Земля Ксанфа

Размер шрифта: - +

Часть 4. Глава 2

Дежурного звали Петро, и никак иначе. Без фамилии и отчества. Без чванливости и спеси. И еще много чего «без».

И только на «ты». Если Горин называл его на «вы», тот хмурил брови и неизменно говорил одну и ту же фразу: «Да что же вы, Виктор Иванович, меня так обижаете!» Вот Горин пытался его и не обижать. Получалось не всегда.

– Вам не надо так беспокоиться обо мне.

–Да что же вы, Виктор Иванович, меня так обижаете!

– Даже в мыслях не было.

– Ну, тогда не надо называть меня «вы», я же вам в сыновья гожусь, в конце концов. И пейте, пейте. Этот чай я привез еще два месяца назад с Земли. Больше ничего не взял, только чай, брикетов тридцать прессованного. И на смену из белья себе кое-что. Друг сказал, что хорошего чая здесь днем с огнем. А я люблю чайку попить. Страсть как люблю.

– Чай и правда был не такой, какой повсеместно использовали жители колонии. Он был ароматнее, насыщеннее. Во Второй марсианской вместо заварки засыпалась в чайник труха. Здесь же через полупрозрачное матовое стекло Горин видел тонкие с прожилками листья, даже будучи засушенными отдающие свой сок кипяченой горячей воде.

– Слушайте, Сокол – хороший малый. Я с его братом в одном вузе учусь, поэтому знаю. Он вас вывезет. Я ему уже сообщение отослал. Так что он будет ждать. Запомнили, куда идти? – Горин кивал, мол, да, запомнил. – Ну, вот и хорошо.

Петро учился на третьем курсе медицинского, еще далеко не врач, но уже не санитар. Вот его и поставили дежурантом в морг, на вскрытия смотреть; ассистировать при вскрытии тоже давали, но редко.

Умирали в колонии не часто, но в морге при этом трупов было более чем достаточно. Родственники умерших предпочитали хоронить их на Земле, вот мертвецы и ждали транспорта на родную планету. Бывало, по два-три месяца. Сейчас грузового шаттла не было уже восемьдесят шесть дней. Причина – ремонт космодрома, который работал сейчас лишь на сорок процентов, пропуская только важные для населения Второй марсианской рейсы.

– Это вам пригодится. – Петро сунул в универсальную сумку пару пирожков, которые он припас себе на утро. – Чайку вам я тоже налью в терм.

Виктор рассказал ему. Выложил как на духу. Обычно неразговорчивый с незнакомцами, он говорил, не переставая, без малого двадцать минут. Наверное, ему надо было выговориться. Петро, за что ему экзогеолог был благодарен, выслушал, только чай подливал в пластиковый одноразовый стакан, который, судя по неомаркеру, использовал уже не меньше десяти раз. Но на то она и колония, пусть даже хорошо обеспечиваемая, все равно время от времени приходится экономить.

– Значит, так, – решил студент. – Я не знаю, на каком этапе лечения лучевой болезни вы находитесь. Но в любом случае вам нужны антирад, вескес и глобаниамид.

Последнее прозвучало, как отрава для крыс, но Горин не стал спорить. Студент все же учился не в абы каком вузе, а медицинском, поэтому знал, что говорит. Во всяком случае, экзогеолог надеялся на это.

– Если я обращусь к вашему лечащему врачу (Горин боялся, что его лечащий врач уже мертв, но не сказал об этом студенту, чтобы не сбивать того с высокого полета мысли), то скорее всего не получу препаратов, а вас снова отправят в палату. И вы не сможете покинуть пределы купола. Поэтому я просто возьму для вас лекарства.

– Достанется тебе потом, парень, – сказал Горин.

– А, – махнул студент, – разберусь.– Он встал, поставил кружку с заваркой на самое дно небольшого выдвижного столика. – Подождите меня здесь, я скоро приду.

 

И на полчаса Горин остался один на один со своими мыслями. Чтобы хоть как-то отвлечься, допил чай. Но все равно взгляд то и дело возвращался туда, где полчаса назад стояла капсула с телом Светланы. Петро вернул ее на место в холодильную камеру. Наверное, так было лучше.

Время от времени Горин прислушивался, не идет ли студент, но было тихо.

Интересно, что Петро экзогеолог просто попросил о помощи, привычно, естественно. И парень сразу согласился, поверив всему, что рассказал Горин. Не ставя под сомнение слова незнакомого мужчины. Такое могло быть только в его мире. В том, другом, за помощь поставили бы условие, или попросили бы денег, или отказали бы. Да, наверное, отказали, не став даже связываться.

Вернулся Петро, не такой, какой уходил, став более серьезным и сосредоточенным.

– Нужно спешить, – сказал он, поднимая Виктора. Сунул экзогеологу стопку с одеждой и ботинки с магнитной подошвой. – Одевайтесь.

– Вы… видели? – спросил Горин, хотя по глазам понял: да, видел – мертвецов, а с ними кровь, внутренности…

– Видел, – коротко ответил Петро, даже не удостоив вниманием горинское «вы».

– Вы нужны там, – сказал экзогеолог, – вы сделали для меня больше, чем я надеялся.

Петро положил в сумку лекарства, сказал:

– Колите их себе каждые шесть часов, и с вами будет все в порядке. И, да, моя помощь наверху не будет лишней, но сначала я помогу вам.

– Хорошо, – согласился Горин и стал одеваться.

Заняло это немного времени, но больше, чем нужно было прежде. Магнитная подошва на левом ботинке почему-то не работала, но он не придал этому значения, его больше беспокоила слабость, которая то накатывала, словно волна, то отступала.

Сейчас он чувствовал себя более-менее сносно. Но что будет дальше?

Петро, видя, что Виктор оделся, уже было хотел взять сумку, но экзогеолог решительно отстранил его:

– Понесу я, попривыкну.

Тот согласно кивнул.

Вскоре они вышли из морга.

Пришлось подняться на этаж, пройти по коридору, снова подняться, опять пройти по коридору, вновь спуститься.



Владимир Палагин

Отредактировано: 25.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться