Здравствуй, Игнатов!

Здравствуй, Игнатов!

Он отметил пару чисел на чертеже. С кухни доносился монотонный голос телевизора и обычные кухонные звуки. Жена готовила обед, и Игнатов слышал, как она попутно успевает наставить детей на путь истинный.

Он улыбнулся про себя. Потом иные мысли завладели им, и в окно мужчина посмотрел с выражением тоски. Октябрь за окном наводил еще большее уныние. Игнатов подумал, что устал и что неплохо бы бросить все бумаги, рвануть куда-нибудь за город. Последовала и другая мысль - о недостроенной даче брата. Игнатов обещал помочь, но так редко удавалось вырваться. Теперь же все выходные были заняты срочным заказом, о котором сейчас он думал с глубокой тоской и отвращением. Даже приличные деньги не сделали привлекательными эти бумажки, что лежали на столе. Игнатов попытался сосредоточиться на цифрах, но мысль его, подвластная иным законам, опять метнулась не в ту сторону.

Снова он подумал о чем-то дальнем. О том, как мечтал в юности путешествовать, покорять горные вершины и бурные реки. Готовность к необычным приключениям и полету в те годы бурлила в Игнатове. Потом незаметно все покрывалось пылью. Все реже он порывался куда-то, все чаще находил для себя аргументы не поддаваться своим желаниям. С каждым годом причин становилось все больше - жена, работа, двое детей. Игнатов всем был нужен, от него зависели люди, каждый от него что-то ждал, и необходимо было соответствовать этим ожиданиям. Обычные житейские радости заменили кипение крови. Игнатов подумал, что, наверное, это и называют в народе понятием «остепениться». Только сны не отпускали его. В них он всегда куда-то шел, видел необыкновенные по ландшафту и краскам места, испытывая непередаваемое ощущение полноты жизни и счастья….

Игнатов опять попытался вернуться к работе. Новые цифры появились на чертеже. Дети пробежали мимо двери в свою комнату. Жена продолжала возиться на кухне.

Настойчивый звонок в дверь ворвался в квартиру. Игнатов выронил карандаш, и на секунду ему показалось, что с сердцем его что-то случилось, словно его долго сжимали, а потом резко отпустили и теперь оно летит ко всем чертям вниз. 

- Открой! У меня руки…

Жена что-то еще кричала с кухни, но Игнатов не стал даже вслушиваться, а просто поднялся и пошел открывать. В последний момент нечто опять предостерегающе ухнуло в груди.

- Ну, здравствуй, Игнатов!

Голос старика, стоявшего на лестничной клетке, оказался не по возрасту звонким.

- Здравствуйте, - не слишком дружелюбно ответил Игнатов, мучительно соображая, кем может быть незваный гость. Он даже вышел на площадку, загородив дверь собственным телом. Этот инстинктивный маневр не укрылся от старика.

- Не бойся меня. Я пришел с миром и по очень важному делу.

- Кто вы?

- О-о! Это слишком много надо говорить. Сейчас нет времени. Не позднее чем через три дня ты должен пойти со мной.

Игнатов сглотнул, во рту внезапно пересохло. Встретившись взглядом с гостем, он вынужден был отбросить первую же мысль о сумасшествии собеседника. Глаза старика были ясными. Это заставило Игнатова растеряться.

- Верно, вы ошибаетесь, - наконец выдавил он из себя.

Старик нахмурился. Неторопливо достал из холщевой котомки, брошенной через плечо, книгу. Прошуршал по желтым истрепанным страницам.

- Никакой ошибки нет. Игнатов Сергей Павлович, энного года рождения. Теперь проживает по адресу…

Теперь уж Игнатов совсем растерялся. Он чувствовал, как нечто врывается в его размеренную жизнь. Причем совершенно неожиданно и без его согласия. Это ему не нравилось, более того, пугало.

- Ну и зачем я вам? Да и кто вы?

- Очень важно, чтобы ты пошел со мной. Сейчас или не позднее трех дней. Мир, откуда я пришел, нуждается в тебе.

«Нет, все-таки сумасшедший», - обнадёжено подумал Игнатов. - «Сейчас их выпускают просто так».

Такой вывод позволял ему спокойно спустить старика с лестницы и закрыться в квартире, вернувшись к обычным делам. Работа уже не казалась такой тоскливой.

- Ты думаешь, что за безумный старик надоедает тебе?

Игнатов от неожиданности вжался в дверь. А гость продолжил.

- Я не безумен. Точнее, безумен не более чем ты. Я знаю твои сны. Не правда ли, мир там иной и так прекрасен? И сейчас он нуждается в тебе. Река у скалы, поле с багряной травой. Помнишь? Ты нужен там. Пойдем же…

Игнатов осознал, что уже минуту стоит с полураскрытым ртом, и поспешно исправил положение. Все, о чём говорил старик, он действительно видел во сне. Сердце защемило от тоски, одновременно устремившись далеко-далеко. Сердце его давно жило там. А мозг соображал, как отделаться от навязчивого гостя, странного и опасного.

- А что если я соглашусь?

Искренняя радость осветила лицо старика.

- Мы пойдем в мой мир, и ты поможешь в великой беде. Ты сможешь спасти свет того мира.

- Вы понимаете, надеюсь, что невозможно вот так просто сорваться с места.

Игнатов осторожно подбирал каждое слово. Он уже остановился на мысли, что старик безумен и решил действовать.



Иванна Осипова

#30158 в Разное
#11660 в Попаданцы

В тексте есть: мистика

Отредактировано: 30.05.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться