Зелёная нить прощения

Размер шрифта: - +

Глава 13

Очнулась в своей кровати. Меня мутило. Голова болела, как с похмелья. В горле пересохло. Почувствовав запах кофе, с трудом поднялась с кровати и, пошатываясь, добрела до кухни.

Виола обернулась на звук шагов и чуть не выронила турку.

– Слава богу! Ты пришла в себя, – она помогла мне сесть и налила стакан воды, который я осушила двумя глотками. – Ну и видок! Боюсь спрашивать, как ты себя чувствуешь.

– Что произошло? – спросила я, не узнав собственный голос.

– Под конец сеанса ты закричала так, что у меня волосы встали на затылке, потом схватилась за голову и потеряла сознание. Жуткое было зрелище, – Виола поёжилась. – Павел помог донести тебя до машины, а потом до квартиры. Он сказал, что такое иногда случается. И если не очнёшься утром, то придётся вызвать скорую и отвезти тебя в больницу. Что ты увидела?

Я рассказала подруге о том, что разбила окно, а потом налетел ураган и наступила темнота. Она приготовила завтрак, помогла мне принять душ и поехала домой.

Почувствовала себя человеком, только когда выпила две чашки кофе с печеньем и шоколадом. Я решила провести день на диване, читая какой-нибудь детектив или фантастический роман.

Но звонок в дверь нарушил планы. На пороге стоял Женя с огромным букетом роз.

– Оля, прости, – его лицо осунулось, а под глазами залегли сине-фиолетовые тени. – Я вёл себя глупо и не по-мужски, – он вздохнул, положил букет и взял меня за руки ледяными ладонями. – Нужно было не бежать от проблемы, а остаться и решить её. Есть ли шанс, что ты простишь?

– Шанс есть всегда, – уклончиво ответила я, высвободив руки и скрестив их на груди. – Где ты пропадал?

– В Лондоне, у друзей. Хотелось выветрить из головы вашу с Виолой мистическую историю и дать тебе время, – я молчала, и он продолжил. – Я люблю тебя. Но постоянно бороться с прошлым не могу и не хочу, – Женя протянул конверт. – Здесь билеты на Филиппины. Вылет завтра. С мамой я договорился, она с радостью отпустит тебя. Подумай. Буду ждать в аэропорту. Если захочешь двигаться дальше и забыть о нём, собирай вещи и приезжай. Если намерена и дальше жить прошлым и страдать, оставайся дома. Приму любое решение.

Я автоматически взяла конверт, а Женя развернулся и ушёл, не дав опомниться. Какое там почитать роман! Моя жизнь стала увлекательнее любой фантастики.

Дойдя до гостиной, без сил опустилась на диван. И что теперь делать? Любая другая девушка на моём месте прыгала бы до потолка от радости: Филиппины! Более семи тысяч райских островов, затерянных среди морей и океанов. Роскошные пляжи с белоснежным песком, прекрасный климат, удивительная флора и фауна, шикарный дайвинг, вкусная кухня...

Любая другая пела бы и пританцовывала, укладывая летние наряды в чемодан.

Я понимала Женю. Он прав: надо либо двигаться дальше, либо оставить его в покое. Какая жизнь ждала меня без него? Заполненная работой, учёбой и непонятными «спиритическими сеансами», которые не приносили ничего, кроме тупой ноющей боли, как от удалённого зуба. И шанса оказаться на больничной койке.

Из густого тумана мыслей меня вырвал звонок. На дисплее высветилось: «Виола».

– Привет, – сказала я.

– Откуда она узнала?! – как всегда, без предисловий начала подруга. – Вера подкараулила меня и сказала, чтобы я прекратила лезть, куда не следует. Иначе ждёт такая же участь, как и Максима, – дыхание Виолы было порывистым. – Оля, она даже не скрывает, что околдовала его! А ещё заявила, что завтра они уедут так далеко, что мне до Максима будет не добраться. Что теперь делать, ума не приложу…

– Ви, не надо ничего делать, – пока она говорила, я окончательно поняла, что сыта по горло. – Оставь их в покое и смирись. Иногда человек не в силах изменить судьбу, особенно не свою.

– Как ты можешь так говорить? Что с ним будет? Неужели тебе всё равно?

– Нет, мне жаль Максима. Но я смертельно устала цепляться за прошлое. Хочу жить, Виола, жить собственной жизнью, а не иллюзиями, в которые попадаю под воздействием Павла. Хочу двигаться вперёд, а не назад. Твой брат уже принёс достаточно боли, чтобы остановиться и не искать новые страдания. Прости, но завтра я улетаю с Женей на Филиппины и больше не хочу слышать о Максиме.

Она долго молчала, и я подумала, что Виола отключилась.

– Наверное, ты права, – со вздохом, перешедшим во всхлипывание, сказала подруга. – Не следовало втягивать тебя в эту историю. Прости…

– И ты меня прости. Я люблю тебя, и знаю, как ты любишь брата… – я замолчала, чтобы сделать несколько глубоких вдохов и не расплакаться. – Помни, что у тебя есть Миша, и держись за его любовь.

Мы попрощались, и я стала собирать вещи. Искренне хотела идти вперёд, как и сказала Виоле, но в душе зрело беспокойство. Я не могла понять, что за тревожное чувство сковывает сердце и заставляет пульс учащаться. И постаралась загнать его как можно глубже, сосредоточившись на упаковке чемодана.

Через сутки мы с Женей спустились по трапу самолёта на острове Боракай. Если есть на Земле рай – то он здесь. Несмотря на утомительно долгий перелёт с двумя стыковками, несмотря на почти сутки без сна, смену климата и часового пояса я была потрясена тем, что увидела.



Мария Эрфе

Отредактировано: 31.05.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться