Зелёные святки

Глава 6

В окошко поскреблись настойчиво. За стеклом мелькнула знакомая кошачья мордаха.

Анна выглянула, пригласила:

- Залезай!

- Да не, я так… Тутачки посижу. Воздух свежий и всё такое… Я тебе гостинец доставил. От бабуси. Принимай передачку. – Дворовый протянул корзинку, покрытую белой вышитой салфеткой.

Под ней, румяные да тёплые, лежали пирожки.

- С капустой да картошечкой, – облизнулся кот.

- Угощайся, - предложила Анна.

Но дворовый отказался:

- Я ужо подъел чуток, не сдержалси. Скусная пища! Оня с кикой напекли.

- Как она?

- Терпит да дни считает. О тебе скучает, привет шлёт. А вот кума с кумом маютси.

- Это какие?

- Кикуня с суседушкой. Измучилися ужо в дому сиднем сидеть. Бывалоча на крылечке соберёмси, посидим рядочком. А то к дальнему куму до баньки добредём. Там-то веселье!

- А шапка чья? – живо поинтересовалась Анна.

- Дык, баенника. Шапка непроста – ежели взад перевернуть, невидимкой сделаешьси.

- Без шапки не получается? – удивилась Анна.

Кот смутился:

- Я табачок у деда таскаю… Ихний домовик злющий. Ни за что не пропустит! Дык я в шапке – ррраз и прихвачу малость. Мне много-то не надо.

- И он тебя не видит?

- В шапке - нет. Хорошая штука. Жаль, кум жадничает, редко одалживает.

Когда кот уковылял прочь, Анна задумалась - чем бы его поблагодарить. Нравился ей беззлобный и забавный дворовый.

Вот только, что он любит? Кошачьего корма ему купить? Он же вроде как кот… Или лучше сигарет?...

Размышляя о том, прошла на кухню, выложила на тарелку пирожки, похвалилась:

– От бабы Они!

- Вишь, неугомонная какая! Заботится о тебе, – улыбнулась Грапа. – Давай почаевничаем что-ль.

Чаем называла она травяную смесь - заваривала в прозрачном чайничке свежий тимьян, добавляла веточку розмарина, листочки мяты. Свежестью летней пахло от такого напитка. И немного хвоей, праздниками зимними.

- Шустрый у Они дворничий. Ты несколько монеток ему подари на забаву.

- Зачем?

- Станет пересчитывать да радоваться, всё развлечение.

Анна спросила про лунницу – мол, что за знак такой.

- Знатный оберег! Особенно если по роду передаётся. От порчи да взглядов урочливых, от наветов недобрых. Ну и любви да ладу семейному способствует. А почему интересуешься?

- Да так… Интересно стало, - умолчала Анна про свою давешнюю находку.

- Давай собираться к Матрёше. Ты отправляйся, а я уберусь тут.

- Лучше я помогу. Не ждите меня, я быстро.
...

Про обретённое бабушкино наследство Анна собиралась рассказать всем сразу, а ещё посоветоваться – как выбрать правильный знак, свой оберег.

Чуть позже подошла она к летней кухоньке, густо увитой колючими розовыми побегами. А невольно услышав конец разговора, приостановилась в растерянности.

- Как же мы прозевали-то? Заморочила Анька всех! Прикинулась невинностью святой!

- Тоська, не наговаривай на девку-то! – проскрежетал недовольно дед Семён. – Хорошая она. Непутёвая малость, это да. Но добрая, нет в ней зла!

- Прав Семён, – согласилась Грапа. – Думаю, девочка и сама не ведает судьбу свою.

- Я как увидала – чуть не рухнула! – возбуждённо вступила Матрёша. – Не поверила глазам! Ровненькие линии по ладони крестом сходятся, да на концах по чёрточке! Марова метка!

Анна взглянула на ладони – линии и чёрточки переплетались меж собой, но совсем не походили на крест. Лишь, когда заслезились глаза - на миг выстроились ровными рядами и снова смешались.

Марова метка! Что она означает? Когда появилась? Для чего? Неужели, теперь ей придётся прислуживать Маре? Попасть под её власть? – вопросы закружили в голове, настроение пропало и Анна отступила, не пошла к собравшимся.

Вернувшись в дом Грапы, сразу достала лунницу, продела в дужку простую серую бечеву и повязала на шею.

Замерев, прислушалась после к своим ощущениям.

Тяжёлое украшение давило на грудь, тянуло шею.

Анна раздражалась, но терпела – ждала особого знака или перемен, про которые писала бабушка.

Но ничего не произошло. Не хлынули в голову бабушкины знания и секреты, не появилась сила - никак не проявил себя обещанный в наследство дар.

В растрёпанных чувствах вышла Анна во двор, выглянула за калитку.

Скоро вернётся Грапа. Возможно, придут и девчата.

Вот только ни видеть их сейчас, ни разговаривать с ними не хотелось.

Безо всякой цели побрела Анна в противоположную от дома Матрёши сторону и незаметно оказалась возле реки.

Солнце давно скатилось за край, теперь луна хозяйкой оглядывала окрестности, посылала вниз прозрачно-призрачный, зеленоватый свет.

Ночь трепетала.

Шептались ивы.

Камыш шелестел чуть слышно.

Шуршала и потрескивала сама темнота, подрагивала, шевелилась в лунном свете.

Расстроенная, сбитая с толку, присела Анна на берегу, задумалась о произошедшем.

Наверное, права была мать – не стоило ничего менять.

Зря она вернулась в Ермолаево!

Все те, к кому она так стремилась, не приняли её в свой круг - осторожничают, умалчивают о чём-то… Словно считают её недостойной. А может опасаются чего-то?..

Но ведь и мать не понимает её, а отец… Отец вечно занят…

Тимофей - тот жалеет и только… Баба Оня скрывается, избегает…

Никому нет до неё дела!.. Никому она не нужна!..

До того невмоготу сделалось Анне, что сорвала она лунницу, зашвырнула в реку.

Бесшумно скрылся оберег под водой.

И замерло на миг сердце, сжалось в тревожном предчувствии.

В том месте, где затонула лунница, поднялась голова – тёмная да гладкая, как у змеи. Скрывшись, вынырнула поближе. И выдвинулось в полный рост из реки нечто вроде цапли на длинных ногах. Худое да узкое, ряской залепленное, постояло да пошло к берегу, высоко вскидывая голенастые ноги.



Елена Ликина

Отредактировано: 12.03.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться