Здравствуй, ледяной принц!

Размер шрифта: - +

Глава 2-1. Здравствуйте, я ваш муж

ГЛАВА 2

Здравствуйте, я ваш муж

 

Просыпаться после нашего грандиозного корпоратива было тяжело. Голова раскалывалась так, будто я пила не коньяк и шампанское, а водку. Ведрами. Никогда в жизни не напивалась, даже на выпускном, а тут всего-то от нескольких бокалов развезло. А как я вообще домой доехала?

Открыла глаза. Квартира точно была моя. Мой потолок, покрашенный в бледно-персиковый, с особой подсветкой, которую вчера не выключила, поэтому розоватый свет ламп боролся с дневным. Кровать, следовательно, тоже была моя. Пошевелила рукой – рука занемела и поддалась не сразу, будто чем-то придавило. Повернула голову – и вскрикнула. А это кто?

С подушки приподнялась темноволосая голова, что-то недовольно фыркнула, вроде: «Эй, ты, закрой шторы, я спать желаю», и отвернулась. Это как понимать? Я подскочила, подхватила со стула халатик. Платье валялось на полу. Белье… Белье возлежало, где придется. Торопливо собрала бюстгальтер с кресла и трусики с пола, закинула в шкаф, на скорость натянула свежее белье. И оценила масштабы катастрофы. Стоит признать, масштабы впечатляли. Вчерашний Дед Мороз растянулся на всю кровать, щеголяя голым задом, и просыпаться не собирался. Что же я наделала!

Села в кресло, запустила пальцы в волосы. Как такое могло случиться? Ладно, Сергей мне изменил. Но это же не повод тащить в квартиру первого встречного! И вид тела, мирно сопящего в кровати, сейчас действовал на расшатанные нервы больше, чем измена любимого человека. Потому что – квиты? Впрочем, расторгнуть помолвку я успела до того, как притащить домой… этого. Имя вспоминалось с трудом. Странное такое имя. Винтер!

«Анна де Бейль, графиня де ла Фер, миледи Винтер…» - прозвучал на задворках памяти голос Вениамина Смехова. Только у меня совсем не миледи, а мужик, с которым, к тому же, я провела ночь. О ночи, кстати, ничего не помнила. Ой, мама! Надо будить этого странного субъекта и вышвыривать за дверь. Потом предстояло много дел. Во-первых, за окном – тридцатое декабря. И сидеть оставшиеся до нового года дни в обнимку с подушкой я не собиралась. Не будь сейчас в квартире этого типа, разревелась бы, разбила нелюбимый сервиз, но не при посторонних! Науку «держать лицо» я освоила еще в детском возрасте, когда папа говорил мне: «Ты же Карцева. Не дело хныкать над разбитыми коленками».

Это «ты же Карцева» стало моим девизом по жизни. Получила двойку в школе – «ты же Карцева». Как можно! Нужно учиться, исправлять. Выбирала университет – «ты же Карцева». Только лучший универ и самая популярная специальность. Сергея, впрочем, семья одобряла. Зато теперь в новогоднюю ночь мне предстоит услышать папино коронное «ты же Карцева» с глубоким, просто глубочайшим осуждением. Главное, чтобы про вчерашнюю попойку не узнал. Матушка, впрочем, тоже будет огорчена. Она, конечно, больше интересуется светской жизнью, чем мной, и под расстрелом не признается, сколько ей лет, но мать, все-таки, и любит меня, пусть и по-своему.

Зато сейчас отцовская наука пригодилась. Вместо того, чтобы размазывать сопли и слезы по лицу, я сидела в кресле, смотрела на доставшийся мне подарочек и думала, как быстро и безболезненно удалить его из квартиры, а потом достать елку… Нет, не хочу доставать искусственную! Пойду, в кои-то веки куплю настоящую. Так вот, купить елку, украсить её, позаботиться о подарках, потому что в рабочем дыму на это не было времени. А новый год я обещала встречать с родителями в загородном доме. И с женихом, которого теперь не было. Скотина!

Хуже всего, что видеться с Сергеем все равно придется. Уволиться сразу – это признать свою слабость и беспомощность. Нет уж, начну потихоньку подыскивать другое место, а потом так же плавно перейду работать в другую компанию. Так будет лучше для всех.

Осталась главная проблема. Впрочем, проблема ли? Я направилась сначала в ванную, приняла душ, смыла остатки косметики. А то моим лицом только соседей пугать. Расчесалась, заплела волосы в тяжелую косу. Так позволяла себе ходить только дома. Может, пересмотреть взгляды? Халат убрала в сторону. Нечего щеголять перед посторонними мужчинами, пусть даже между нами что-то было. Вместо него надела удобные домашние штаны и футболку, а затем пошла на кухню заваривать кофе. Без этого напитка не представляла себе жизни. Им начинался и заканчивался мой день.

Настроение преодолело отметку «ноль» и доползло до «плюс один», когда из спальни донесся шорох. Кажется, кто-то проснулся. Значит, придет на запах кофе. Вот только выходить никто не торопился. Наверное, парню тоже надо осознать, кто он и где. Мысленно пожалев несчастного, я захватила вторую чашку кофе. Сейчас вежливо объясню ему, что постель – не повод для знакомства, и выпровожу за дверь. Разве что кофе разрешу выпить. Он-то не виноват, что попался мне под горячую руку и разбитое сердце.

Глубоко вдохнула воздух, приказывая себе успокоиться, и вошла в комнату. Субъект с зимним именем сидел на кровати, даже не подумав одеться. Разве что прикрыл стратегически важные места одеялом. И посмотрел на меня так, что стало не по себе. Холодно, свысока.

- Доброе утро, - заставила себя быть вежливой. Все-таки квартира моя. Получается, я его сюда притащила. – Кофе будешь?

- Что такое кофе? – раздался ледяной голос.

Что? Иностранец? Нет, говорит без акцента. Издевается?

- Вот, - протянула ему чашку.

Тот милостиво принял подношение, принюхался, задумался.

- Ты отпила из неё? – спросил так, что я пожалела, что не плюнула!

- Нет, конечно.

- Так отпей.

Сумасшедший! Он уже на скамейке вел себя так, будто является королем мира, которого привлекло только слово «еда». А теперь еще и представляется!



Ольга Валентеева

Отредактировано: 15.03.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться