Здравствуйте, я - Ведьма! Книга 3

Размер шрифта: - +

Глава 14

Глава 14

 

Наш путь продолжался долго, слишком долго. У меня уже начали появляться опасения, что мы опоздали, что беда уже настигла наших товарищей и поздно что-либо менять.

- Элиот, ты слышишь? – говорит Чара, прикладывая ладонь к острому уху.

Прислушиваюсь, до моих ушей доносится отдалённый гул, который обычно сопровождает полёт дракона.

- Да! – не громко вскрикиваю. – Чара, готовность номер один! Бери рупор и лезь в люк.

- Ты только крутых виражей не делай, - говорит друг, открывая люк и вставая на сиденье, - не хотелось бы выпасть из машины на такой скорости…

- Не бойся, я не подведу тебя. – друг улыбается и высовывается в люк. – Я вижу их!

- Давай!

- Дора, - кричит друг в рупор так, что у меня начинает звенеть в ушах, - Эрик! Разворачивайтесь! Нашим товарищам грозит опасность! Возвращайтесь к ним и уводите их! Дора, Эрик! Разворачивайтесь….

Чара повторил этот набор фраз уже десяток раз и, наконец-то, нас услышали. Сделав крутой вираж, драконы начали снижаться, опускаясь на землю метрах в пятидесяти перед нами. Бью по тормозам, чтобы не врезаться в них. Во все стороны начинают лететь искры, огненные трещины разрывают тело Доры, и вот она уже стоит в человеческом облике. В глазах непонимание, мышцы лица напряжены.

- В чём дело? – спрашивает девушка.

- Я точно знаю, что нашим друзьям грозит опасность. После заката придут чужаки, убьют половину, а оставшихся заберут в плен! Дора, Эрик, летите к ним и как можно скорее! Предупредите их и уведите с того места, где они разбили лагерь! Быстрее, прошу вас!

- Летим с нами.

- Нет. – качаю головой. – Вам нужно торопиться. Мы сами доедем до вас. Дора, Эрик, прошу вас, не спорьте!

Девушка с парнем переглядываются и кивают. Дора вновь обращается зверем, и они взмывают в воздух, уносясь вдаль.

- Мне кажется, стоило послушать их и полететь. – говорит друг, следя взглядом за стремительно удаляющимися драконами.

- Нет, - качаю головой, - мы преодолели уже полпути, даже больше, и остаток преодолеем также самостоятельно.

- Элиот, - повышает голос Чара, - сейчас не время для гордыни!

- Это не гордыня. – спокойно отвечаю я, набирая скорость. – Это – голос разума и здравого смысла.

- Я тебя не понимаю.

- И не надо.

Друг поджимает губы и отворачивается к окну. Мне также погано, вот только отвлечься от дороги я не имею права – слишком высокой может оказаться цена моей обиды, потому я просто глотаю раздражение, стискиваю челюсти и сильнее сжимаю пальцами руль.

Я даже начинаю немного жалеть о том, что взял друга с собой, нужно было оставить его с другими. И я бы так точно ни на кого не отвлекался, и он был бы в безопасности. Хотелось сдаться, хотелось закатить истерику, бросить этот чёртов руль и чёртову машину, уйти, куда глаза глядят, показав миру средний палец, но вместо этого я сильнее и сильнее сжимал круг руля, словно от силы, с которой я в него вцепился, может зависеть моя уверенность в себе и в правильности своего выбора.

Хотелось выть, а ещё хотелось есть. Только сейчас, когда напряжение чуть спало, я вспомнил о том, что не поел, встревожившись фактом того, что наши боевые товарищи в опасности. Сейчас же мне было элементарно нечем утолить голод и приходилось пытаться отвлечься, чтобы не чувствовать мучительной и навязчивой пустоты в желудке.

Краем глаза замечаю, как друг что-то ищет в своей сумке.

- Возьми. – говорит он. – Только притормози, не нужно есть на ходу.

Поворачиваю голову к другу и к своему удивлению вижу в его руках приличных размеров бутерброд, скорее напоминающий своим размером цельную булку хлеба, начинённую мясом и иными вкусностями, чем, собственно, он и был. Торможу и съезжаю на обочину.

- Чара, - беру бутерброд и смотрю на друга, - ты точно уверен, что не обладаешь даром телекинеза? – друг заливается звонким смехом.

- Совершенно уверен.

- А как…

- Элиот, чтобы понять, что ты сейчас ужасно голоден, совершенно не обязательно обладать какими-то способностями, достаточно не быть глухим. – вопросительно поднимаю бровь, друг поясняет. – Твой желудок возмущается отсутствием еды так громко, что трудно не угадать твои желания в данный момент.

- Чара, ты… - тоже начинаю смеяться. – Ты неподражаем. – разворачиваю бутерброд и откусываю. – Сидел-сидел, дулся, а потом бац – еду протягивает!

- А что, по-твоему, раз я обиделся, я должен был сидеть и молчать о том, что у меня есть еда? Должен был наслаждаться твоими страданиями?

- Вот, - откусываю большой кусок и стараюсь говорить более или менее разборчиво, - вроде бы, шестнадцать лет тебя знаю, да и друзей помимо тебя у меня никогда особо и не было, но до сих пор не могу привыкнуть к тому, что ты такой добрый и светлый. Другой бы обиделся и не сказал.



Валя Шопорова

Отредактировано: 12.12.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться