Земля крылатых

Размер шрифта: - +

Часть I. 11

11.

Луна снова плохо спала. Всю ночь ей снился какой-то диковинный черный корабль, который никак не мог пристать к берегу. Плыл к нему бесконечно и не мог приплыть. И все казалось, что на палубе стоят молчаливые тени людей – неведомо живых или мертвых. Она проснулась с гулко колотящимся сердцем и задумалась надолго, глядя в темноту немигающими глазами.

С тех пор как Барс улетел, ей все казалось, что стоит закрыть глаза - и можно будет услышать его мысли. Она так ясно представляла себя летящей незримо рядом с ним, видела и голубое полотно моря, и каменистые обрывки суши. Но как только Луна действительно закрывала глаза, ей начинали мерещиться жуткие вещи: то Вещая Куница неестественно огромная гналась за ней, то толпа разъяренных женщин, причем бегом по земле, преследовала ее, норовя схватить за ногу или крыло. А лететь было тяжело и подняться высоко в воздух почему-то невозможно. В общем, засыпать было страшно. Просыпаться тоже – ведь каждое утро могло оказаться снежным…

Луна достала из-под подушки круглый голубоватый камешек, подаренный Барсом, повертела его в руках. Он слабо светился в темноте, и в нем видны были пузырьки воздуха. И вот даже три рядом, как будто Барс, Сокол и Куница посреди воды и неба…

Луна крепко сжала камень в ладони. Барс говорил ей не верить в проклятье… И она не будет!

 

Утром Луна настежь распахнула окна. Она давно этого не делала – все боялась, что прилетят дети во главе с главным борцом против зла Журавкой и закидают ее гнилыми фруктами. И боялась не зря. Несколько раз она слышала, как их компания, хихикая и толкаясь, пробирается к дому. Но мать гнала сорванцов прочь. Луна только вздыхала: когда-то и они с Барсом вот так же смеялись и толкали друг друга в бок перед очередной проказой. А теперь вот эти.

Сегодня тоже долго ждать не пришлось. Наверно, кто-то из соседей подивился открытым окнам, малышня тот час подхватила новость и собралась шумной стаей. Конечно, заводилой был Журавка. Он-то и хотел начать обстрел первым. Но Луна уже была наготове – она встала сбоку, так чтобы ее не было видно, и схватилась поудобнее за широкую деревянную линейку, с которой обычно столярничал отец. Ребятня долго шушукалась, наверно, подозревали какой-то подвох. Но вот все смолкли, плеснули Журавкины крылья, и какая-то гнилушка просвистела в воздухе.

Луна вынырнула и одним резким движением отшвырнула плод обратно прямо в толпу сорванцов. Они пискнули и рассыпались, но улетать не спешили – у всех были наготове снаряды. Луна улыбнулась.

-А теперь я, мазилы! – и достала рогатку.

Крепкие абрикосовые косточки безжалостно лупили по плечам и попам. Малышня завизжала и бросилась наутек. Луна выскочила из дома вдогонку и сцапала одного из улепетывающих за крыло, перехватила за ухо и повернула к себе лицом. К ее досаде это был Хорек, а не Журавка. Он был не на шутку перепуган.

-Еще раз появишься здесь - крылья сзади узлом свяжу, понял?!

Хорек жалко тряхнул головой. Луна, пожалуй, не поручилась бы, что в штанах у него сухо. Едва она разжала пальцы, мальчишка бросился прочь, начиная всхлипывать на ходу. Этот точно здесь больше не появится!

Луна расправила плечи и крылья. Наверно, ей стоило почувствовать угрызения совести, она прислушалась к себе и… не почувствовала. Может быть, даже стоило надрать задницу, уж если не Хорьку, так Журавке точно, и будь, что будет! Да ведь они не виноваты… Мамы и папы – добрые соседи – как собак натравили…

Луна оглянулась на дом, быстро юркнула внутрь и выпорхнула снова. На поясе у нее висел острый, как бритва, рыбацкий нож. Она полетела, ни от кого не скрываясь, высоко над кронами деревьев, чувствуя на себе то испуганные, то удивленные взгляды. Никто не кидался ей вдогонку, никто не кричал проклятья. Может быть, от неожиданности, а может, и побаивались. Так, никем не останавливаемая, Луна вылетела за окраину города и направилась к Синему озеру. Здесь она часто рыбачила с Барсом. Теперь ей было не до того. Ей просто хотелось посидеть у воды.

Вода успокаивала.

Слева послышался шорох крыльев – Луна вскочила на ноги и повернулась лицом к шуму. Что бы ни было – лучше лицом к лицу.

Это была Огненная Бабочка. Она смеялась.

-Ну, ты даешь! Ты же сумасшедшая! Сумасшедшая совсем! Ты что не понимаешь, какого ты наделала шума своим появлением в городе?!

Луна снова села на песок, дернула нервно плечом, выдавая волнение.

-Все равно. Не могу больше сидеть взаперти. 

-Не обязательно же при этом на виду у всего города с ножом рассекать! Позвала бы к себе подружек каких-нибудь.

-Нет у меня никаких подружек. Барс моя подружка.

Бабочка снова расхохоталась, улеглась рядом с Луной на песок.

-Да уж хороша подружка! Плечи красивые, руки. Сильная она у тебя, сложена хорошо. Да и все остальное, думаю, у него в порядке. Я бы с такой подружкой тоже бы подружилась…

Она глянула на собеседницу испытующе. Луна постаралась скрыть раздражение.

-Мне казалось, у тебя и так полно закадычных подружек. Прямо стая какая-то.

Бабочка снова прыснула, но как-то не очень весело, и отвела взгляд.

-Да… Только… Дружба не крепнет, когда чужие женихи так и норовят стянуть с меня одежду у своих же подружек за спиной. Знала бы ты, как девчонки меня за это ненавидят. Нет, Луна, у меня нет подруг.

Луна пожала плечами.

-Зачем же тогда они тебе?

Бабочка резко села, и взгляд ее стал таким же огненным, как имя.

-Люблю рисковать! Все жду, когда же одна из них всадит мне нож в спину! Только… кишка тонка!

            -По-моему, так это ты сумасшедшая.

            -Может быть… - она снова погасла, легла и стала швырять мелкие камушки в воду.



Светлана Сватковская

Отредактировано: 23.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться