Здравствуй, ледяной принц!

Глава 5-1. Его высочество Винтер

ГЛАВА 5

Его высочество Винтер

 

Ванну пришлось набрать. Что мне, воды жалко? И шампуня – уж точно нет. Правда, шампунь у меня был только клубничный, но что поделаешь? Пусть Вин берет, какой дают.

- Готово, - заглянула в гостиную. – Можешь идти купаться. Если вода будет слишком горячей, скажешь.

Винтер кивнул и направился к двери в ванную. На пороге комнаты обернулся.

- А ты со мной не пойдешь?

Вопрос поставил в тупик.

- Зачем? – спросила я.

- Помочь. Как я сам?

Сказано – принц. Если допустить хотя бы на долю секунды, что принц настоящий, то действительно – как он сам? Без толпы прислуги, которая и голову вымоет, и спинку потрет. Я глупо хихикнула, представив картинку – Винтер, а вокруг служанок пять, и каждая занята своим делом. Ноготки там подстричь, бороду сбрить. Хотя, какую бороду? Нет даже намека на щетину. Пяточки пемзой потереть! Чтобы кожа не огрубела. Не сдержалась, захохотала в голос.

- Так бы сразу и сказала, что нет, - буркнул Винтер, проходя мимо. Ну вот, опять обиделся. Принц попался какой-то с дефектом. В смысле, тонкой душевной организации. Но я была все еще благодарна ему за изгнание Сергея, поэтому и не торопилась эту самую организацию окончательно рушить.

- Хорошо, чем тебе помочь? – спросила у закрывшейся двери.

- Ничем!

- Ну, ничем так ничем.

Хозяин, как говорится, барин. Главное, чтобы после его купания не пришлось делать ремонт – и мне, и соседям. Я, на всякий случай, осталась в коридоре, прислушиваясь к происходящему за дверью. Слышался плеск воды – и ничего больше. Утопился он там, что ли?

- Винтер, ты жив? – уточнила у закрытой двери.

В ответ что-то булькнуло. Значит, подает признаки жизни. Интересно, он от теплой воды не растает? Как Снежная Королева, допустим. Вздохнула, мысленно отвесила себе подзатыльник. Вообще, издеваться нехорошо. Да и, может, ему правда помощь нужна? С другой стороны, врываться в ванную к мужчине? Совесть напомнила, как мы провели эту ночь.

- Можно войти?

Тишина, даже не булькает. Толкнула дверь – и замерла с разинутым ртом. Теплая вода из крана все еще лилась, зато саму ванну покрывал тонкий слой льда, по которому летели и порхали клочья пены. Сам Винтер сидел, запустив пальцы в волосы, и явно не знал, что теперь делать. И это было бы смешно, если бы мне не грозил потоп – или ледниковый период?

- Ты что? – подлетела к Винтеру, забыв о его внешнем виде. – Прекрати немедленно.

- Не могу.

И взглянул на меня несчастными глазами. Да уж, не знала девка печали, купила… Тьфу на него, никого не купила. Постучала по льду – прочный. Ладно, сначала придется успокоить субъект, который сам скоро корочкой покроется.

- Давай, потихоньку размораживай, - попросила ласково. – Не беспокойся, я останусь и тебе помогу.

Лед пошел мелкими трещинками и сдался под напором горячей воды.

- Умница! – потрепала темные, чуть влажные волосы. – Зачем же так нервничать?

- Я ничего не понимаю. Не знаю назначения и половины этих флаконов. Я даже воду немного остудить не смог!

- Сказала же, зови меня.

Покрутила краны и сделала воду чуть прохладнее.

- Видишь, ничего сложного. Привыкнешь. Главное, ничего больше не морозь. Не хватало еще, чтобы кран сорвало. Ты чем мыться собирался?

Винтер гордо продемонстрировал пену для ванн.

- Это не то, - отобрала флакон. – Нужен шампунь.

И указала на ярко-розовый тюбик. Винтер поморщился, одним взглядом выказывая свое отношение к цвету шампуня.

- И не надо так на него смотреть. Заморозишь – новый покупать будешь.

- У меня денег нет.

- Твои проблемы.

Я вздохнула, воздела очи горе, поизучала потолок. Затем заставила Винтера сесть так, чтобы мне было удобно, и намылила его волосы. А на ощупь приятно! Пушистый, как одуванчик. И фыркает забавно.

- Ай. – Винтер отчаянно потер глаза. Упс, забыла предупредить.

- Промой глаза водой, - посоветовала ему. – И закрой, чтобы пена не попала.

Если Винтер и желал высказать все, что думает, о моих талантах, то промолчал. Только долго умывался прежде, чем позволить мне продолжить процедуру. Я смыла шампунь. Уже полбеды.

- Дальше сам, - сказала ему. – Вот мочалка, вот мыло. Воду не морозить, и постарайся не убиться. Я пойду.

- Останься!

И перехватил так, что я едва не приняла ванну вместе с ним.

- Хорошо, - высвободилась из захвата. – Тогда подожди, отвернусь.

- Зачем?

- Затем, что я тебя знаю всего один день! И не надо мне рассказывать о брачных узах, по нашим законам их нет.

И отвернулась, надеясь, что теперь обойдется без происшествий. Судя по чертыханиям Винтера, мыло ему тоже не желало поддаваться. Картина с ротой служанок снова встала перед глазами. Похоже, я была не так далека от правды. Воспитание у парня специфическое. То есть, монархическое в лучших традициях. В смысле, дерусь, с дамами любезничаю, солнце от луны отличаю – и ладно. Я, конечно, преувеличивала, но впечатление было именно таким. А о том, что надо о себе заботиться… Так пусть другие заботятся. Кормят с ложечки. Нет, не с ложечки – вон, Винтеру вилки было мало. Я, конечно, на людях тоже ела, как полагается, но тут-то мы дома.

- Подашь полотенце?

Протянула руку, подцепила чистое полотенце, которое держала специально для гостей, и протянула за спину. Винтер, пыхтя, как чайник, выбрался из ванны и, кажется, решал вопрос, как одним полотенцем и прикрыться, и вытереться. Я не оборачивалась. Не знаю, какие у них в мире обычаи, но приличия нашего попрошу соблюдать.



Ольга Валентеева

Отредактировано: 15.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться