Земля крылатых

Размер шрифта: - +

Часть II. 11

11.

Проснулся он от того, что твердая ребристая палка прошлась по его спине. Спросонья он не понял, что случилось. Мимо него проплыл проем двери, потом ярко вспыхнул свет. Миф приподнялся и увидел, что шкура, на которой он лег, движется – ее тащил Арфа. Он только что успешно преодолел порог и теперь торопился к входу в узкий коридорчик для слуг. Миф резко дернул шкуру на себя. Арфа поскользнулся, упал, вскочил на ноги и побежал, не оглядываясь, куда-то за каменную чашу. Миф вернулся с отвоеванной шкурой в дом. Луна все еще спала, но уже на кровати. Видимо, Арфа все-таки умудрился переложить ее ночью. Вскоре он вернулся, упрямо глядя себе под ноги, с несколькими поленьями и подбросил парочку в огонь. Остальные положил рядом. Они заиндевело блестели.

-Прошу к завтраку! – сухо сообщил он и смахнул со стола белое покрывало. Под ним прятались хлеб, сухое мясо и каша.

Миф удивленно глянул на Арфу.

-И нечего смотреть! Не краденое! – быстро обиделся тот. – Свое хозяйство, чужого нам не надо! Сам все выращиваю! Кур развожу!

Миф усмехнулся. Так вот куда несколько лет подряд пропадали куры!

Проснулась Луна и подошла к столу. Стоило как следует подкрепиться. Сегодня нужно было обойти весь Каменный Цветок.

И чудеса начались сразу же. После завтрака Арфа с блестящими глазами выудил из широкого шкафа объемный сверток и начал его распаковывать. Из него появилось синее теплое платье, расшитое серебряными нитями. Потом из шкафа вынырнул богатый плащ на меху – все с теми же серебряными узорами. Арфа протянул все это Луне и потребовал примерить.

Одежда пахла покинутым домом, где воздух сразу становится больным, но пришлась Луне как раз впору, поэтому она скинула свою изрядно истрепавшуюся и надела новую. Арфа, словно волшебник, снова погрузился в шкаф и вытащил высокие женские сапоги. Они оказались Луне чуть-чуть великоваты, но зато были по-настоящему красивы и совсем не походили на обувь, которую носил Миф.

Луна приподняла серебряный край платья и выставила ногу, обутую в кожаный сапожок на меху. Миф почему-то красоту не оценил и вернул ей валенки. Арфа попытался было запротестовать, но под строгим взглядом спутника крылатой быстро передумал и обиженно заворчал. Но посеребренный край синего платья скользнул на пол и скрыл обувь Луны. Арфа вздохнул и смирился. Некрасивые валенки все-таки были теплее расшитых сапожек крылатых.

Они прошли мимо каменной чаши, которая оказалась фонтаном, и вошли в узкую дверь, сразу за ней начинался широкий коридор. Стены его были украшены сквозным цветочным узором. Там, где распускались соцветья, с улицы в коридор проникал свет. Внутри, по стенам высеченные стебли отпускали в стороны резные листья с прожилками из кованого металла. Снега здесь почти не было, но Арфа все равно конфузливо морщился и старался по пути хотя бы собственным телом прикрыть наметенные с улицы сугробы.

Резной коридор закончился створчатыми дверями, сразу за ними началась одна из башен. Винтовая лестница подняла их в просторный зал с высокими окнами по кругу. С каждой стороны света вокруг башни оказались балконы.

За этой башней была следующая, потом еще несколько – разные по цвету от бледно-розового и голубого, до почти багряного. Все они венчались округлыми коронами, напоминавшие соцветия. Потом Арфа привел их в центральную башню. Привычная уже винтовая лестница подвела к створчатым дверям, богато украшенным серебряным узором. Арфа заговорщески подмигнул и распахнул их перед Луной. Этот зал не был похож на все предыдущие. Каменные лепестки окружали его, словно корона, и не достигали и половины высоты. Дальше шел прозрачный потолок, который смыкался над залом, словно бутон. Серебряные узорчатые полосы делили его на лепестки. Сейчас на них лежал снег. В центре почти зеркального пола вверх и в стороны тянулись тонкие стебли, на кончиках которых висели металлические резные шары. Должно быть, в них зажигался огонь. Сверху спускались дождем блестящие нити. Кое-где в них остались голубоватые бабочки.

-Они украшались цветами или листьями, в зависимости от времени года, - шепнул Арфа Луне на ухо.

-Как красиво!

-И холодно! – не удержался Миф. – Пора возвращаться, а то совсем замерзнем!

-Что он там все время болтает?! – ревниво спросил Арфа.

-Беспокоимся, что мы замерзнем. Здесь холодно.

-Это летний зал. Хотя, мне кажется, зимой им тоже пользовались, но как его обогревали, я пока не знаю. Похоже, один из котлов сломан… Вот когда вернутся крылатые люди, тогда в Каменный Цветок вернется жизнь! Тогда здесь будет по-настоящему красиво! Зажгутся огни, будет звучать музыка, крылатые феи наденут прекрасные платья…

-Почему ты думаешь, что мой народ вернется?

-По-другому и быть не может! Это предсказано! Предсказано самим Каменным Цветком! Пойдемте, я покажу!!!

Арфа кинулся через весь зал, поскальзываясь на зеркальном полу. Звук его шагов гулко разнесся, отражаясь от стеклянных лепестков. Луна подумала, что музыка здесь действительно звучала бы необыкновенно. Голос Огненной Бабочки свободно и звонко поднялся бы к самому потолку, не утонув в бесконечном небе, так что ни один звук не скользнул бы мимо, и все достигли ушей и сердец. А вот танцевать здесь, пожалуй, было бы неудобно – слишком уж скользко. Но Арфа уже приноровился и достиг края зала ни разу не упав, там он тихонько толкнул каменную стену, и она вдруг подалась, открыв проход.

Сердце Луны замерло. А что если… А вдруг это возможно?! Предсказание - правда! Родители, соседи, приятели и знакомые – все – окажутся здесь, а Луна на правах первой крылатой женщины, которая вошла сюда, будет показывать им Каменный Цветок. И мама будет по-детски хлопать в ладоши, когда увидит прозрачный потолок и металлические подсвечники в центре… И Мудрый Волк вечером устроит в этом зале собрание, и они будут петь и танцевать!



Светлана Сватковская

Отредактировано: 23.10.2016

Добавить в библиотеку


Пожаловаться