Зеленоглазая печаль Мария

Глава 12. Зарождение писательницы.

Мария несколько дней пребывала в весьма расслабленном и довольном состоянии. С Таисией было удивительно спокойно, её капризы и хулиганства, непослушание и своеволие воспринимались женщиной вполне терпимо. Малыш подрастал и радовал первыми гримасками, очень похожими на улыбки и выражения различных эмоций. Нежность странным образом наполняла сердце зеленоглазой Маши, и ей очень хотелось поделиться с кем-то опытом своих переживаний, снов и грёз. 

Писать в дневнике она стеснялась. Было весьма неловко даже от мысли, что кто-то может всё прочитать и этот кто-то обязательно подумает, что Мария - сумасшедшая и что ей давно пора в психушку. Пытки, лошади, перенос тела и сознания во младенчество. Глюки одним словом. Нет. Ведение дневника - это точно не для неё. Рассказать подругам... Ха... которых нет... Да, но мысли всё вертелись около последних событий, все воспоминания и страдания о бывших мужчинах, их предательстве и, впрочем и вцелом, уныние и её привычная тоска, отошли на второй план.
Иногда она представляла себя в роли какой-то весьма популярной и загадочной писательницы. Ох. Возбужденное сознание рисовало образы и картинки из какой-то неизвестной для неё жизни. Путешествия, встречи, приключения. Если бы рыжеволосая Мария в это время посмотрела на себя со стороны, она бы себя не узнала: озорные искорки горели в её глазах, ресницы трепетно дрожали, теплый румянец разливался по нежным щечкам, грудь вздымалась и сердце радостно и ритмично стучало, создавая волшебную музыку. Было что-то дерзкое и необузданное во внешнем виде, хотя одежда и окружающий фон оставались такими же.

Для того, чтобы как-то себя занять пока дочь в садике, а малыш спит, в перерыве между стиркой и готовкой, наша героиня бережно брала книги Джулии Кэмерон и читала их взалеб. Какая-то параллельно существующая внутренняя часть Марии стала оживать, где-то в подкорке, в глубине души она уже выполняла задания из "Пути художника", она уже была в образе писательницы, читая книгу "Право писать", зеленоглазая девушка достаточно глубоко уже откапывала своё сокровище, поглощая страницу за страницей "Золотой жилы". 

И всё таки природная стеснительность, а, может, неуверенность в своих силах, и скорее всего просто низкая самооценка и огромная тёмная туча страхов не позволили пробиться ростку. Слишком много ограничений и комплексов. Маша вновь и вновь перечитывала любимые книги, оставаясь лишь тенью настоящей писательницы. Её внутренняя творческая натура лишь начала зарождаться где-то в далеких и тёмных неизведанных внутренних мирах.



Мила Кристик

Отредактировано: 30.03.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться