Здравствуйте, я - Ведьма! Книга 4: Зов крови

Часть первая. Глава 1

Часть первая.

 

Глава 1

 

Над «большим яблоком» кружил мелкий февральский снег, перемежающийся в своём танце с колючим холодным дождём. В приёмной директора сидел юноша, следящий усталым взглядом за ледяным хороводом за окном. Второй раз за эту неделю он сидел в этом кабинете, который школьники между собой прозвали «голгофой», потому что после пребывания в нём чувствуешь себя ничуть не лучше, чем Иисус после распятия.

Директриса этой обычной Нью-Йоркской школы никогда не отличалась человеколюбием в общем виде и любовью к детям в частности. Особую же неприязнь боевого вида женщина питала к юноше, который сейчас сидел напротив неё, отводя взгляд и игнорируя любые попытки заговорить с ним. Тёмные волосы, что ниспадали непослушными кудрями, бледная кожа и тени под глазами от постоянного недосыпа, блуждающий взгляд, который словно вечно искал что-то и так же вечно не находил, острые колени, тонкие ноги, обтянутые дырявыми поношенными джинсами. Хоть за окном и была зима, но молодой человек не отказывался от своих любимых брюк, игнорируя мороз, придающий синюшный оттенок его коже.

Молодой человек…

Всю картину довершал уже налившийся оттенками бордо и индиго кровоподтёк, что украшал скулу юноши. Продолжая цепляться взглядом за что угодно: стекло, по которому бежали капли, светло-зелёные занавески, но никак не за нахмуренные брови и, не выражающие никаких добрых чувств, глаза директрисы, юноша отсчитывал про себя секунды, выстраивая из них минуты и даже часы.

Усталый взгляд юноши вечно блуждал, что-то ища и ничего не находя. Наверное, он сам ещё не до конца определился в своих желаниях и устремлениях, наверное...

Молодой человек…

 

- Молодой человек… Роберт Ингрид Болек Андерсон! – врывается в моё сознание низкий раздражённый голос директрисы.

Ничего не отвечаю, но слегка поворачиваюсь на стуле, оказываясь лицом к ней. В моей голове всё ещё продолжают свой сумасшедший адский вальс тысячи мыслей, которые день ото дня уносят меня прочь из реальности. Прочь, туда, где я никогда не был…

- Ты, вообще, собираешься меня слушать, Роберт? – спрашивает директор, складывая руки на груди и присаживаясь на край стола из тёмного дерева.

- Я вас внимательно слушаю. – отвечаю я, даже не пытаясь изобразить искренность или заинтересованность.

- Тогда, ответь мне, Роберт, дорогой мой мальчик, - меня передёргивает от подобного лицемерия, - зачем ты подрался со своими одноклассниками?

- Мне кажется, нет никакого смысла сейчас всё это говорить, чтобы потом повторять.

- Роберт, в кого ты такой нахал? – спрашивает женщина, сверля меня своими глазами, которые из-за очков кажутся меньше и колючей, чем есть на самом деле.

- Мне не кажется… - договорить я не успеваю, потому что за моей спиной раздаётся щелчок замочного механизма.

В кабинет вваливается Элиот, а следом Чара, который прикрывает дверь. Оборачиваюсь, слегка хмурясь. Элиот улыбается и надувает пузырь из жевательной резинки. Нет…

Закрываю глаза и слышу характерный хлопок. Приоткрываю один глаз. Точно, как я и думал, чрезмерно раздутый пузырь лопнул, налипнув на лицо одного из моих «родителей».

- Вот чёрт! – выругивается Элиот, начинаю отдирать липкую массу от своего лица.

В этом нелёгком занятии ему помогает Чара, директриса наблюдает за этим спектаклем, вскинув бровь, а я смирено жду.

- Всё. – подводит черту Элиот, проходя к столу и без приглашения садясь в кресло.

Хотя, «без приглашения» было бы здесь не уместно, потому что мои «отцы» бывают здесь едва ли не чаще, чем сама директриса.

- По какому поводу вы нас вызвали? – спрашивает Чара, так же садясь в кресло.

- Да, - подхватывает Элиот, - что Роберт натворил на этот раз?

- Роберт? – директриса вопросительно смотрит на меня, наверное, ожидая рассказа истории, которую и так знает.

Нехотя выбираюсь из своего угла-убежища, отнимаю от лица пакетик со льдом, любезно выданный мне единственной доброй душой этой школы – учительницей младших классов Марией Швайс. Немного шаркая, направляюсь к креслу, на которое мне взглядом указывает директор, сажусь.

- И что же вы хотите, чтобы я рассказал? – спрашиваю я, вновь прикладывая уже не такой уж и ледяной пакет к скуле.

- Расскажи всё, как было. – говорит женщина, огибая стол и садясь в своё глубокое кресло. – Как получилось, что во время урока вы были в коридоре и дрались?

- Мисс…

- Миссис. – поправляет меня женщина.

- Извините, Миссис Браунленж. – прикусываю губу и кошусь на «родителей». – А… Что вы хотите, чтобы я рассказал?

- Историю происшествия. От начала до конца. Почему практически в каждой драке ты оказываешься участником? Роберт, в чём дело?

- Разве я виноват в том, что меня бьют?

- Не нужно изображать жертву. Роберт, мы все прекрасно знаем, что у тебя не ладятся отношения с одноклассниками.



Валя Шопорова

Отредактировано: 20.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться