я встречу вас у калитки и отведу к ней.

 Удивление на границе с восторгом протравило каждую клеточку. Доползло до кончиков пальцев и заморозило тело в неестественной позе. Словно во сне я почувствовала, как Зейдана пихает кусочек бумаги с адресом в мою окаменевшую ладонь. Ярко-голубая юбка мелькнула в воздухе, подняв маленький ураган, звякнула камушками и растаяла. Лишь когда дверь захлопнулась, выпроводив Зейдану в теплые объятия третьего сезона, я рискнула развернуть послание.

 Повертела записку перед глазами, вглядываясь в буквы адреса. Словно они могли сказать мне больше, нежели сообщить о местоположении дома Бессамори. Стоит ли идти? Если Анацеа Бессамори начнёт расспросы с ковырянием ран, я не выдержу.

 Сжала пальцы. Бумага заскрипела в кулаке. Я пойду! Соберу волю в кулак и попытаюсь провернуть это дело. Попытка не пытка.

 Покровители не предоставляют шансов просто так.

 



Мария Бородина

Отредактировано: 15.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться