Здесь вам не магическая академия!

Размер шрифта: - +

Глава 7

Глава 7

 

А когда я зашла в кабинет Матвея Ильича, то решила, что ошиблась адресом. Ибо помещение изменилось до неузнаваемости. Вся мебель исчезла. Только красный матрас лежал на полу. Со стен были содраны обои в цветочек, и теперь вместо них была алая краска. Ну и в дополнение, то тут, то там торчали гвозди, шурупы, крепления, перекладины…

Короче, если бы не сам хозяин кабинета, который находился тут же, я бы точно решила, что он переехал в другую аудиторию.

-Ира. – сказал господин учитель.

-Добрый вечер. Я не вовремя?

Мужчина, который держал в руках синюю изоленту, слегка замялся, но ответил:

-Проходи.

Я зашла и закрыла дверь. Подозрительно громко щелкнул замок. Странно, вроде раньше дверь на шпингалет закрывалась…

-Ремонт делаете? - спросила я.

-Н-нет. Не совсем. Мона Львовна решила сделать тут … небольшую перестановку. Вот, попросила помочь.

-Я хотела поговорить с вами о… - начала я, шагая к нему.

В этот момент выяснилось, что какой-то идиот накидал на пол огромные мотки тонкого кабеля и прочной веревки (зачем, интересно?). Короче, споткнулась я обо все это великолепие и чуть не грохнулась прямо к ногам своего преподавателя. К счастью, у него была хорошая реакция (несколько лет преподавать у начальных курсов, еще бы!), и он меня поймал, не дав упасть.

И тут меня словно током ударило…

Нет, не так.

Меня, блин, током ударило!

-Ау! Током бьетесь!

-Извини. – отстранился Матвей Ильич. – Статическое электричество.

Он провел ладонью по волосам. Я тоже убрала прядку волос, которая выбилась из прически.

-Так вот, – вспомнила я о цели своего визита, – я пришла с вами поговорить. Витя мне все рассказал.

И тут я заметила в его глазах опасный блеск.

Я быстро обернулась, и увидела, что за моей спиной вовсю искрится розетка!

-Розетка!

Господин учитель мгновенно нарисовал  в воздухе руну, и очаг опасности был локализирован и устранен:

-Да. Не зря Мона решила менять проводку, она никуда не годится… - вздохнул он и снова посмотрел на меня: – Значит, Витя все рассказал? Жаль. Я надеялся, он не будет этого делать.

И преподаватель поджал губы.

Я вежливо проговорила:

-Какое совпадение. Я тоже на это надеялась.

Он взъерошил волосы пятерней:

-Значит, ты все знаешь.

Я убрала за ухо выбившуюся прядку:

-Ну… Типа того.

«О чем это он?».

Взгляд учителя затуманился.

Я сразу почуяла неладное и снова обернулась.

Черт, проклятая розетка дымила, как паровоз!

Матвей Ильич в очередной раз воспользовался перстнем и свернул последствия халатной работы завхоза. Хотя, нет. Нет у нас никакого завхоза.

Я вернулась к теме разговора:

-Так к чему это все?

Он смутился и снова провел ладонью по волосам:

-Я хотел держать свои намерения в секрете, но раз так вышло… Хочешь кофе?

И он протянул мне высокий бумажный стакан с трубочкой, который стоял на выступе.

-Эээ… Нет, спасибо. Кстати, это шоколад.

-Да? Ну, ладно… - он поставил его на место.

-Каких намерений? – уточнила я.

-Относительно тебя. – ответил он и поджал губы.

А я почувствовала, как у меня перехватило дыхание…

И сказала:

-Это краска так воняет?

-Да, вот, стены покрасили. Она очень быстро сохнет, но запах сильный.

-Так что вы говорили про намерения?

Он замялся и опять поджал губы. Потом провел ладонью по волосам:

-Это… Наверное… Считается аморально.

Я с интересом на него посмотрела. Потом, на алые стены, матрас, крепежи, веревки, кабель…

-Да? А вы … привыкли, чтобы вам подчинялись… То есть, чтобы вас слушались?

-Нет. Я же преподаватель. Меня никто не слушает. А что? – он снова взъерошил волосы.

«Блин, у тебя что, вши?!».

Вслух я сказала:

-У вас все в порядке? С волосами?

Кажется, он обрадовался вопросу:

-О, ты знаешь, кажется, на меня просыпалась штукатурка. Но я не уверен. Вот, никак не могу понять…

-Дайте, посмотрю. Только присядьте.

Так как из кабинета вынесли мебель, то ему пришлось опуститься на пол. Я провела ладонью по его волосам.

И по моим рукам пробежала искра…

-Ау! Да что ж вы такой наэлектризованный! Нет. Нет тут штукатурки.

Он встал, а я сердито убрала локон за ухо. Тогда и Матвей Ильич решил сказать:

-Ира… У тебя резинка порвалась. Ну, которой ты хвост делаешь.

Я коснулась своей прически и поняла:

-А! То-то я его убираю, а он обратно! Ну, ладно. Так, мы говорили о вас. Значит, вам приятно … навязывать свою волю другим?

-Ира… – жалобно сказал он. – Ведь есть учебный план…

И снова поджал губы.

Я не выдержала:

-Извините, а зачем вы все время это делаете? Губы поджимаете.

-О! Извини. Я молотком по пальцу попал и губу прикусил.

Тут до меня дошло, что он не поджимает губы, а присасывается к своей ранке. То-то я и думаю, чего он все время недовольный?

-Ну, хорошо. Так, значит, это доставляет вам удовольствие? – я обвела рукой комнату вокруг.

-Ну, не то, чтобы прямо удовольствие… – осторожно ответил он. – Но я умею это делать. А что?

Я почувствовала, как у меня перехватило дыхание:

-И как же вы … терпите эту чертову краску? Дышать же невозможно!

-Я почти закончил. – встрепенулся он. – Сейчас, только закреплю тут.



Ольга Гуцева

Отредактировано: 24.07.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: