Завтра я стану тобой

Размер шрифта: - +

Глава 24.2 Шрамы

Ужин лёг в желудок тяжёлым грузом. Усталость забрала последние резервы и вывернула наизнанку. В голове и сердце цвёл хаос. Всё, чего я желала, вернувшись в номер – упасть в постель и заснуть. А ещё лучше – тихонько и безболезненно уйти к Покровителям. Чтобы оставить позади своё запутанное настоящее, туманное будущее и вопросы, на которые не находится ответов. Чтобы навсегда проститься с разъедающими воспоминаниями, которые воскресли волей случая. Чтобы…

 Какой бред. Смерть ничего не решит, но разрушит. Боль и воспоминания проросли меня настолько, что будут преследовать даже в могиле.

 На тёмном небе за окном всходила луна. Деревья, припорошенные ночным серебром, качались, как в танце. Мир за стеклом казался нереальным, нарисованным, выдернутым из чужой больной фантазии. Всё, что творилось в мыслях – тоже. Сидя в кресле у стола, я наливала себе воду и осушала стакан за стаканом. Словно вода могла просвежить разум, вернуть мыслям ясность и отмыть мир от бесконечной ночи.

 Скрип двери не удивил меня, но заставил вздрогнуть. Чужие шаги зашуршали за спиной. Я почти привыкла к присутствию посторонних на своей временной территории. Горничные часто входили без стука.

- Сирилла, – раздался голос, который я уж точно не ожидала услышать. – Не ждала?

- Линсен?! – с сомнением посмотрела через плечо.

 Сердце перехватило. Я дёрнулась, едва не опрокинув стакан, и тут же мысленно прокляла себя за это. Даже слабоумный догадался бы, что за петух меня клюнул.

 Но в дверях стоял совсем не тот Линсен, которого я знала. Не тот видный мужчина, что спас меня и привёз сюда. Этот Линсен был сутул, понур и уныл. Слабый огонёк свечи в его руке вздрагивал и кренился. Я не знала, почему он так напуган, но была уверена: он не притворялся. Я видела истинное лицо Линсена Морино. То, что скрывалось за миллионом смелых масок.

 Щёлкнула щеколда. Теперь мы были отрезаны от мира.

- Я могу присесть? – отчеканил Линсен, и уголок его губ знакомо дёрнулся.

- Здесь всё твоё, – сказала я. – Можешь не спрашивать.

 Линсен затушил свечу и по-хозяйски придвинул кресло к столу. Уселся напротив меня и сложил руки в замок. Кончики его пальцев мелко дрожали, выдавая страх. На лбу, под сетью волос, то и дело проступала испарина.

- Сирилла, нам надо поговорить. Очень серьёзно.

- Нам действительно пора объясниться, – согласилась я, ощущая, как его тревога передаётся мне. – Учитывая произошедшие события и наши разногласия, прошу сказать мне, сколько я должна отдать за проживание.

- Не усугубляй ситуацию, – отрезал Линсен. – Я просто хочу поговорить по-человечески. Без лишних эмоций. И начистоту.

- Я тоже этого хочу, – призналась я. – Но всё же, сидеть на шее у чужого челове…

- Обещай, Сирилла, что будешь честна, – перебил Линсен, зажмурившись, как от яркого света.

- И ты тоже, – перехватила я. – Баш на баш.

- Обещаю, – отчеканил Линсен, не задумываясь.

 Между нами дрожали свечные огни. Лицо Линсена плыло в ареоле прозрачного дыма. Пахло тревогой, сухим бессмертником и накалённым воском. И тайнами, которые должны были остаться между нами.

- Скажи честно, – произнёс Линсен, осторожно подбирая слова. – Тебя подослали ко мне?

- Что за ерунда! – выпалила я. Напряглась и сжалась, опасаясь, что он снова начнёт кричать. – Это тебя подослали!

 Линсен усмехнулся: криво и устало. Зрачки его поймали трио свеч, а затем снова вобрали мрак.

- А вот это уже интересно. С чего бы? – спросил он, откидываясь на спинку кресла.

- Это ты начал меня преследовать, – пояснила я, стараясь на него не смотреть. – Ты неведомым образом оказался у моего дома и стал неожиданно любезен. Это ты настаивал на переезде в гостиницу. Ты втирался ко мне в доверие, заботился, как о родной, и обхаживал, словно жених.

- Знаешь такое слово: вежливость? Благодарность?

- Линсен, мне давно уже не восемнадцать, и я прекрасно понимаю, что мужчины не делают такие вещи просто так! – возмутилась я. – Особенно, когда имеют дело с совершенно незнакомой женщиной.

- Ты знаешь, в чём была причина, – отрезал Линсен. Сквозь завесу трепещущего пламени я видела, как сжались его губы. Жёлтые глаза, затуманенные усталостью, остановились в одной точке. – И знаешь, что сейчас причина иная. Добилась, всё-таки, своего. Задание выполнено.

- Объясни, о чём ты вообще? – я раздражённо всплеснула руками. – Что бы ты ни надумал, я всего лишь жрица! Да, я приняла твою помощь, но лишь потому, что мне не за что было держаться!

- Быть не может, что ты не при делах! Откуда ты тогда знаешь мою тайну? – спросил Линсен начистоту. – Ты ясно дала мне это понять в амбулатории. И потом, прямо здесь, когда пыталась стянуть с меня рубашку. Я вижу только один вариант. Нас столкнули, чтобы включить шантаж и свести меня с ума. Потому я и не мог выпустить тебя из поля зрения. А теперь боюсь, что ты свяжешь меня.



Мария Бородина

Отредактировано: 15.04.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться