Здравствуйте, я ваш император!

Размер шрифта: - +

Глава восьмая

 — Вам лег­че?

      — Да, ми­лая Со­фия.

      Я мяг­ко улыб­ну­лась и на­лила Ни­колаю ещё чая. Тот улыб­нулся в от­вет.

      — Я це­ню ва­шу за­боту. Мне, пра­во, при­ят­но, что вы так ра­де­ете обо мне, — он ак­ку­рат­но взял ме­ня за ру­ку и по­цело­вал каж­дый тон­кий па­лец.

      — О, что вы, не сто­ит так… — ме­ня буд­то уда­рило то­ком. Что он де­ла­ет?

      — Про­шу про­щения. Я за­был­ся? — им­пе­ратор от­пустил мою ру­ку и от­вернул­ся.

      — Все в по­ряд­ке, не бес­по­кой­тесь, — Гос­по­ди, что это?

      — Из­ви­ните, мне нуж­но по­быть од­но­му, — с эти­ми сло­вами Ни­колай Пав­ло­вич по­кинул кух­ню. Я ос­та­лась си­деть с чаш­кой в ру­ке и оша­раше­но смот­реть ему вслед. На се­кун­ду я, ка­жет­ся, по­няла, что я уви­дела в его гла­зах. Пой­ма­ла се­бя на мыс­ли, что хоть и пре­зираю по­ложе­ние Не­лидо­вой, и бо­юсь по­ложе­ния Алек­сан­дры Фё­доров­ны, но при всём при том страс­тно же­лаю быть и той, и той од­новре­мен­но. Я хо­чу быть его сво­еоб­разной му­зой, его смыс­лом, его жизнью. Я хо­чу быть его. Гос­по­ди, что я не­су?! Бред, бред. Пус­той бред ду­шев­но­боль­но­го. Не бо­лее. Это нуж­но нав­сегда за­быть. Я в оче­ред­ной раз пос­мотре­ла на стул, где ми­нуту на­зад си­дел мой гость из прош­ло­го, вспом­ни­ла при­кос­но­вения его губ к фа­лан­гам паль­цев. Улыб­ну­лась. Прос­то веж­ли­вость? Про­яв­ле­ние сим­па­тии? Лю­бовь? Я не зна­ла. И па­ничес­ки бо­ялась га­дать. Шанс оши­бить­ся был ве­лик. Опо­зорить­ся — ещё боль­ше. Так, что-то я не о том за­дума­лась. По­ра бы и обед го­товить.

      — Вы не сер­ди­тесь? — Ни­колай от­ло­жил вил­ку и вни­матель­но пог­ля­дел на ме­ня.

      — Ни­чуть, — я как-то не­ес­тес­твен­но улыб­ну­лась.

      — Бла­года­рю, — и он сно­ва вер­нулся к еде. Я приг­ля­делась. Он яв­но был нап­ря­жён. Что-то его бес­по­ко­ило. Бы­ло ощу­щение, буд­то он че­го-то не до­гова­рива­ет. Или от­ча­ян­но бо­ит­ся ска­зать.

      В мо­ей ду­ше сно­ва за­шеве­лилось то не­понят­ное и пу­га­ющее пред­по­ложе­ние. Не­уж­то?.. Нет, нет, ка­жет­ся.

      — Я вас расс­тро­ил, не так ли? — им­пе­ратор вни­матель­но раз­гля­дывал ме­ня.

      — Нет, — я все­го-то за­дума­лась о том, что влю­билась. На­вер­ное. Хо­тя, как я уже ска­зала, мне ка­жет­ся.

      — Не бе­рите в го­лову. Фор­маль­ность, — он не смот­рел мне в гла­за, как и всег­да, а ку­да-то в сто­рону.

      — Я по­нимаю, — врёшь ведь. Знаю, что врёшь.

      Ни­колай с ка­ким-то за­та­ен­ным стра­дани­ем пос­мотрел на ме­ня, буд­то хо­тел что-то ска­зать, но всё же не ре­шил­ся. Это уже пу­гало.

      — Что ж, прем­но­го бла­года­рю. Вам по­мочь с по­судой? — он как-то рез­ко встал из-за сто­ла, буд­то силь­но нер­вни­чал.

      — Нет, бла­года­рю, я са­ма, — ещё ра­зобь­ёт что-ни­будь и бу­дет расс­тра­ивать­ся.

      — Как из­во­лите, — им­пе­ратор вы­шел из ком­на­ты.
 

***


      Весь ве­чер он смот­рел на ме­ня. Лю­бовал­ся. Ког­да я под­ни­мала на не­го взгляд, от от­во­рачи­вал­ся и де­лал вид, что смот­рит ку­да-то в дру­гую сто­рону. Но Ни­колай Пав­ло­вич не умел врать. И прит­во­рят­ся не умел. В чём-то Ни­ке был очень и очень на­ивен. Нап­ри­мер, в люб­ви, ес­ли она, ко­неч­но, бы­ла. Ни­ке? Я мыс­ленно наз­ва­ла его так? Ни­ке… фев­раль­ский снег па­да­ет круп­ны­ми хлопь­ями. Ни­ке… Го­рячий чай ве­чером на кух­не. Ни­ке… рас­свет у цер­ковных стен. Ни­ке… ут­ренний снег хрус­тит под но­гами. Ни­ке… мун­дир с блес­тя­щими пу­гови­цами. Ни­ке… кра­сивая ма­нера го­ворить и дер­жать­ся. Ни­ке… тёп­лые ру­ки, сог­ре­ва­ющие мои. Ни­ке… вся ро­ман­ти­ка де­вят­надца­того сто­летия. Ни­ке…

      — Софья Алек­сан­дров­на… — ус­лы­шала я.

      — Что? — я не­хотя оч­ну­лась от сво­их меч­та­ний.

      — Спо­кой­ной но­чи, — Ни­колай неж­но по­цело­вал мне ру­ку. — Вы зав­тра пой­дё­те на учё­бу?

      — Да. И вам спо­кой­ной но­чи, — я улыб­ну­лась угол­ка­ми губ. Мне это ль­сти­ло.

      Пе­ред тем, как лечь спать, я вдруг за­хоте­ла зай­ти к не­му. Я не зна­ла, за­чем. Прос­то хо­телось по­гово­рить, по­быть ря­дом. Прос­то… всё прос­то.

      Я пос­ту­чала. Дверь ока­залась не за­пер­та. Ни­колай спал. Он че­му-то улы­бал­ся в сво­ём спо­кой­ном и, ви­димо, прек­расном сне. Он что-то шеп­тал. Я по­дош­ла бли­же.

      — Софья Алек­сан­дров­на… Софья Алек­сан­дров­на… ан­гел мой, где вы? — бор­мо­тал он.



Мари Веретинская

Отредактировано: 14.12.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться