Здесь могут водиться фейри

Размер шрифта: - +

Глава 1

Когда сумерки, предвестники ночи, сплелись вокруг города, смазав цвета и перекрасив Зеленый замок в серый, Риннон с ребенком покинули круглую спальню. Тяжелая дверь отрезала приглушенные рыдания матери…

Айне тихонько посапывала в перевязи на груди. Она словно чувствовала грозящую опасность и вела себя тихо.

Лишь убедившись в отсутствии посторонних звуков, филида начала долгий и опасный спуск. Древняя кладка с прожорливостью огра поглощала каждый шаг, каждый шорох. И от этого идти становилось немного легче.

Каменная лестница без пролетов вилась и змеей уползала вниз. Ее хвост терялся где-то там, в темноте. Одно неверное движение – и даже друиды не смогут собрать косточки и вернуть в них жизнь. И света так мало – собственных ног не разглядеть. Северная башня Зеленого замка была самой высокой из пяти. И самой неприступной...

Последняя ступень была успешно преодолена под финальную фразу молитвы – богини-Матери ни на миг не ослабили своего благоволения.

Теперь следовало выбраться из города. Женщина не боялась долгого пути к Горам, будучи в свои сорок с лишним лет по-прежнему сильной – долгие годы физического труда и волевых решений закалили тело и дух. Потому ее не сильно беспокоили ни немалый вес внучки, ни короб с провизией. Но физическая и духовная крепость вряд ли помогут выбраться из города, сохранив тайну дочери. Тут нужна удача.

Зеленый замок остался позади. Риннон чуть подтянула перевязь, вдохнула поглубже морозный воздух и направилась к городским вратам. Снег, подтаявший во время оттепели, теперь оброс плотной коркой, что с зычным хрустом крошилась под ногами. Но длинный зеленый плащ исправно отпугивая любопытство редких встречных – никто из обычных смертных не решался совать нос в дела бардов, филид и друидов.

Лишь бы Айне не проснулась…

Но теплое тельце, крепко привязанное к груди, не шевелилось – и Риннон, настороженно прислушиваясь, спешила дальше.

 Наконец, под гулкий трепет сердца вырисовалась последняя преграда – высокие врата. Могучие, сбитые из исполинских стволов, они не обратили бы внимания на натиск целого войска, что им волнения  какой-то филиды, пусть даже читающей знаки богов…

Риннон расправила плечи и начала преодоление последних, но, возможно, самых трудных шагов.

Один…

Молчание… И кроха спит…

Два, три…

Еще немного…

Четыре, пять, шесть…

Айне!.. Вроде шевельнулась. Неужто просыпается? Ох, только не это. Скорее. Скорее!

Семь, восемь, девять, десять…

Дрожащей рукой Риннон обхватила веревку, затрясла. На настойчивый призыв колокольчика явился позевывающий привратник. Его вполне удовлетворило озвученное желание филиды стать отшельницей. Он отворил калитку, спеша вернуться в чудесный мир сновидений. Стражи и вовсе не показались. И это на пороге битвы с алыми, а также вероятной войны с диаронгами. В другой раз мать будущей королевы непременно посодействовала, чтобы безалаберные дозорные понесли заслуженное наказание. Но сейчас она ограничилась укором и вздохом облегчения.

Выбралась!

– Что нужно юной деве на пороге ночи за пределами родных стен, если только она не лазутчица диаронгов? – раздался позади звучный голос. Риннон без труда узнала его хозяина. Аю-Верх, главный друид зеленых. Лучше бы она повстречала сотню воинов, чем его одного.

Только бы малышка не проснулась…

Филида медленно с величием развернулась, приспустила капюшон, позволяя жрецу понять, кто перед ним.

– Ах, госпожа Риннон, мать будущей королевы благословенного племени велгов, – с наигранным почтением верховный друид чуть склонил чернявую голову с десятком седых ниток.

– Мудрейший Аю-Верх, – в ответ поклонилась Риннон, ощущая дикую пульсацию в висках.

– Долгие лета, не признал со спины.

Риннон молча ждала.

– Я помогу? По всему видать, ноша тяжела.

– Это ни к чему, – она сделала шаг назад. Резко, слишком резко! Кряжистая пятерня ухватила воздух, едва не коснувшись Айне, спрятанной под плащом. Хитрые глаза друида настороженно сощурились, крючковатый нос шумно втянул воздух. – Я должна сама.

Только бы малышка не проснулась. Как громко она дышит…

– Мать будущей королевы, мать вождя серых, верховная королева в недавнем прошлом и сама?

– А еще филида-оллам, – напомнила Риннон, с вызовом вглядевшись в острое лицо друида.

– Конечно… я помню.

– Филида-оллам, которая решила принести богам жертву во славу велгов.

– Стать аскетом? – густые черные брови поползли на лоб.

– Именно.

– Сейчас? Когда, велги на пороге войны с диаронгами? Когда каждый разумный совет может склонить чашу победы на нашу сторону? Тем более, исходящий от мудрейшей из женщин, разумнейшей из правителей.

– Именно сейчас, когда каждое разумное действие, чистая молитва способны склонить чашу победы на нашу сторону. Тем более, мои.

– Что ж… – друид ощупывал взглядом каждый дюйм зеленого плаща, словно пытался сквозь плотное плетение рассмотреть, что прячет филида.

Айне шевельнулась – Риннон бросило в пот, сердце застучало так громко, что, казалось, даже Аю-Верх его слышит.

Лишь бы не проснулась…

– Вряд ли боги примут себе в обиду, если друид напутствует младшую по рангу и поможет донести женщине тяжелую ношу до кельи, – Аю-Верх вздернул подбородок, отчего его жидкая бороденка показалась еще куцее.

– Вряд ли, – согласилась Риннон и снова отступила, не позволив суховатой руке-ветке коснуться плаща, – но они наверняка посчитают нарушением клятвы вмешательство кого бы то ни было, учитывая, что та дана «…наедине с богами от порога Зеленого замка…».



Катя Зазовка

Отредактировано: 24.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться