Завтра я стану тобой

Размер шрифта: - +

Глава 20.1 Звук его голоса

Когда прохлада окончательно проморозила кожу, а рассвет разбавил синеву ночи и прогнал звёзды, мы решили спуститься в гостиницу. Небо в окнах сделалось прозрачным, как озёрная вода. Новый день приходил на Девятый Холм, чтобы заставить людей подняться с постелей и влиться в привычную рутину.

- Довезёшь меня до городского архива после полудня? – спросила я, набравшись смелости, когда мы тащились по коридору к моему номеру.

- Здесь же рядом, – Линсен с удивлением взглянул на меня и притянул за талию. – Только сад Аэнос перейти, и ты – там.

- Треклятые Разрушители! – я звонко расхохоталась, и жар неловкости ошпарил щёки. – Я просто хотела побыть с тобой подольше.

- Тогда довезу, – он улыбнулся в ответ и коснулся губами моего виска. – Только вот в архиве с тобой побыть не смогу: разрешения нет.

- Я постараюсь это пережить, – выговорила я трагичным тоном.

 Линсен сдержанно хохотнул. А потом – развернул к себе и коснулся рта жадным поцелуем. С желанием распахнула губы навстречу и приникла к нему. Я не могла им напиться. Тело отзывалось волнами жара, опустошая и выжигая. Почтенные Покровители, только не дайте мне потерять рассудок!

 Когда Линсен оторвался от меня, я беспомощно повисла у него на плече.

- Поосторожнее, – пробормотала ему в ухо. – Покровители не могут затереть наши страницы начисто. Вы, господин Морино, всё ещё потерянный мужчина. А я – всё ещё замужняя женщина.

- Могут, – Линсен коснулся моих волос. – Исписанные листы вырываются в секунду, а бумага быстро становится пеплом. Главное, чтобы был огонь.

- Не всё так просто, – заметила я. – От вырванных листов в переплёте остаются корешки. И их не вытащишь, покуда не расшнуруешь всю книгу.

 Он бережно взял моё лицо в ладони, пропуская своё тепло сквозь кожу. Долго и пристально смотрел в глаза, сминая и вознося. Поцеловал в уголок губ и неожиданно отпустил, словно не желая выставлять напоказ эмоции. А мне так хотелось раствориться в нём.

- В одном ты права, – настороженно пробормотал Линсен. – В этих коридорах пахнет чужаком.

- Хорошо хоть не дохлыми мышами, – я прикрыла рот, пытаясь разбавить опасную атмосферу притяжения.

- О, и ты эту историю слышала? – удивился Линсен. – Про, якобы, проклятье?

- Жрица Василенко рассказала, едва узнала, – пояснила я. – Разве это не была месть Лазовски?

- Люди предпочитают верить тому, чего не видят, нежели жить с открытыми глазами, – Линсен махнул рукой. – Обслуга просто удачно потравила крыс. Да так, что вместе с ними сдох добрый десяток дворовых кошек. После того, как отец самолично вычистил погреб, смрад ушёл.

 Объяснение казалось простым и разумным. Линсену верилось куда больше, чем Гэйхэ Василенко.

 Тишину коридора неожиданно разбавили шаги. Тяжёлая, но уверенная поступь. Звук утопал в ворсе ковровых дорожек, видоизменяясь и искажаясь.

- Говорил же – чужаки, – шепнул Линсен, отстраняясь от меня. – Не выдавай нас.

- Ага, – я улыбнулась.

 Не думала, что так сложно будет выполнить это простейшее поручение! Эмоции прорывались наружу словами, дыханием, жестами. Распирали грудь так, что я давилась воздухом и то и дело кашляла. Впрочем, и Линсена выдавал насмешливый, искрящийся взгляд. Его глаза выражали чувства куда явственнее, чем он сам.

 Коридор изогнулся крючком, и мы вышли в широкий холл. Идти осталось недолго: мой номер находился в десятке метров от развилки. Крупная фигура двигалась навстречу нам со стороны лестницы. Судя по амуниции, незнакомец оказался дозорным.

- Здесь расположены более дорогие номера, – начал Линсен серьёзным тоном, и меня едва не пробило на хохот. – На одну, две, три и четыре персоны. Есть помещения для особых гостей, с удобствами прямо в номере. Вы можете арендовать недорогой номер в конце коридора, но там имеются некоторые минусы…

 Слова Линсена потерялись в громком стуке моего пульса. То, что происходило вокруг, не просто настораживало, а пугало. Дозорный, что шёл навстречу, был мне знаком. Третий раз за последние дни я встречалась с ним, и третий раз мороз шёл по коже от его бесцветного взгляда. Но что он забыл в гостинице, ранним утром?

 - Кто это? – спросила полушёпотом, но ответа так и не дождалась.

 Впрочем, Линсен не выглядел ни удивлённым, ни напуганным. Более того: когда мы поравнялись с мужчиной, пожал его руку. Эти двое улыбались друг другу, как старые знакомые!

 Треклятые Разрушители! По какому праву он явился в место, где я укрылась? Что происходит?!

 Удивление и негодование нарастали. Неудержимо смеяться уже не получалось. Дрожь пробежала по телу, как разряд молнии. Вспомнилась навязчивость Линсена, которую я почти списала на мимолётную увлечённость мною. Теперь в голове рождались совсем другие выводы, верить которым не хотелось. Выходило, что меня преследуют двое. И что эти двое связаны.



Мария Бородина

Отредактировано: 15.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться