Здесь Не Могут Водиться Драконы.

Размер шрифта: - +

ГЛАВА 1-2 "ПТИЦА ПЕЧАЛИ, ПТИЦА РАДОСТИ"

Что именно тебе рассказать?

- Да всё!

- Успокойся, сейчас в город вернемся и все расскажем.

Они вернулись в город. Шли молча.

Гармов пошел к себе. Сестры вернулись в дом деда, пообещав заглянуть через пару часов и всё-всё объяснить.

Спал Вадим беспокойно, тревожно. Перед сном он проверил все окна и двери, плотно задернул шторы. Спать лег одетым.

Снился ему опять странный сон.

Как будто стоит он на опушке дремучего леса и видит домик Бабы Яги. Окон нет, да и дверь тоже отсутствует. И вот из проема вдруг шасть серая тень. Вадим за ней. А это волк, но не серый как в сказках принято, а черный.

И вот сидит черный волк и на Вадима укоризненно так смотрит. И говорит:

- И зачем ты мой покой нарушил? Я же не звал тебя сюда! Я велел тебе дом сторожить, за садом ухаживать. А ты всё бросил! - и укоризненно так башкой кивает.

Вадиму становится страшно. Пытается он достать свой пистолет, а его и нет! И вот стоит он, не шевелится, вздох боится сделать. И тут на плечи садятся ему две птички-невелички: одна - черная, вторая – белая. И черная птичка ему говорит:

- Не бойся, Вадим. Он тебя не тронет. Да и мы тебе всегда поможем. Но только здесь. Как только город наш покинешь – оберегать мы тебя не сможем. Нет нам дальше пути-дороги.

А белая птичка просит волка:

- Прости нас! Это мы виноваты! Не углядели за ним! Не поговорили, не рассказали. Дай нам время.

- Хорошо, - отвечает волк,  - Даю вам время до вечера. А потом буду ждать вас всех четверых, - разворачивается и опять прячется в избушку.

И чувствует Гармов, что давит что-то на грудь ему, дышать больно. Просыпается он, а на груди его сидит голенький младенец и смотрит на него.

- Как ты попал сюда?! – он хватает младенца и переносит его в кресло. А ребенок ему и говорит:

- Я – домовой. Семьдесят годков я дяде твоему служил исправно, о доме и саде заботился, о бедах-несчастьях предупреждал. Вот и вышло мне прощение небесное. Могу и я теперь уйти. Прощай, новый хозяин дома,  - говорит он и растворяется  в воздухе.

«Всё, домой, домой, к нормальным людям: к операм, следакам, бандитам обычным! Хватит, отдохнул, родину проведал». И начинает вещи упаковывать.

И вдруг дверь спальни открывается…..

Вадим озирается в поисках хоть какого-нибудь оружия.

На пороге стоят Алла и Ирина.

- Вы как попали в дом?!

- Через дверь. Она была открыта.

- Я сам закрыл всё и проверил. Ни один человек не смог бы пройти.

- Ну, так это люди не смогли бы, а мы вполне…

- Да кто же вы такие?! – он был готов кинуться в бой. И умереть.

- Мое истинное имя,  - говорит Алла, – Алконост, а сестру мою зовут Сирин. Я, Алконост – птица радости, а Сирин – птица печали.

 -А дед ваш кто? – почему то, это ничуть его не удивило.

- А дед наш – ведьмак.

 

- Пойдем к нам, Вадим, - говорит Алконост, - дед тебе расскажет.

Пошли они в соседний дом.

На первом этаже бревенчатого дома уже был накрыт богатый стол с домашними разносолами. Пахло чем-то домашним, уютным: сдобой, корицей, ванилью, присутствовали и вовсе незнакомые, но приятные запахи.

Гармов был усажен за стол. Дед Святослав разливал чай, девушки подсовывали Вадиму булки и пироги, придвигали варенья. Мужчина ел, пил, ни о чем пока не спрашивал. В голове крутились отрывки из сказок. К месту он вспомнил, что перед тем как съесть доброго молодца, Баба Яга его поила-кормила, в баньке парила. Ну вот, он в озере искупался? Искупался. Сейчас его откармливают? Откармливают. На перинке он поспал-понежился? Ну, почти да. «Так что жди, Вадик, смерти лютой и безвременной» - подумал он.

 - Ты вот про нас думаешь, что мы  - секта какая, да? Странные и ненормальные. А историю своего рода ты и не знаешь.

Тут старик вздохнул. Отодвинул посуду. Девушки все поняли и стали прибирать со стола.

- Народ наш изначально проживал далеко отсюда. Нынешняя Германия будет. И вот стали нас заставлять отречься от своих богов, идолов наших разбивали, старейшин живьем сжигали, имена заставляли менять, силе природной нашей завидовали. Поначалу пытались мы с ними воевать. Но нас мало – племя всего одно.

И стал он рассказывать про исход народа в далекие и холодные земли. Шли долго. По дороге, конечно, воевали. Часть людей не выдержала дальнего перехода и осталась. Многие умерли. Но вот дошли они до дремучих лесов. Нашли место с трех сторон непроходимое. И решили остаться. Вот так и родился город Арконск, названный в честь древней столицы лютичей.

- Ну, что, мил человек. Уж вечер. Пора нам, - сказал старик и встал.



Макс С. Кеназ

Отредактировано: 12.05.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться