Зефир

Размер шрифта: - +

Глава 1

– Эй, красавчик! Оставайся. Я буду твоей на ночь. И совсем бесплатно.

Каспиан оглянулся на дородную тетку, пьяно усмехнулся и шагнул в портовый вечер. Дверь за спиной закрылась, отрезав своим скрипом безудержный кутеж последних дней.

Полный кошелек удачных талеров приятно тянул пояс, молодость будоражила кровь, прекрасное настроение искало какого-нибудь выхода. Например, огласить улицу старой пиратской песенкой. Громко насвистывая, Каспиан отправился прочь от таверны.

Легкомысленно перешагивая лужи и грязь и едва ли не пританцовывая, он прошел по переулку Вильгельма мимо безликих контор вербовщиков и торговых представителей. Свернул на проспект Моряков, где остановился у фонтана Нельсона, залюбовавшись куполами Адмиралтейства, позолоченными солнцем.

Где-то там, в просторном кабинете среди Батайского зеленого мрамора, латуни и позолоты, трудился его дядя – Учетный советник, вознамерившийся сделать из племянника флотского офицера с блестящей карьерой. Каспиан с этим был не согласен, за что получал постоянные выволочки от матери со слезами и заламыванием рук.

После трех дней возлияний от Каспиана разило разило так, что прогуливающиеся дамы смешно морщили носики и закрывались платками. Но парню было плевать. В ответ он беззастенчиво разглядывал тех девушек, что помоложе, и скалился открытой белозубой улыбкой. Дуэли с их кавалерами его не пугали. Он отлично управлялся и со шпагой, небрежно болтающейся на боку, и с пистолями, и даже с абордажным палашом. Кроме того, ближайшие мужчины были сыты лицом и слишком хорошо одеты для того, чтобы всерьез воспринимать парня в матросской куртке, скорее напоминающего бродягу.

Взобравшись на мраморный бортик фонтана, Каспиан снял широкополую шляпу, украшенную сломанным пером и без стеснения с удовольствием сунул голову в нагретую солнцем воду. Вынырнул, шумно отфыркиваясь. Потянул за шнурок, удерживающий в хвосте густые волосы, и снова нырнул.

– Хорошо! – довольно крякнув, он улыбнулся благородной даме, ведущей за руки двух озорных мальчишек. Женщина не ответила, презрительно скривилась и потащила детей прочь. Мальчишки спотыкались на булыжной мостовой, оглядываясь на Каспиана с искренней детской завистью. Он их отлично понимал: им предстояла домашняя муштра. Ни вздохнёшь, ни почешешься. Всего несколько лет назад он вот также сидел школяром в камзоле, застегнутом на все пуговицы и получал по загривку указкой старика Саланта.

– Ничего! Придет и ваше время, – пробормотал парень, вытирая лицо рукавом куртки. Вьющиеся темные волосы, широкий воротник сорочки, манжеты – все теперь было мокрым, бодрило и приводило в чувство после продолжительного пьянства. Мыслями Каспиан вернулся в Энафаду – трактир с гордым названием в честь сражения Астианской компании. По сути же эта была дыра дырой, угол для забулдыг и игроманов, что азартно просаживали свои ходовые, сопровождая игру портовыми слухами, новостями и байками из походов.

Сначала парня приняли плохо. Трактир предпочитали матросы и уоррент-офицеры. Они косились на шпагу – свидетельство благородного происхождения, и нехотя вступали в разговоры. Но выставленная выпивка и добрый нрав Каспиана исправили положение – парень быстро стал «своим». А по итогу, и деньги, затраченные на выпивку, отыграл. Еще и в плюсе остался. Правда, пришлось много пить, периодически исторгая излишки и пугая могучим рыком облезлых котов в переулке.

Сейчас он возился в кошельке на поясе, пытаясь выудить оттуда слегка дрожащими длинными пальцами странное приобретение. Наконец, у него получилось. В вечерних лучах блеснула пуговица. Всего два ногтя диаметром. Желтая латунь, коей в избытке на форме флотских офицеров. Но с этой пуговицей все не просто, по крайней мере, так показалось пьяному Каспиану.

Прошлой ночью, под самый звон адмиралтейского колокола, ее поставил проигравшийся вхлам забулдыга с торгового флейка. За притихшим столом он утверждал, что видел Квинту Ле Грасса, легендарный флагман Лазурной флотилии. А когда над ним начали насмехаться, предъявил чертову пуговицу. Обычный кусочек металла стоял на петельке, никак не желая падать.

– И что? – спросил тогда Каспиан, внешне напустив равнодушие, но при этом нервно пристукивая каблуком под столом. – Старые портовые сказки! Можешь у Тильи шлюхам рассказывать. Получишь скидку!

В ответ на это заросший неопрятной бородой мужчина молча крутанул пуговицу на изрезанной доске стола. Потом еще раз. И еще. Сколько бы он ни крутил, пуговица все время замирала в одном положении. Как какой-то дурацкий компас. Гравировка в виде розы ветров неизменно указывала нордом в одном направлении: прямо на плотника со Скарамуша, сидящего по левую руку.

– Врет твоя пуговица, – веско заявил пьяный портовый лоцман. – Норд вон там, – и он ткнул пальцем куда-то за спину в темноту таверны.

– Нет никакого доказательства, что это пуговица с Квинты Ле Грасса, – равнодушно бросил Каспиан, пытаясь справиться с отплясывающими коленями и надеясь, что его жадный взгляд не настолько очевиден собравшимся за столом. Они свои взгляды не скрывали.

– Вот здесь, – мужчина подхватил пуговицу со стола и развернул, демонстрируя обратную сторону.

– Ну и? Надпись.

– Feci quod potui, faciant meliora potentes, – девиз Салазара.

– Салазар – такая же сказка, как и Квинта. Страшилка для торгашей Янтарного побережья. Но я дам тебе шанс отыграться…

Сейчас Каспиан с довольной улыбкой рассматривал пуговицу, пытаясь разобрать полустертую надпись. Он не будет показывать ее Титу. Цепкому наставнику, норовом напоминающему бычью собаку, хватит и слухов из таверны. А вот пуговица… – ее Каспиан оставит себе.

Довольный собой, парень спрятал пуговицу обратно в кошель и опасливо оглянулся на голубей. Эти твари имели обыкновение гадить, не разбирая чинов и званий. Белая стайка пролетела низко над проспектом и скрылась под крышей Малой биржи среди грифонов, белых от помета.



Саша Перова

Отредактировано: 30.08.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться