Здравствуй, дедушка Мороз!

Размер шрифта: - +

Здравствуй, дедушка Мороз!

 

Дед Мороз поскользнулся на мокром горбатом льду и сел в лужу. Мешок с подарками отлетел в одну сторону, шапка в другую. Борода съехала на бок, стыдливо обнажив юношеский подбородок. Вокруг моментально организовалась группка зевак: еще бы, спешите видеть, дедушка Мороз в луже! Но помочь никто не торопился.

Я подошла и протянула деду руку. Сапоги скользили, и подняться он смог далеко не сразу.

 - С наступающим! – глупо сказала я, не зная, что бы еще сказать.

- И вас также, - приветливо откликнулся дед, отряхивая потемневшую от воды голубую шубу.

- А… где Снегурочка ваша?

- Снегурочка? – вздохнув глубоко, переспросил дед. – Похмельем мается. Слабовата оказалась. Не знаю, что и делать. Где же 31 декабря новую найдешь. А на сегодня девять заказов. – Он бросил на меня оценивающий взгляд. – Может быть… вы?

- Я?!

А почему, собственно говоря, и нет? Хоть отвлекусь от мрачной действительности. За четыре дня до Нового года начальник пытался забраться мне под юбку, получил локтем в нос и немедленно меня уволил. За три дня до Нового года молодой человек, которого я уже мысленно именовала женихом, ушел от меня к моей же лучшей и единственной подруге – банально до оскомины. За два дня до Нового года я обнаружила, что денежные ресурсы на критической отметке. Вот так и вышло, что в полдень 31 декабря я пребывала в самом отвратительном настроении и на лучшее даже не надеялась. И, тем не менее, решила хотя бы попытаться создать настроение новогоднее. Подобрать рядом с елочным базаром ветку, а если не повезет – украсить гирляндой кактус. Купить на скудные остатки финансов хоть какой-нибудь праздничной снеди. Разыскать в недрах шкафа вечернее платье и туфли на шпильке. В полночь чокнуться шампанским со своим отражением в зеркале, запалить бенгальский огонь, прожечь дыру на колготках, заплакать и лечь спать… Нет уж, лучше в Снегурочки.

- А… костюм? – уже соглашаясь, закапризничала я.

- В мешке, - заговорщицки подмигнул дед.

В ближайшем парадном я натянула помятое атласное пальтецо с белой опушкой и шапочку с пришпиленной белокурой косой. Мою куртку дед затолкал себе в мешок. Я представилась, он на секунду задумался и отрекомендовался Лешей, студентом института культуры.

- Смотри, наливать будут, так ты только делай вид, что пьешь, - инструктировал он меня. – А то девять рюмок – это не фиг собачий.

Адреса были друг от друга далековато, передвигались мы на своих двоих или на трамвае, поэтому закончили только около шести вечера. Дежурное «Смотри, кто к нам пришел», ребенок, читающий стишок и докладывающий, что он был хорошим мальчиком (девочкой), вручение подарка из мешка и непременный подносик с рюмочками и закуской. Дед Леша лихо опрокидывал рюмочки, но абсолютно не пьянел, а я, хотя и пыталась только по чуть-чуть отпивать, все равно прилично захмелела. И даже начала подумывать о том, что дед, возможно, симпатичный, и, может быть…

«Может быть» не получилось. Когда мы вышли из парадного, вручив последний подарок, Леша протянул мне несколько купюр.

- Спасибо, Светик, - сказал он, запихивая в пустой мешок Снегурочкину шубу. – Ну, мне пора. К своей бабе Морозихе. С Новым годом!

Я представила себе пустую квартиру с наряженным кактусом, и слезы брызнули из глаз, как у клоуна.

- Ну-ка постой! – нахмурился Леша. – Так не пойдет. Вот, держи, это тебя немного порадует.

Достав что-то из кармана шубы, он вложил мне в руку и быстро пошел прочь. Не успела я и глазом моргнуть, а его уже не было. Я посмотрела на то, что лежало у меня на ладони, и позорно заревела в голос. Это был «киндерсюрприз». Мне безумно захотелось зашвырнуть его в ближайшую лужу, но что-то удержало. Положив яйцо в карман, я зашла в ближайший супермаркет и потратила все заработанные деньги. Купила шампанского, палку копченой колбасы, салатов, торт и даже ананас. Если уж все так плохо, хоть наемся. А там… там будет видно.

Ближе к двенадцати я сидела за столом перед телевизором и пила шампанское. В вечернем платье. На тумбочке стоял обвитый гирляндой кактус, а под ним лежал «киндерсюрприз» - вроде как елка с подарком. На старые дрожжи меня быстро развезло и потянуло на лирические песни. И в тот самый момент, когда я перешла от «Ой, то не вечер» к «Огней так много золотых», все и произошло.

«Киндерсюрприз» зашевелился, раздался тихий треск, и шоколад вместе с фольгой развалился на кусочки. В обломках сидело и дрожало крошечное зеленое существо, похожее на ящерицу.

«Финиш!» - успела подумать я и аккуратно припарковала физиономию в остатки оливье.

Когда я очнулась и высморкала горошины, ящерица уже выбралась из шоколадных обломков. Она сидела на тумбочке, задрав головенку, и внимательно разглядывала кактус. Я поморгала, пощипала себя за руку и даже стукнула по лбу – не помогло. Привлеченная звуками, ящерица повернулась в мою сторону. Она была похожа на симпатичного геккона, только совсем маленького. А еще - на те жалобные страхолюдные игрушки, которые я так любила в детстве.

Промелькнула мысль о белой горячке и реактивном психозе, но почему-то не задержалась. Это ведь Новый год, чего только не случится. И потом, может быть, я просто сплю? Зачем же тогда портить такой хороший сон, пытаясь проснуться?  



Татьяна Рябинина

Отредактировано: 11.12.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться