Зеленоглазая печаль Мария

Глава 10. Чародей.

Фантастические персонажи стали появляться постепенно.

Первым явился к Марии во сне восхитительный чёрный конь. Весь собранный будто из стали, вылитый и отточенный с отблеском золота при свете закатного солнца. В глазах – будто космос, грива – мягкая как шёлк.

Навсегда и прочно проник в память и сердце Марии. Невиданная мощь этого жеребца сквозь пространство доходила до Маши и наполняла её восхищением, уверенностью и твердостью.

Мир Марии расширился и достиг золотистых горизонтов. Конь будто читал мысли, откликнулся он и на просьбу Маши подойти. Ей так захотелось прикоснуться к благородному существу, жеребец подошёл поближе. Невероятно было ощущать его присутствие физически, рукой провела по гриве… В голове кто-то повторял: «Это сон, это сон. Это сон!»

Каким-то шестым чувством услышала она мысли черного коня. Он хотел услышать её голос, пообщаться. Маша вслух сказала: «Привет. Как тебя зовут, волшебный?». Он, конечно, ничего не ответил, склонил свою голову в знак того, что она может его называть как угодно. Марию он всегда услышит и придёт к ней на помощь.

Что же? Самая большая и мощная сила исходила от этого коня. Магически обволакивали и погружали в космос его глаза. Было что-то неведомое, слегка зловещее и в то же время такое очаровывающее… Конь обладал необыкновенной силой воздействия, Мария чувствовала его, знала о его способностях, его мастерстве, понимала, что это непростой жеребец обладает какими-то особенными знаниями и мысленно его назвала. Чародей.

Ночная прогулка рядом с ним по полю при лунном бледно-голубом свете. Погружение в мистическое пространство, запахи различных трав, лёгкая прохлада ночи, дыхание силы рядом. Манящее и опасное время, однако Мария была полна блаженного покоя. Бархат ночи обволакивал нежностью, загадочностью, таинственностью. Чародей рядом. Ничего не страшно.

Мария проснулась, потрясенная глубоким своим присутствием в этом сне. Образ черного волшебного коня ещё витал возле неё… Как будто издалека доносились незнакомые звуки ночных птиц и постепенно таяли. Оставалось присутствие большого неведомого надежного…



Мила Кристик

Отредактировано: 30.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться