Зелье обманчивой страсти

Размер шрифта: - +

Часть 2. Глава 1. Будни столичного лекаря

 Кабинет, освещённый маго-светильниками, казался меньше, чем был на самом деле из-за тёмных углов и пасмурной ночи за окном. Огромный стол, заваленный бумагами, карточками и личными диаграммами пациентов наводил тоску, освещённый островок света в темноте комнаты на мысль об уборке и непрофессионализме хозяина кабинета. Однако в шкафах, расположенных вдоль стен по порядку стояли папки с зашифрованными записями. Удивительно, но никаких ковров, красивых статуэток или же цветов на подоконнике огромного окна, сейчас занавешенного строгой и лаконичной занавеской бежевого цвета, не наблюдалось. Разве что в дальнем шкафу с затемнёнными стёклами находился стеллаж с приборами, необходимыми для определения уровня проклятия, вида его и других важных показателей, помогающих, в конечном счёте, от него, этого самого проклятия, избавится.

Эмиль Лолий Рубиновый взглянул на стол и в который раз поморщился. Он не хотел идти в главный госпиталь Тантала имени Илана Гранатовского, учёного-целителя, спасшего в своё время огромное количество жизней, помогая бесплатно в качестве лекаря для бедняков. Именно благодаря мэтру Гранатовскому в своё время и был построен этот госпиталь. Называли его Главным, но после смерти достопочтенного целителя дали имя великого мэтра. Госпиталь принимал всех, не разделяя на ранги и титулы. Наверно поэтому аристократы относились к этому заведению скептически. Сам Эмиль предпочитал обращаться к врачу, наблюдающему за здоровьем их семьи, семьи Рубиновых, носителей герцогского титула, но Дад Ахроит, сухенький старичок, невысокого роста, сероглазый, мудрый и часто дающий правильные советы сказал, что не знает, что делать с его проблемой. И посоветовал подойти «прекрасному юному дарованию», его молодому коллеге, за три года после окончания АЦВ открывшему свою практику и одновременно отрабатывающему в Гранатовом госпитале Тантала в качестве лекаря-проклятоведа. Крофорд Дюмортерит – высокий, худощавый парень, лет на восемь  младше самого Эмиля, никак не производил вид «прекрасного юного дарования», скорее недоучившегося студента. Вихрастые кучеряво-каштановые волосы всклочены и торчат в разные стороны. На остром бледном носу очки в круглой оправе, слегка изогнутые на бок. Пальцы на руках длинные с короткими ногтями, чистыми, но явно неухоженными, как у врачевателей аристократов (ведь пойдёшь к высокопоставленному мэтру с обгрызенным ногтем или грязной рубашке). Бледный, как немощь, глаза карего цвета, а под ними тёмные круги от недосыпа, и пятно от кофе на форменном халате с эмблемой госпиталя… обычный лекарь для бедняков, не более.

…Что-то болезненное шевельнулось где-то в сознании. Лёгкое, едва заметное. Нет, госпиталь не то слово… может лазарет? Мысль мелькнула и пропала. Эмиль продолжил строго разглядывать, не обращающего на него в данный момент внимания целителя. Парень увлечённо смотрел результаты обследования. Они только вернулись из лаборатории, где Крофорд лично проверял состояние своего пациента чуть ли не на каждом приборе, собирая нескончаемые отчёты с самопишущего устройства. В данный момент молодой целитель-проклятовед сидел за своим столом и водил пальцем по диаграммам, приговаривая: «ага… хм… интересно…оу…ага» и так по кругу.  Насколько успел узнать Эмиль у Дада Ахроита Крофорд совмещал должность лекаря-проклятоведа и ставку лекаря по общим вопросам. Именно поэтому Эмилю пришлось идти самому к Крофорду, так как молодой специалист наотрез отказался куда-то идти и прерывать приём больных. «Молодое дарование» просто по-морайски серьёзно относился к своей работе в госпитале. Наверно именно и заставило прийти наследника герцога Рубинового в главный госпиталь Тантала имени Илана Гранатовского поздно вечером, когда основной приём был закончен, а сам мэтр Дюмортерит остался на дежурство. Впрочем, выбора у наследника Рубиновых не было. Мужчина прекрасно понимал, что от него зависит многое и болеть он позволить себе никак не может, а с проклятиями тем более не шутят. Любое, даже самое малое проклятие могло в конечном итоге привести к неблагоприятному исходу, чаще всего его называли летальным.

- Итак, - кареглазый лекарь оторвался от диаграмм и графиков. – Я изучил ваши результаты обследования, – парень поморщился и стянул кривые очки, дёргая за одну душку. Потерев переносицу, он устало посмотрел на своего пациента и небрежно кинул очки на ворох бумаг на столе. – Что я могу сказать? Вы правильно поставили себе диагноз. Вы прокляты. Мэтр Ахроит это подтвердил, но я ещё раз убедился.

- И? - Эмиль никак не отреагировал, только повёл бровью. Руки блондина как лежали на подлокотниках стула для посетителей, так и остались. Стул являлся представителем скрипучей братии, так и норовив развалиться в самый неподходящий момент, но что удивительно, пребывающий в таком вот полуломанном состоянии не один десяток лет.

- Дело в самом проклятии, поэтому и направили вас ко мне, - Крофорд потёр переносицу снова и встал со своего стула. – Мэтр Дад решил, что я смогу вам сделать жизнь проще… как-то так, – парень подошёл к дальнему шкафу и достал оттуда замусоленную и огромную по размерам папку со странной надписью, которую невозможно было прочесть.

- То есть снять его нельзя? – Эмиль предпочитал задавать вопросы напрямую. Внешне мужчина остался собранным и слегка отстранённым.

- Почему же? – ухмылка «молодого дарования» морайнски не понравилась блондину. Лекарь небрежно кинул папку на стол в раскрытом виде. – Давайте, будем откровенными, вам снится рыжеволосая особа в весьма пикантном чёрном наряде и вы просыпаетесь весь в поту в самый ответственный момент? Из-за этого вы не можете спать, в ближайший бордель вам путь заказан, так как ни одна девица не смогла помочь вам решить ваши…кхм… проблемы, и только алкоголь слегка притупляет чувства. Или я не прав? – Дюмортерит откинулся в кресле врача (гораздо более удобном, чем стул для посетителей) и склонил голову набок. Вопросы этого кареглазого юного гения в проклятиеведении поставили всё на свои места.



Вика Орлёнок

Отредактировано: 01.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться