"Зелёная флэшка"

Размер шрифта: - +

"Зелёная флэшка"

Марсоход ехал по рыжему песку, объезжая камни и неровности. В северной части неба, словно в тумане виднелся жиденький серп Деймоса, а на востоке тускло светил флэшкообразный Фобос, который был усеян кратерами.



За рулём марсохода класса ЛЕ-03 сидел Леонид Перваков: глава экспедиции Марс-5. Трое суток назад, семь покорителей космоса ступили на красную планету.



Спустя два дня[1] по марсианскому времени, колонисты пятого поколения провожали взглядом, улетающий корабль «Арес-3», на котором находились люди, прожившие пять лет на станции «Королёв».



Бортовой компьютер шестиколёсной машины выбирал наилучший путь, а водитель смотрел по сторонам и крутил баранку. Зоя Орлова и Леонид были одеты в скафандры – не могли ощущать порыв ветра.



Космонавт заметил вдали вулкан, казавшийся с напёрсток. Перваков кинул строгий взгляд на девушку.



– Слева, в семи километрах отсюда есть кратер…



– Нет. Мне нужен именно тот вулкан. – Орлова указала пальцем на «напёрсток». – Возьмём пробы грунта и вернёмся на станцию.



– Хорошо, – буркнул Леонид. Его пронзительный взгляд буравил девушку. Волевой подбородок и почти сросшиеся брови: в виде крыльев птицы говорили о сильном и жёстком характере Первакова.



Зоя отвернулась от водителя и надула губы, которые были размером с мизинец. Девушка посмотрела в монитор.



– Осталось проехать двадцать три с половиной километра, курс на северо-запад.

– Знаю, – моргнув, брякнул Леонид.



Он взглянул на Зою. Светло-русые волосы девушки выглядывали из-под шапочки, ровный чуть вздёрнутый нос и брови дугой – таков был портрет Орловой, которая, когда сердилась – становилась красивее. Перваков оторвал взгляд от Зои и вперил его в дорогу, бортовой компьютер сообщил об опасности наезда на булыжник.



Марсоход ехал по местности усыпанной камнями, колёса машины тонули в песке на палец в толщину. По радиосвязи зазвучал гнусавый голос Дина:



– Перваков, – говорил американец. – Надвигается песчаная буря. Она летит на юг и через двадцать пять минут настигнет вас.



– Понял. Откуда она взялась?



– Буря пришла с северо-запада. Изменила курс.



– Нужно укрыться, – произнёс Леонид, и остановил марсоход.



– Тут есть пещера, – посмотрев в глаза начальнику, вымолвила Зоя. – Отличное место переждать непогоду. – Девушка указала пальцем на точку, которая мерцала на экране.



На лице Леонида не дрогнул ни один мускул, Перваков качнул головой и нажал на педаль газа.



Космонавты подъехали к ущелью. Мужчина обесточил электронику марсохода и отправился вслед за Зоей.



Орлова включила светодиодные фонари и взглянула вниз. Взору девушки предстал каньон, который уходя в глубину, сужался с каждым метром. Слева находилась дорога из камней, когда-то упавших в ущелье с гористого холма.



Зоя увидела пещеру и направилась к тропе.



Орлова наступила на камень – он зашатался, девушка убрала ногу, встав на другой булыжник.



Дойдя до поворота, Орлова прижалась к стене спиной, посмотрела вверх и ждала, когда покажется Перваков. Его не было видно.



Леонид оглянулся. Вдали он увидел сверкающие молнии и пылевую завесу цвета тыквы.



– Ты где? – тревожась, спросила Зоя.



Мужчина приблизился к ущелью и кинул взор вниз.



Серые глаза девушки блестели в полумраке, отражаясь от света фонарей находившиеся на скафандре Первакова. Орлова выдохнула, и этот звук раздался в наушниках мужчины.



– Спускаюсь. Скоро придёт песчаная буря.



Леонид спустился по булыжным ступеням и встал рядом с девушкой. Посмотрев друг на друга, они молча двинулись в путь.



Зоя плавно ступала по камням, производило впечатление, – она шла как при замедленной съёмке.



Космонавты вошли в пещеру. Девушка увидела коридор, который находился справа, и шёл внутрь грота. Перваков осматривал убранство пещеры, его внимание привлёк камень, висевший над плитой, в которую вкраплён знак.



Леонид схватил Зою за руку и жестом указал на находку, мужчина словно потерял дар речи.



Орлова прыгнула до артефакта, опустилась на колено и, как обезвреживающий бомбу минёр – расчистила песок. На плите был изображён символ: две змеи обвивали песочные часы. По форме знак напоминал славянскую букву «Ж».



– Что это? – опёршись на плиту со знаком, изумилась девушка.



Стена со скрежетом поехала внутрь пещеры, дверь открывала потаённую комнату, в ней стал виден памятник. Своды грота задрожали. Леонид схватил Зою на руки, благо – она весила на Марсе двадцать шесть килограмм. Перваков вбежал в комнату. Камень рухнул и расколол плиту.



Двигаясь по инерции, мужчина остановился лишь через пять метров: возле постамента. Леонид опустил Зою на ноги.



Стены зала были испещрены контурами трав, в центре комнаты стоял памятник, наверху которого красовалась зелёная шкатулка.



Девушка облокотилась о постамент.



– Не трогай! – закричал Леонид. – Мало ли что…



Зоя положила руку на ларец, – сработал механизм, памятник разделялся на две части и уходил в пол. Орлова схватила шкатулку.



– Клади на место, – приказал Перваков. – Я же говорил: не трогать.



– Не отдам, – прижав ларец к груди, выговорила Зоя. – Может в шкатулке находится что-то ценное…



– Дай мне, – протянув руку, повысил голос Леонид.



Постамент скрылся из виду.

– Поздно, промолвила довольная девушка. – И ничего плохого не случилось. Доберёмся до станции, в лаборатории откроем ларец и посмотрим, что в нём есть.



Леонид и Зоя не заметили, как прикрывалась тяжёлая дверь-стена.



– Пора на выход, – буркнул Перваков. Он повернулся и пришёл в ужас. – Бежим скорее.



В белой комнате вдоль стены располагались большой экран и аппаратура, по бокам висели мониторы. В кресле сидел черноволосый, загорелый мужчина, среднего роста, Дин ёрзал на сиденье и глядел на экран.



– На связь Перваков и Орлова не выходят. Кислород закончится у них через семьдесят минут.



– Давно пора отправляться на розыски – мы сидим. Тебя радует, что Зоя и Леонид попали в беду, – встав с кресла, проворчал Бингвен.



Дин посмотрел на китайца исподлобья. Трёхдневная щетина, торчащие усы и пронзительный взгляд, Бингвен подметил сходство американца с ягуаром.



– Ты с пальмы упал? – вспылил Дин Хилл. – Я не радуюсь.



– Коллеги, не ссорьтесь, – включился в беседу высокий мужчина.



– Понятно, что с Леонидом и Зоей случилось несчастье.



– Согласен, – подойдя к Себастьяну, сказал Бингвен Мэй.



Побритый наголо китаец коснулся затылка. Тонкие, словно очерченные брови, усы как у Арамиса и выправка – говорили об аристократичной натуре Бингвена, который любил задирать нос.



– Понятно, что они не пьют кофе с марсианами, – съязвил Дин. – Последний сеанс связи был три часа назад.



– Возле маленького вулкана, – пояснил француз.



– Значит, их нужно искать в том районе, – стукнув пальцем по монитору, подытожил Хилл.



– Это и козе понятно. Их застала буря врасплох или они успели скрыться? – Бингвен опустился в кресло и глянул на экран.



– Ну, умник, скажи, где они?..



– Предполагаю, что Леонид и Зоя спрятались в ущелье, оно располагается в пяти километрах от маленького вулкана, – ответил китаец.



Вольфганг зашёл в аппаратную.



– Нашлись? – спросил коренастый немец.



– Едем, – скомандовал Хилл. – Себ, остаёшься за главного.



– О`кей, сэр!



Бингвен, Вольфганг и Дин вошли в подъёмник, американец нажал на кнопку. Лифт довёз мужчин до склада, они переоделись в скафандры, и вышли на поверхность красной планеты.



Хилл выгнал марсоход из ангара, рядом с водителем сидел человекоподобный робот ТЭД-2. Немец и Мэй загрузили инструменты в машину, сев, компания двинулась на поиски Леонида и Зои.



Тем временем, россияне сидели на полу и беседовали.



– Угораздило же нас попасть в ловушку. Благодаря тебе…



– Не бухти. – Девушка толкнула Первакова в бок. – Виновата. Не убивать же меня за любопытство. Кто знал, что дверь закроется?



Леонид хмуро покосился на Зою.



– Ты прячешь истинное лицо за маской суровости.



– Лучше подумай, как открыть стену.



– Плохо, что ты не Геракл. Поднатужился бы и отворил дверь.



– Хм, – грустно улыбнулся Перваков. – Геракл.



Прошло тридцать минут.



Мужчина ходил из угла в угол, а девушка брела вдоль стены и разглядывала барельеф, на котором изображены растения.



– Что они медлят? – негодовал Перваков. – Вернусь – получат нагоняя! Дину наплевать: живы мы или нет.



– Коллеги знают, где мы застряли. Верю, что с минуты на минуту появятся ребята и откроют тяжёлую дверь.



Леонид подошёл к месту, где раньше стоял памятник.



– Принеси шкатулку.



– Зачем? – продолжая рассматривать выпуклые отображения трав, спросила Зоя.



«Интересно, что за растения? Найти бы образцы».



Перваков подошёл к девушке.



– Дай ларец. Как ты можешь глядеть на каракули, когда жизнь, подобно разряжающейся батарейке вот-вот закончится.



Леонид взял шкатулку и направился к центру комнаты, Орлова продолжила осматривать настенный «гербарий».



Перваков опустил ларец на пол и отошёл на три шага. Мужчина сколько ни крутил шкатулку – постамент не появлялся.



Зоя услышала в наушниках, как засопел Леонид. Орлова оглянулась. Подойдя к мужчине, девушка схватила ларец, по которому хотел пнуть Перваков.



– Угомонись. Надо откинуть эмоции и подумать «холодной» головой.



Мужчина хотел плюнуть, но передумал.



«Попался как мышонок в ведро с молоком. Тоже мне, гуру выискалась. Без тебя знаю, что делать».



Девушка, подступив к стене, нажала на кнопку блока управления, который находился на груди.



– Энергии осталось пятьдесят процентов, кислорода – восемнадцать процентов, – сухо ответил электронный голос.



Взор девушки прилепился к чудному цветку, Зоя погладила рукой рифлёный лист растения. Рисунок на шкатулке и выпуклые изображения трав на стене – совпадали.



– Иди ко мне.



– Что надо? – спросил мужчина.



– Подойдёшь – увидишь.



Перваков побрёл к девушке, он сдвинул брови к переносице и посмотрел на Зою.



– Чего звала?



Орлова ткнула пальцем в барельеф, затем указала на шкатулку.



– Рисунок совпадает, и что?..



Зоя перевернула ящичек верх дном – буквы блеснули золотом.



– Впервые встречаю подобный алфавит.



– Мы на Марсе. Забыл?



– Знаю.



Осмотрев рисунок на стене, Перваков сел на корточки, взгляд Лёни остановился на четырёх дырках в барельефе.



– Смотри. Это ключ!



– Что?



Леонид покрутил шкатулку в руках и вставил в отверстия, ножки ларца впились в выпуклый стебель травы. Зоя обернулась.



– Лёня, механизм сработал.



Пол проваливался, создавая выступы с двух сторон и дыру, в которую мог пролезть буйвол. Мужчина и девушка подбежали к отверстию, вниз: в другую комнату вела лестница.



– Я разведаю.



Леонид сошёл по ступеням и увидел коридор, стены которого выкрашены в оливковый цвет.



Перваков шёл среди трёхметровых статуй, на него взирали худощавые люди, одетые в скафандры.



– Что там? – спросила Орлова.



Леонид услышал в наушниках прерывистое дыхание Зои.



«Нужно возвращаться – она будет тревожиться».



– Спускайся.



– А ларец? – спросила девушка.



– Оставь.



«Странные скафандры, походят на экзоскелеты. Раздобыть бы один образец. Жаль, времени нет».



Перваков вернулся. Поднявшись по ступеням, он увидел, как девушка отсоединила ящичек от стены.



– Зачем взяла шкатулку?



Зоя обернулась и вздрогнула, дыра сужалась – постамент выезжал наверх.



– Мигом ко мне!



Перваков спустился по лестнице. Орлова домчалась до отверстия и скакнула вниз, – Леонид поймал Зою.



– Чего ты носишься со шкатулкой?



– Благодарю, – всматриваясь в лицо спасателя, промолвила Орлова.



Перваков поставил девушку на ноги.



– Идём. У нас двадцать минут времени. Мы выберемся, верь мне!



Пройдя длинный коридор, мужчина и девушка вошли в зал, в который мог въехать «КАМАЗ».



– Лифт. Лёня, это лифт! – воскликнула Зоя. – Мы спасены.



Перваков и Орлова добежали до конца зала, где располагался подъёмник.



– Где у него дверь?



– Смотри, золотые буквы, один в один как на шкатулке. – Зоя обошла лифт. – Дырки…. Помнишь, ты говорил, что ларец – это ключ.



Орлова вставила ножки шкатулки в отверстия, – дверь открылась.



Леонид заглянул в кабину.



– Ящичек не вытаскивай!



Девушка кивнула.



– Пять уровней. Мы находимся на втором этаже.



Перваков шагнул в оливковую кабину, на стене было изображено пять треугольников, соединённых друг с другом, будто ствол пальмы.



– Зоя, хватай ларец и заходи в кабину.



Подбежав к мужчине, девушка положила руку на его плечо.



Дверь закрылась. Перваков нажал на кнопку – лифт тронулся.



Прошло девять секунд.



Подъёмник остановился – дверь раскрылась. Зоя увидела, как песок сыпался с верха кабины.



Космонавты вышли из лифта, который, спустя пять секунд исчез с поверхности красной планеты. Покорители Марса глянули друг на друга и, обнялись, поцеловаться им помешали скафандры.



Леонид приметил в дали марсоход, занесённый песком.



– Взгляни, транспорт нас дожидается.



Добежав до марсохода, мужчина и девушка перевернули машину, которая вгрызлась колёсами в песок. Космонавты достали баллоны из багажника и запаслись кислородом.



Леонид нажал на педаль газа, и марсоход двинулся к станции.



Прошло двадцать минут.



Зоя увидела вдали станцию Королёв. Из песка выглядывали две «танковые» башни с толстыми дулами, – это были жилые блоки. Возле них холмами расположились ангары, АЭС и завод. В пятидесяти метрах от построек возвышался стартовый комплекс, который выглядел как шахматная ладья. Три радиотелескопа смотрели в небо, прослушивая вселенную.



Космонавты доехали до станции. Леонид подал девушке два полиэтиленовых мешка, Зоя завернула в них ларец и вылезла из машины.



Перваков загнал марсоход в ангар и побежал догонять Орлову, которая направлялась к модулю.



– Смотри, Акако стоит у двери, – оглянувшись, молвила девушка. – Ребята заждались.



Ватари подбежала к коллегам и обняла.



– Увидев вас, мы не поверили глазам. Думали – вы погибли. Идёмте в модуль, Себ расскажет.



Сотрудники зашли в дуло «танковой» башни. Сняв скафандры, коллеги направились в аппаратную каюту.



– Что у тебя в мешочке? – спросила японка.



– Ларец, – ответила Зоя и покосилась на Ватари.



«Много будешь знать – быстро состаришься».



Акако носила короткую причёску: а-ля Жанна Д;Арк. Заострённый подбородок и ломаные брови: говорили о сложном характере Ватари. Она умела скрывать чувства от людей, поэтому за глаза японку называли хамелеоном.



– Где ты взяла шкатулку?



– В пещере, – сухо ответил Леонид. – Вопросы потом. – Перваков и Орлова посмотрели друг на друга, Зоя моргнула в знак благодарности.



Коллеги вошли в аппаратную каюту, где их встречал Себастьян.



– Мы не надеялись вас увидеть, – хлопая по плечу командира, воскликнул француз.



– А мы оказались «живее всех живых», – промолвил Леонид. – Где американец, Мэй и Краузе?



– Они уехали вас искать. Нашли пещеру, взломали стену, а вас нет.



– Понятно.



Перваков нажал на кнопку пульта управления и вызвал Дина. Через три секунды Леонид услышал гнусавый голос американца.



– Возвращаемся на станцию. Вы где прятались? Мы не поняли трюка. Нашли следы в пещере и марсоход, занесённый песком. Наделали шороха и смылись.



– Не груби, Хилл, – буркнул Перваков. – Объясню позже, когда вернётесь. Конец связи.



Прошло четыре дня.



Зоя открыла дверь и, зевнув, установила электронный замок, чтобы никто не пробрался в каюту. Девушка сняла кроссовки.



Она увидела шкатулку и вспомнила, как четыре дня назад на станции разгорелся спор. Акако и Дин возмущались, – Орлова забрала артефакт. Перваков дал понять: «Ларец принадлежит Зое по праву».



Коллеги дивились перемене в отношениях между Леонидом и Зоей.



Стянув салатовый комбинезон, Орлова направилась в душевую кабину.



Струи воды лились на голову и плечи девушки, сгоняя пену. Через семь минут поток остановился.



Опять Ватари первая помылась. Сколько ей говорила: «Будь бережливой!» Ждать, когда бак наполнится, и согреется вода, – наступит полночь. Завтра Акако останется без душа. – Зоя улыбнулась, представив, как японка выйдет в кимоно из каюты и спросит: «Кто мылся первый?»



Опустив ручку смесителя, девушка накинула халат.



На тумбочке стоял ларец, Орлова погладила его рукой и, отойдя на два шага назад, – упала на кровать. Зоя вспоминала, как исследовала шкатулку, – микробов и вирусов не обнаружено. Внутри ларца находилось желевидное вещество, в котором покоилось ржаво-коричневое семя, один-в-один похожее на косточку от финика.



Орлова посадила семечко в лабораторной теплице.



Зоя укрылась одеялом и уснула, – свет в каюте выключился. Девушка увидела сон.



– Лёня, смотри, что выросло!



– Плоды странные, на флэшки смахивают.



Финик подрос до двух метров в высоту, зелёные листья упирались в потолок.



– И правда, – согласилась Зоя.



У двери каюты послышался шорох, – девушка проснулась. Зевнув, она села на кровать. В дверь постучали. Орлова глянула на экран, который висел на стене у входа.



Молочный корпус робота сиял в свете ламп, фиолетовые суставы и шея Andr-USH2 помогали Зое разглядеть очертания ночного гостя. Для удобства, робота назвали Андрюшей, которого создал инженер Юрий Шмелев.



Орлова открыла дверь.



– Заходи. Ты меня разбудил.



– Я исполняю ваше поручение.



– Что стряслось?



– Семя взошло. Выпустило первый лист.



– Косточка из ларца?



– Да. – Андрюша отвернулся, чтобы не смущать Зою.



– Идём, – натянув комбинезон, заявила Орлова.



Девушка и робот пошли по коридору и оказались во втором модуле. Андрюша открыл дверь, Зоя вбежала в теплицу.



– Чудо! – наклонившись над ростком, воскликнула Орлова. Она взяла инструмент с полки и вернулась к растению. – Андрюша, проследи за порослью. Появятся новости – буди.



– Хорошо, Зоя.



Она вживила наночип в лист финика, затем побрела к двери.



– До завтра.



– Доброй ночи. Сведения будут поступать на ваш ноутбук.



– Это наш секрет, – Орлова приложила палец к губам и на прощание махнула рукой.





Зоя шла по коридору, соединяющему модули, из-за угла возникла Акако. Она дёрнулась и исчезла за поворотом. Орлова добежала до кухни и толкнула ручку, – дверь открылась. Ватари стояла у холодильника, держа бокал с водой.



– Следишь за мной?



– А ты что не спишь?



– Тебя не спросила.



– Что вы скрываете?



Зоя погладила шею и отвернулась.



– Не буду отвечать на твои глупые вопросы. – Орлова хлопнула дверью.



Настало утро.



В белой комнате, вдоль стены располагались большой экран и панель управления станцией. Индикаторы горели то жёлтым, то зелёным цветом, будто светофор на перекрёстке. Леонид стоял, держась за спинку кресла, в котором сидел Мэй, следивший за датчиками водородной АЭС.



В аппаратную вошёл Хилл.



– Что им взбрело в голову: строить четыре модуля? Мало у нас забот? – ворчал Дин.



– Приказы не обсуждают, – повернувшись к Хиллу, заявил Перваков. – Ты – военный, в отличие от меня. Должен понимать... Идём на завод.



Россиянин и американец вышли из аппаратной и сели в кабину, – лифт тронулся.



Дверь открылась, и они заглянули в склад. Коллеги надели оранжевые комбинезоны и схватили рюкзаки, в которых лежали инструменты. Мужчины зашагали к подъёмнику.



– Нам следует съездить в пещеру, где вы нашли ларец. И спуститься на лифте на пятый уровень.



– Исключено. Мне хватило первого раза.



– Струсил. Я полезу. Главное шкатулку взять.



– Нет, – сказал, как отрезал Леонид. – Он прыгнул ко второму подъёмнику и нажал на кнопку. – Что он не едет?



Из-за угла появилась Зоя. Американец покосился на девушку.



– Ты не понимаешь выгоды. – Хилл подошёл к Первакову. – Наука шагнёт далеко вперёд, благодаря марсианским технологиям.



Орлова посмотрела на Леонида, ожидая, что он скажет.



– Нет. Я не могу рисковать людьми. Закрыли тему.



Послышался шум приближающейся кабины. Перваков шагнул к Зое и встал у дверей первого подъёмника.



– Ты подумай, – не унимался Дин.



– Лёня сказал – нет! – воскликнула Орлова. – Фантастики насмотрелся? Это мечты, мой юный падаван.



– Закрой рот! – рявкнул Хилл. – Не твоё дело. Вы что-то скрываете…



– Вот ещё, – скривила губы Зоя. – Что нам утаивать?



– Почему Перваков доверил тебе ухаживать за растением, а не Акако? Вы что-то недоговариваете.



Дин повернулся, и дверь открылась. Козёл выскочил из кабины и прыгнул на грудь американца, Хилл упал на спину. Зоя улыбнулась.



– Чего ржёшь? – поднимаясь с пола, вскричал Дин. – Я не клоун, чтобы надо мной смеялись.



– Нет, ты не клоун, – заметила девушка. – Надо же, два козла встретились.



Леонид, сдерживаясь от смеха, глянул на американца. Хилл смотрел на Первакова исподлобья.



Дверь открылась и из кабины первого подъёмника вышла Ватари.



– Жору видели?



– Да, – ответила Орлова. – Он поскакал к теплицам. Надеюсь, двери закрыты.



Коллеги направились к оранжерее, по дороге они столкнулись с французом.



– Вы что мешкаете? Козёл в первой теплице, поест наш урожай.



Они вошли в оранжерею. Сорок минут коллеги гонялись за животным, пока не изловили.



– Как козёл проник в лифт? – поинтересовался Перваков, держа возмутителя спокойствия на руках.



– Моя вина, – отозвалась Акако. – Он лежал на столе в медицинской каюте. Козёл спал. Я зашивала ему рану. Обработала шов спреем и вышла в коридор. Животное очнулось, видимо, вколола малую дозу снотворного. Жора выбежал из кабинета и скакнул в подъёмник, дверь была открыта: из него выходил Вольфганг. Что произошло дальше – вы знаете.



– Тебе Ватари, – объявляю строгий выговор, – сказал Леонид.



Добравшись до шлюзовой камеры, Перваков и Хилл стали надевать скафандры.



– Ты, что упёрся? Эта замухрышка встряла в разговор…



– Не смей обзывать Зою.



– Амуры…



– Какие ещё амуры? – спросил Леонид.



– Будто не понимаешь, – прищурившись, наседал Хилл. – Ты знаешь, что на станции «сердечные дела» под запретом. Статья третья, пункт пятый.



– Заткнись, Дин. Получишь на орехи.



Выйдя из модуля, коллеги ступили на почву, под которой, на глубине двести метров находилось ледяное озеро.



– На следующем сеансе связи с Землёй доложу о твоём самоуправстве.



– Ты помолчал бы! – крикнул Перваков и оглушил американца, который вздрогнул от неожиданности. – Я видел, как ты выходил из каюты Ватари в два часа ночи.



– Интересная история, – произнёс Бингвен.



– Тише, идиот! Вся станция слышит. – Американец покраснел.



– Слышит лишь Мэй. Болван.



– Премилая беседа у вас, получается, – пошутил китаец.



– Мы играли в Го. Засиделись допоздна.



В наушниках американца послышался смех Бингвена. Хилл кусал губы, сильнее сжимая кулаки.





– Шагай быстрей, – торопил Перваков. Хилл плёлся сзади, в то время как Леонид приближался к заводу.



Зоя вышла из душевой кабины, напевая мелодию. Накинув халат, девушка направилась к тумбе, на которой лежал ноутбук. Орлова стукнула по пробелу, – экран загорелся.



«Пришло сообщение». – Она поводила пальцем по сенсорной панели и, – документ открылся. На трёхстах страницах текста были разбросаны завитки, палочки и геометрические фигуры. – «Что за абракадабра? От кого письмо?»



Орлова услышала голос Акако.



– Кто мылся? Кому-то устрою холодный душ.



Зоя улыбнулась. Она прочитала название документа: «Финик». Сбор сведений за сутки. Открыв рот, девушка моргнула. – «Не может быть! Закодированное письмо. Необходим квантовый компьютер, а он стоит в аппаратной. Рассказать коллегам? Нет. Кто знает, что зашифровано в письме. Вскрою ящик Пандоры... – Девушка почесала лоб. – Завтра дежурит Лёня». – Зоя услышала, как постучали в дверь.



– Кто?



– Акако.



«Заявилась». – Закрыв ноутбук, Орлова сунула его под одеяло.



– Сейчас, оденусь, – крикнула Зоя.



Она отворила дверь. Японка, одетая в алое кимоно, криво улыбнулась, Орлова почесала шею и впустила гостью в комнату.



– Извини, выдался трудный день. Хотела бы поспать.



– Я не задержу… – осматривая комнату, молвила Ватари. – Ты мылась?



– Явилась ко мне, чтобы узнать: соблюдаю ли я гигиену?



– Ты должна уговорить Первакова, съездить в пещеру. – Японка посмотрела Зое в глаза.



– Будто послушает.



– Я думаю: ты скромничаешь.



– Ничуть. – Открыв дверь, Орлова протянула руку, показывая гостье, что визит закончен.



– Спасибо за тёплый приём, – буркнула Акако и выбежала из комнаты.



Прошло три дня. Открыв дверь, Орлова глянула в спортзал. Перваков тягал стокилограммовую штангу, она бренчала, когда касалась пола. Зоя оглянулась. Она вошла в комнату и закрыла дверь, щёлкнул замок.



– Что стряслось? – опуская штангу, вопросил мужчина. – Почему ты не работаешь в теплице?



– Появились новости.



– Какие вести?



– Андрюша рассказал, что Ватари вживила чип в лист «финика».



– Не известив меня? – возмутился Леонид.



– Хилл подслушал наш разговор.



– Мы обязаны помешать Дину и Акако. Если ему удастся передать сведения по лазерной связи, янки будут полновластными хозяевами на Земле. Что ждёт Россию, догадываешься…



– Не забегай вперёд.



Леонид задумался. Он вспоминал прочитанный текст, который расшифровал квантовый компьютер. Позапрошлой ночью, влюблённые не отводили глаз с экрана, читая послание марсиан. Перваков и Орлова узнали тайну гибели цивилизации, остатки которой переселились на Землю. В спутник красной планеты врезался крупный астероид, его обломок сорвал атмосферу Марса, будто полотно со статуи. Таким образом, появились два спутника: Фобос и Деймос.



– Лёня, где витаешь?



– Что?



– О чём думаешь?



– Надо уничтожить «финик».



– Жалко.



– У пчёлки…. Где жёсткий диск?



Подойдя к Леониду, Зоя шепнула ему на ухо:

– В горшке с геранью.



– Если начальство узнает о моих делах, – врежут по шее. Дорога в космос будет заказана. – Перваков обнял девушку. – Мы обязаны оградить родину от надвигающейся опасности. Выдерни «финик». Беги.



Леонид чмокнул девушку в щёку и направился к спортивным снарядам, его ждала беговая дорожка, по которой Перваков должен пройти десять километров.



Орлова подходила к теплице.



«Благо, что сегодня Дин и Ватари трудятся на заводе…»



Зоя приготовила раствор, который должен погубить чудо-сеянец. Она вошла в оранжерею и хотела обрызгать «финик», но её рука задрожала.



«Не хочу тебя убивать…. Прости. На память оторву лист». – Закрыв глаза, девушка опрыскала «финик». Через десять минут чудо-растение засохло.



Наступил вечер. С завода вернулись Дин и Акако, они поспешили в каюту, где жил американец. Их интересовало: не пришло ли известие от чудо-сеянца?



Хилл открыл ноутбук и увидел сообщение, в нём говорилось, – наночип вышел из строя. Дин побежал к теплице.



Зайдя в неё, мужчина стал искать «финик», взгляд американца наткнулся на погибшее растение.



– Не-е-е-т! – закричал он и вылетел из оранжереи, будто за ним гнался пчелиный рой.



Ватари и Хилл решили обыскать каюту Орловой. Зоя и Леонид сидели в аппаратной, Себ, Мэй и Краузе лечились в «соляной пещере», играя в домино.



Дин взломал дверь и, оглядевшись, прошёл в комнату, японка осталась снаружи. Американец обследовал каюту, но не смог отыскать накопитель.



– Орлова возвращается, – крикнула Ватари.



Хилл кусал губы, осматривая каюту. Он почесал затылок.



– Где же диск? Знаю, – накопитель лежит у Орловой.



Дверь открылась.



– Выходи быстрее, – вскричала Акако.



Зоя увидела, что у каюты стоит Ватари. – «Как они посмели?»



Девушка подбежала к месту преступления.



– Что вы здесь забыли?



– Мы? Ничего, – заикаясь, ответила Акако.



Орлова оттолкнула японку от двери и залетела в каюту, где творился беспорядок.



– Выметайся отсюда. Ты поплатишься за взлом и кавардак.



– Заткнись. Где диск?



– Что?



– Не прикидывайся. В накопителе содержится послание марсиан.



– Я сказала, – вон! – топнув ногой, крикнула Зоя. Она сорвала светильник со стены и бросила в незваного гостя.



Хилл отклонился, но бра врезалась ему в колено. Дин взял горшок, в котором росла герань. Орлова затаила дыхание.



«Хоть бы пронесло».



Американец сжал зубы и кинул сосуд в Зою. Она отскочила в сторону. Горшок рухнул на кровать, земля и диск вывалились на покрывало.



– Накопитель, – вскрикнула японка. Орлова схватила диск, завёрнутый в целлофан, и хотела выбежать из каюты, но Акако захлопнула дверь.



Зоя вбежала в душевую кабину, Дин погнался за девушкой. Она закрыла дверцу и включила воду, влага попала на накопитель сквозь дыру в целлофане. Выломав дверцу душа, американец откинул её прочь, жидкость брызнула ему в лицо. Он вырвал диск из рук Зои.



Дин и Акако ушли. Орлова опустилась на колени. Слёзы покатились по щекам девушки, она закрыла лицо ладонями. Струи холодной воды лились на Зою, но она не ощущала озноба. «Это конец. Я не смогла отстоять диск…»

* * * * * * *

Прошло пять лет.



Космонавты, одетые в скафандры, вошли в шлюзовую камеру. Хилл подошёл к Орловой и отдал накопитель.



– Он неисправный. Прости меня. Я был не прав. Послание марсианской цивилизации утеряно навсегда, – с горечью заявил Дин.



Орлова попрощалась с коллегами, они надели шлемы.



– Любимая, выйди.



Зоя удалилась. Перваков нажал на кнопку, воздух выкачался из шлюзовой камеры. Открылась дверь.



Леонид простился с товарищами, которые направились к стартовому комплексу. Космический корабль поднялся в небо. Мужчина смотрел на улетающий Арес-3, пока он не скрылся из вида. Перваков направился к модулю.


Зоя стояла у прозрачной стены, девушка ждала, когда откроется люк и в него войдёт Леонид.


Прошло пять минут. Орлова увидела, как открылся люк, и в шлюзовую камеру вбежал мужчина. Девушка встретила его с улыбкой. Перваков нажал на кнопку, – атмосфера восстановилась. Он снял шлем, а Зоя открыла дверь и вошла в шлюзовую камеру.



– Чего ты стоишь? – с укором и в то же время с заботой в голосе произнёс Леонид. – Идём в спальню, тебе нужно отдохнуть.



– Я боялась, что ты улетишь.



Они вошли в подъёмник.



– Я дал слово, что не брошу тебя на пустынной планете. Пробыл пять минут…



– Они мне показались вечностью.



Зоя и Леонид вошли в спальню, Орлова прилегла.



– Сядь рядом. Скучаю по родным, по русской природе. Почитай стихи Есенина.



Перваков взял книгу из шкафа и сел на кровать, из брошюры выпал сухой лист.



– «Финик»! – вскрикнула Зоя.



– Что?



– Где желевидное вещество, которое вынули из ларца?



– Оно лежит в коробке.



– Принеси.



– Тебя не поймёшь, то сядь, то беги…



– Пожалуйста!



Мужчина выбежал из каюты.



Когда Орлова забеременела, Леонид начал строить семейный модуль. Перваков запомнил три технологии из послания марсианской цивилизации и создал небольшой маскон, дабы увеличить силу притяжения, чтобы Зоя смогла выносить ребёнка. За два месяца ударного труда, Перваков и его подчинённые выстроили на масконе жилой модуль.



Прошло девятнадцать минут. Дверь распахнулась, в комнату вошёл Леонид, который нёс банку, будто корону на коронации.



Открутив крышку, Зоя опустила сухой лист в желевидное вещество. Он оживал на глазах, зелёная окраска отвоёвывала всё больше места у серого цвета. Наконец, сухой лист позеленел.



– Пошли в теплицу, посадим… – предложила девушка.



– Идём, иначе не отстанешь.



«Финик» прижился, Зоя вставила наночип в растение.

* * * * * * *

Прошло три месяца. Орлова и Перваков вошли в оранжерею. В центре теплицы возвышались пятиметровые сосны, у стен, тесня друг друга, росли берёзы. Супружеская пара присела на изумрудный газон.



– Благодаря знаниям, полученным от «зелёной флэшки», мы преобразим красную планету, – высказал мысль мужчина.



Орлова глядела на Леонида, который держал месячного ребёнка на руках.



– Ты создал уголок русской природы. Наши внуки будут жить на преобразованном Марсе. Увидим ли мы Землю? – наклонив голову, грустно спросила Зоя.



– Возможно. Но для Марка – Земля чужая.



– Он не проживёт и полтора месяца, несмотря на то, что будет находиться в экзоскелете. Марс стал нашим домом.

[1] Сола. Марсианские сутки длиннее земных на 40 минут. Сол равен 24 часам 40 минутам.



Дмитрий Бузунов

Отредактировано: 10.02.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться