Земля дождей. История прощения

Font size: - +

Глава 21

Роберт остановился и посмотрел в большое окно. На взлётной полосе моросил дождик. Отсюда, изнутри, аэропорт казался таким маленьким, беззащитным, что ли. Тучи захватили небо и словно решили отправить к земле разведчиков — капли дождя. Те разбивались о ровную поверхность взлётно-посадочной полосы, о чём-то сильно напоминая Роберту… 

Словно о каком-то забытом сне. Сне, в котором он вернулся в родной край, где встретил прекрасную подругу детства — Женю. Там начался дождь, не останавливающийся ни на минуту. Укрываясь в доме, они фантазировали, что нескончаемым потоком приходящей воды накрывало всю планету. Реки, моря, океаны выходили из своих берегов, застилая собой материки… И он, находясь под впечатлением от многообразия испытываемых чувств, писал про это книгу.

Но ведь это не сон, подумал Роберт. Это ведь… было. Он действительно написал книгу. И совсем неожиданно она была принята одним из крупнейших издательств страны и в очень короткий срок стала популярной. Так у Роберта началась совершенно иная жизнь. Жизнь, в которой он пребывал и по сей день.

Его литературный триумф был окутан для него тайной. Некогда юный журналист — теперь вдруг превратился в известнейшего писателя. В столь молодом возрасте добиться такого не удавалось ещё никому из современных литераторов страны.

«Но ведь это не сон, — всё стоял у окна и думал Роберт — Ведь это же…»

— Эй, дружище? — раздался позади него голос.

Роберт повернулся. Это был его хороший приятель. 

— Смотри-ка, что тут про тебя в газете пишут! Сам Винский! Слушай! — Приятель развернул газету и стал ему читать: — «Невероятно чувственно автор приоткрывает нам дверцу в удивительный мир Эйрену, который он назвал в честь древнегреческой богини мира. Эйрена — как некий идеал человеческого общества. И действительно: мы получаем историю о мирном мире, из которого исчезло всё людское страдание. Но при этом — исчез и весь прежний мир. Материки ушли под воду, и лишь крошечные островки остались на поверхности планеты, состоящей на 99,9 % из воды. На этих маленьких островках — последние представители человечества, выжившие после Великого Наводнения. Или точнее — первые представители новой цивилизации!

И всю надежду автор возложил именно на следующие поколения, рождающиеся после этого глобального для планеты события. Именно они, по его мнению, должны привести мир к новой эпохе, к процветанию, всеобщей гармонии. Чтобы однажды построить новый, совершенно новый, переосмысленный, трансформированный Эдем. А успех всего этого всецело зависит от простых молодых людей, которые принимают сами важнейший выбор в своей жизни и жизни планеты: либо идти новым, созидательным путём, либо вернуться к старым устоям и повторить ошибки своих предков.

Однажды страдание должно полностью закончиться — такова основная идея книги «Эйрена. Мир после нас». Отсылки к библейским писаниям, чувственно-лиричное повествование, масштабная, эпическая атмосфера глобальных перемен в мире и в душевной организации всего человечества — всё это, пожалуй, позволит книге молодого писателя Роберта Ланина на долгие десятилетия — если не дольше — уверенно расположиться в ряду лучших российских писателей двадцатого века». Видал?! Если не дольше! И это сам Винский! Да что ж ты хмурый-то такой, а?

— Всё нормально… Да, здорово. Хороший отзыв.

— «Хороший отзыв»?! Это всё, что ты можешь сказать?! Ох, Роберт! Я, конечно, понимаю: писатели должны быть странными, — но не настолько же!

Роберт, слабо улыбнувшись, хлопнул приятеля по плечу.

— Спасибо тебе за приятную новость.

— Да чего уж там, — махнул рукой тот. — Ладно. Далеко не отходи. Сейчас регистрация начнётся. А я пока схожу за водичкой. Аж в горле пересохло от этого Винского! Если не дольше! Вот Винский!..

Приятель отошёл, а Роберт ещё несколько мгновений стоял у окна. Затем вздохнул и не спеша двинулся в сторону стойки регистрации пассажиров. Внезапно он почувствовал, что проходит мимо лавки цветов — примечательный аромат. Роберт остановился и бросил взгляд на золотистый цветок.

— Это…

— Хризантемы?! — энергичным голосом предложила продавщица. — Символизирует трепетную любовь! Будете брать?

— Трепетную любовь… — отчуждённо повторил Роберт. И неожиданно впал в глубокие раздумья.

— Брать-то будете?

Роберт вполголоса ответил:

— Одну…

Продавщица вытянула из букета самую пышную хризантему и дала ему. В этот хмурый августовский день ярко-жёлтый цветок выглядел ирреально.

Роберт отошёл от цветочной лавки и сел на свободную металлическую скамью. Рядом положил небольшую сумку и дипломат, в котором вёз копию своей книги и прочие необходимые документы. Всё его внимание было сосредоточено только на «солнечной» хризантеме.

«Она цветёт почти всю осень. И ей не страшны заморозки», — вдруг пронеслись слова в его сознании. Роберт махнул головой, словно отбиваясь от наваждения. Что происходит? Цветок, как и моросящий дождь, будто напомнил о каком-то сне… Но ведь это был не сон!

Неожиданно к глазам Роберта подступили слёзы. Точно как тогда, когда он шёл к ней по тихим улочкам деревни…

Он потянулся к своему дипломату и, открыв его, из маленького бокового кармашка вынул конверт с письмом. Его собственное письмо. Написанное несколько месяцев назад, но так и не отправленное…

Роберт медленно вынул из конверта несколько сложенных листочков. Развернув их, он, со слегка дрожащими руками и влажными глазами, принялся скользить взглядом по строчкам.



Артур Дарра

#2375 at Prose
#1013 at Contemporary literature
#2238 at Other
#500 at Drama

Text includes: реализм, психология, драма

Edited: 11.03.2018

Add to Library


Complain




Books language: