Здравствуйте, я - Ведьма! Книга 4: Зов крови

Глава 3

Глава 3

 

Из-за двери моей комнаты доносятся голоса членов семьи: Элиота, Чары и нагрянувшей Фрэнки. На самом деле, я всегда называю её бабушкой, хотя и прекрасно знаю об отсутствии даже смутного родства между нами, чем сильно бешу Элиота, но от позиции своей не отказываюсь. Приятно иметь настоящих родственников, пусть даже на словах.

- Почему вы просто не можете посвящать меня в свои планы? – высоко кричит Фрэнки, заставляя меня поморщиться. – Вы переезжаете, а я узнаю об этом последней?

- Последней?! – отвечает криком на крик Элиот. – В этом городе тысячи, даже миллионы людей, которые ни сном, ни духом об этом!

- Но они вам – никто, а я…

- Вы сами ответили на свой вопрос.

Я просто уверен, что сейчас Элиот сложил руки на груди и одарил Фрэнки говорящим взглядом, в котором читается: «съели?», подкрепляя всё это дело ухмылкой. Я просто уверен в этом. Крики на этом стихли. Едва ли старшие перестали ссориться, скорее, просто перешли на полутона, за что я им так благодарен сейчас: у меня дико раскалывается голова, и крики только усугубляют моё состояние. Конечно, мне интересен вопрос нашего переезда, но не настолько, чтобы вслушиваться в чужие разговоры.

- Ох… - вздыхаю и пересаживаюсь на кровать, опускаясь на спину.

Взгляд, изучающий потолок, рука ищет наушники, которые точно должны быть где-то здесь, и тень неприятных ощущений в области желудка – всё это сейчас наполняло комнату, окружая меня и увлекая в медленный танец, вдыхая больше жизни в этот момент.

- Где же они? – сажусь и непонимающе осматриваю поверхность кровати.

Скомканное покрывало, мятая подушка, ещё не отпустившая отпечаток моей головы, и брошенная мною кофта, переплетения узоров тёмного одеяла, множество неприятных складок подо мной -  всё было на своих местах, кроме…

- Да где же они? – с досадой произношу я, свешиваясь вниз головой и заглядывая под кровать.

Тёмная страна «Подкроватия» не горела желанием раскрывать свои секреты и являть сокровища-тайны посторонним глазам. Мой взгляд сумел выхватить из сумрака только силуэт мяча, заброшенного мною туда ещё шесть лет назад – неудачная попытка Элиота привести меня в футбол.

- Ладно… - вздыхаю и возвращаюсь в сидячее положение. – Может быть, я их куда-то положил и просто забыл? Нужно поискать…

Немного шаркая, направляюсь к столу, где царит не меньший хаос, чем в моей постели. Да, поддержания порядка и чистоты никогда не давались мне. Никогда. Хорошо хоть, что Элиот и Чара не сильно принуждали меня к уборке и приведению комнаты в такое состояние, чтобы она хотя бы была не похожа на заброшенный бункер. Да и сами они особо не заморачивались по поводу чистоты: генеральная уборка случалась у нас раз в месяц, и то – по очевидным причинам, которые никто из нас не мог изменить. К сожалению, в «фазе зверя» я питаюсь в основном сырым мясом и не сильно думаю о манерах. К тому же, когда луна начинает убывать, и я начинаю вновь обращаться человеком, с меня начинает слазить шерсть, а ковёр из волчьей шерсти едва ли кому-то может понравиться…

Порою, я чувствую такую обречённость из-за того, что ничего не могу поделать с кругом своих обращений. Они были, есть и будут, пока сердце не затихнет в моей груди. Иногда, я молю небо о том, чтобы это скорее случилось… Потом становится так стыдно. Стыдно не перед кем-то, потому что никто не знает о той буре, том урагане эмоций, что творится во мне в период перехода. Когда я был маленьким и не мог себя контролировать переход проходил куда легче, краски сгущаются с возрастом. Теперь же, когда моя агония почти достигла своего пика, на котором она и задержится до самой моей смерти, я научился молчать о боли. К сожалению, контролировать мимику и судороги тела я не в состоянии, члены моей семьи видят мою боль, но, хотя бы, не слышат её. Не слышат моих криков. А кричать мне хочется до безумия. В моменты обращения кажется, будто каждая твоя косточка надламывается неведомой силой, закручиваясь в жгут, словно каждая твоя клеточка восстаёт против тебя, словно с тебя заживо сдирают кожу, словно в твоём теле селится горячный дух. По большому счёту, так оно и есть. Мои кости действительно ломаются, мои мышцы растягиваются и деформируются, подстраиваясь под новый костный каркас, всё тело моё ломается, каждая клеточка горит и изнывает, чтобы, в момент, когда позовёт Луна, тело моё было готово. Готово к тому, о чём я никогда не просил, о чём едва ли кто-то станет просить. Таких страданий не пожелаешь и злейшему врагу. И, самое страшное, что надежды на то, что это закончится – нет. Это никогда не закончится, никогда не пройдёт. Каждый месяц, из года в год, я буду проходить этот цикл, переживать его, пока одна из агоний не пережуёт меня, оставив изломанный хладный труп, в чьих глазах навеки застыли ужас и боль. А я просто хочу жить.

Жить. Так же, как все люди, так же… Но я даже не могу позволить себе до конца поверить в эту мечту, потому что я знаю истину: я - не человек, я не могу жить обычной нормальной жизнью. Да и не знаю я, какая она – настоящая жизнь? Всю мою жизнь Элиот и Чара опекают меня, прячут от всех бед и напастей, от того страшного и злого, что может случиться со мной. Они пытаются облегчить мои агонии, пытаются сделать мою жизнь максимально приближенной к нормальной жизни, к их жизни, к жизни всех тех, кто не слышит голос Луны. Но как можно научиться жить, познать жизнь, не видя её лица?



Валя Шопорова

Отредактировано: 20.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться