Здравствуйте, я - Ведьма! Книга 4: Зов крови

Глава 15

Глава 15

 

Выбросив своё тело из плена кабинки, прислоняюсь спиной к холодной, даже ледяной кафельной стене и медленно сползаю вниз. Лёгкое трение разодранной кожи о гладкий материал бередит сочащиеся кровью раны, доводя оголенные и местами оборванные в лохмотья провода нервов. Горячая кровь катится по испорченной коже, смешиваясь с холодными каплями воды, падая на пол закатно-розовой краской.

Сажусь на холодный пол, подтягиваю колени к груди, обнимая их руками, и утыкаюсь в них лицом. Всё тело ломит, всё тело болит, а душа ломит.

- Ничего, Роберт, ничего… - успокаивающе шепчу сам себе. – Боль пройдёт… Когда-нибудь она же должна закончиться…

Мелкие разряды так и бьют по моему позвоночнику, испорченное кожное полотно саднит, сочась тёмной животной кровью, с ещё редкой шерсти скатываются крупные капли – волчий волос не мокнет. Обострившийся слух улавливает далёкий хлопок двери, должно быть, Элиот и Чара вернулись… Сжимаюсь сильнее, настолько, что острые колени начинают больно давить на уже начавшую расходиться грудную клетку.

- Я справлюсь, - задушено шепчу в собственные колени, - боль пройдёт, кожа заживёт, а сердце… Представлю, что его у меня нет.

Ободранная кожа уже начинает успокаиваться: ссадины затягиваются тонкой плёнкой, капли тёмно-алой крови иссякают. Говорят же: «заживает, как на собаке», что означает очень быстро, а на волках всё заживает в несколько раз быстрее, осталось только чуть-чуть подождать…

Совсем чуть-чуть, какие-то жалкие часы и в силу вступит уже второй день «перехода». Раны окончательно затянуться, а мелкие шрамы надёжно укроет густая волчья шкура, а страдания тела станут настолько сильными, что вытеснят прочь все грустные мысли.

У двери ванной комнаты слышатся шаги, еле уловимо скрипят петли, нос улавливает знакомый запах.

- Роберт? – встревожено говорит Чара. – Роберт, что с тобой? Почему ты здесь? Элиот! – зовёт от друга.

Слишком громко… Ёжусь и сжимаю тонкими пальцами свои запястья, загоняя когти под кожу.

- Что такое? Чего ты так кричишь? – спрашивает Элиот, вторгаясь во влажно-холодное пространство ванной комнаты. – Роберт? Что с ним? Роберт, что с тобой?

Делаю над собой усилие и поднимаю на старшего глаза, полные слёз и боли.

- Что… Что ты… - впервые вижу, чтобы Элиот не мог подобрать слова. – Что с тобой?

Быстро подходит ко мне и опускается на колени, невесомо касаясь моей израненной кожи.

- Чара, быстро, вари что-нибудь заживляющее и тащи бинты!

- Не нужно. – отвечаю севшим голосом, беря Элиота за запястье.

Под подушечками моих пальцев бьётся кровь, бьётся пульс, бьётся сама жизнь! Под моими пальцами стремительно бежит вишнёво-алая кровь, которая не несёт террористического гена. Под моими пальцами бежит чистая кровь, которая не зовёт, которая не кричит и не вынуждает выть на Луну, кидаться на стены и кусать собственные руки, чтобы не сделать больно невиновному. Чистая кровь…

Встаю, держась за стену, разжимая не слушающиеся пальцы. Даже не думая о своей наготе иду к двери.

- Роберт, ты хочешь лечь? – участливо спрашивает Чара.

- Да. – сипло отвечаю я.

- Давай, я помогу тебе. А потом пойду варить лекарство. Оно тебе поможет. – берёт меня под руку.

- Не надо. – отвечаю безучастным голосом, убирая руку. – Я сам дойду. А отвар… На мне и так всё заживает, как на собаке. – перевожу взгляд на Элиота. – В конце концов, должна же быть какая-то польза от моей грязной крови.

Разворачиваюсь и уходу, не оборачиваясь, но у порога своей комнаты останавливаюсь. Ноздри начинают широко раздуваться, наливаются кровью, втягивая ещё такой ощутимый запах крови и тёплой кожи, дурманя сознание и прикрывая веки.



Валя Шопорова

Отредактировано: 20.01.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться