Земля Ксанфа

Размер шрифта: - +

Часть 4. Глава 3

Его сдавливало со всех сторон так, что он не мог пошевелиться. Дышать он тоже не мог. Нос, рот были забиты… землей?! Олег чувствовал ее вкус, солоноватый с примесью горечи. Железо и ржавчина? Запекшаяся кровь? В любом случае в ней чувствовалось что-то чужеродное. А еще она пахла: древностью и невообразимой для земли стерильностью. В иной лаборатории так пах только что стерилизованный стол. Ультрафиолет, химические вещества, вакуум. Все пошло в ход.

Но при этом Ковалый не ощущал себя похороненным заживо. Может быть, потому что никогда сильно не страдал клаустрофобией, а может быть, потому что не мог воспринять все происходящее с ним всерьез.

Сколько длилось его погребение, он не знал. Когда инспектор стал уже терять сознание от недостатка кислорода, то внезапно почувствовал, что падает, спиной вниз.

Свободу от земляных тисков, которые сдавливали его все это время, Ковалый почувствовал одновременно с болезненным ударом о ступеньку лестницы.

С трудом, откашливаясь, выплевывая комки красно-бурой земли, он встал на ноги. Чуть не упал снова, но удержал равновесие, прислонившись к стене. Вдохнул, выдохнул, закашлялся. Протер грязными пальцами глаза, посмотрел вокруг. Олег стоял на ступенях, ведущих в морг, ниже того места, где провалился в пустоту. Перила, кстати, были на своих местах, будто никуда и не исчезали.

– С вами все в порядке? – подбежал к нему Лосько. – Вы вдруг упали на лестнице… Я бы даже сказал…

– Исчезли?

– Да. Что это на вас?

Командир отделения Часовых хлопнул Олега по плечу, подняв в воздух облачко красноватой пыли.

– Это? – Инспектор, попытался стряхнуть с комбинезона грязь, но вскоре понял тщетность своих попыток. Грязь буквально въелась в ткань одежды, став с ней единым целым. Разве что в воздух поднялось еще больше пыли. Посмотрев на свои ладони, ставшие по цвету как пережженный кирпич, сказал: – Это земля Ксанфа.

 

Внизу, в морге, было тепло. Даже слишком. Ковалый побывал во многих мертвецких, поэтому знал: так быть не должно.

Дефо он обнаружил в дальнем зале с табличкой над открытой дверью: «Лаборатория». Рядом с ним стоял высокий парень. На обоих были надеты белые медицинские халаты и черные фартуки.

– Вы попали в «трещину», – сказал Дефо, мельком глянув на Олега, и замолчал.

– Боже мой, Стефан, неужели из вас придется тянуть все клещами! Объясните, что означает «попал в трещину»? Мне нужно больше информации.

– Однажды я видел «трещину», тогда погибли трое. Смотрите лучше сюда. – Дефо подошел к небольшому столику у дальней стены. – Это я вытащил у двоих из них.

Не нужно было объяснять, кого он имел в виду. Конечно, тех, из-за смерти которых Олег сейчас находился на Марсе.

– Вы уходите от ответа, – подошел Ковалый к Дефо. Лосько остался стоять у входа.

– Информацию лучше всего получать дозированно. Тогда она лучше усваивается и сможет лучше помочь вашему расследованию.

– Доктор!

– Что вы видите? – англичанин показал на стол.

– Детали механизмов. Микрочипы.

– Все это я обнаружил в телах Иннировой Любови Алексеевны и Логана Эльтера. Они работали внутри купола. Первоначальная причина смерти – отравление сильнодействующим веществом. Сейчас я провожу его подробный анализ. А вот Гаврилов чист от технологий замещения, убит пистолетным выстрелом в затылок; интересно, что он испытывал сильную нехватку кислорода перед смертью. Скорее всего, с него сняли шлем, перевернули, затем приставили оружие практически к самому черепу. Волосы опалены, а волдыри указывают на ожог кожных покровов.

– Когда вы успели, Стефан?

– Я знал, что и где искать.

– Стефан, – Олег пододвинул к себе стул, сел на него, посмотрел на доктора. – Несмотря на то, что вы помогли мне и продолжаете помогать, я не могу игнорировать тот факт, что вы скрываете от меня важную информацию. Я бы охарактеризовал ее как ключевую. Для расследования. Для колонии. Не знаю, еще для чего-то или кого-то.

– Сначала поговорите с ним.

– С кем?

– Со мной, – вклинился парень, протянул руку, чтобы поздороваться: – Петро.

– И…

– Просто Петро.

Олег руки не пожал. Не в том он был сейчас настроении, чтобы пожимать руку.

– Просто Петро подождет, доктор. Мне надоело, что меня держат за… нет, не за дурака, но близкого к нему по значению. Ведут, как барана на поводке.

– Вы не баран, инспектор.

– Очень надеюсь на это.

– Вы – Представитель.

– А вот теперь не вижу разницы. Как по мне, одно и то же.

– Администрация решила провести подготовку к эвакуации, – вмешался в разговор Лосько, держа коммутатор у уха. – Еще у нас проблемы с освещением центрального купола.

– В смысле? – спросил Петро.

Лосько раздраженно посмотрел на парня, но все же ответил:

– Что-то с искусственным солнцем, кажется, поломка довольно серьезная, грозит последствиями, вплоть до возможных жертв.

– Это все из-за землетрясений? – снова задал вопрос Петро.

– Олег Игоревич, может быть, выслушаете парня, если за него так просит доктор, и отправим его домой, чтобы не мешался под ногами.

– Я студент-медик. Мой долг служить пациентам, – неожиданно пафосно произнес парень.

– Или отправим его наверх. Там найдут, куда его пристроить.

Следующие десять минут Ковалый слушал Петро. Тот неожиданно оказался хорошим рассказчиком, еще немного актерского мастерства, и студенту можно будет выступать в любительском театре.



Владимир Палагин

Отредактировано: 25.09.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться