Земля не будет скучать

Размер шрифта: - +

Первая глава

Наше общение задалось с первого сообщения. «Привет». Он был таким же помешанным на космосе. А ещё он был любопытным. Любопытным как никто. Себя в счёт, к сожалению, не беру, потому что я – никто на этом сине-зелёном геоиде, называющимся «Земля».  

Именно пытливость было тем качеством, повлиявшим на мою скорую привязанность к нему, если её вообще можно назвать «скорой». Мы жили в разных галактиках, и для преодоления расстояния от Эвокса до Земли свету требовалось четырнадцать минут. Это ещё учитывая кротовую нору, невесть откуда появившуюся между нами. Да и ладно; не будь её, о таких скоростях передачи информации можно было бы только мечтать. 

А его расписание!.. Я никак не мог понять, когда он ложился спать, да и спал ли он вообще. Планета, на которой жил мой друг, одной стороной была обращена к солнцу, противоположной – погружена во тьму. Одним словом, имела синхронное вращение. Он жил на тёмной стороне, но частенько рассказывал свои детские воспоминания о путешествиях на другое полушарие. Так или иначе, мы могли обмениваться сообщениями всего пару раз в день, и я до сих пор так ничего и не узнал о его распорядке дня.

– Ты веришь в Бога? – я вбивал текст в окно сообщений своего планшета, выбегая из школы. – Не могу поверить, что нас будут учить религии. В наше-то время!

Обычно ответ от Аруна можно было ждать добрую тысячу лет. За это время я бы уже успел прийти домой, поесть, сделать все домашние задания... К моему удивлению, зелёная лампочка на планшете засветилась уже через полчаса. Должно быть, он сидел в интернете в тот момент.   

– Нет, – писал он. – Эвоксианцы не верят в паранормальные явления, хотя в один период нашей истории всё было по другому. Но, как говорится, было да сплыло. В любом случае я считаю, что ваши религии достойны внимания. Я изучал вашу культуру вот уже долгое время, и именно религия является самой интересной её частью. Она удивительно многогранна. Скажи, что такого ужасного в изучении различных вероисповеданий? Всегда думал, что полезно знать свою историю. 

– Нас не учат нашей культуре и истории. Нас учат быть рабами одной-единственной религии и принимать её как данность. Они хотят заставить нас поверить, что всё вокруг нас – удивительное творение Господа. Но я-то знаю, что все эти болезни, катаклизмы, кровожадность людей – это происки Сатаны! А Бог – он всемогущ и милосерден! Вот только Сатане проигрывает. Ну ничего, Бог наверстает, и точно-точно сможет убить ещё больше людей. 

Выйдя из салона Триги – моего самоуправляемого автомобиля – я направился к дому, дабы набить брюхо блинами в форме миниатюрных космических ракет, которые обещала испечь мама. Если честно, они были похожи на всё что угодно, только не на ракеты, я думаю, что красочное слово «пенис» подходило бы как нельзя кстати. Однако, чтобы не портить матери настроение, я, как примерный сын, никогда не произносил при ней этой ужасающей правды.

Моя мама всегда была какой-то скользкой. Точнее, её руки; руки всегда были  скользкими от того количества рыбы, которое она чистила день ото дня только потому, что  что это было модно. Было невероятно современно питаться одной только рыбой. «За здоровье!» – кричало общество. Но я не сдавался: не собирался я есть их рыбу, и черта с два они бы меня заставили. 

О, увидеть меня уплетающим тунец на завтрак – это мамина голубая мечта. Я бил кулаками по столу и кричал, что не собираюсь потакать окружающей меня рыбной лихорадке, и тогда у неё не оставалось выбора: за готовкой нормальной еды, не содержащей следов склизских жаберных – на одних полуфабрикатах я бы просто загнулся – её сокровенный идеал отходил на второй план. Конечно, я регулярно употреблял быстрорастворимый порошок, содержащий все необходимые для поддержания жизни питательные вещества, но считалось, что опасно питаться только им. Кажется, это было вредно для зубов или что-то подобное. 

Я увидел маму сквозь дверной проём кухни. Она носилась с щёткой, будторазыскивала гигантское облако пыли, только что упавшее на свежевымытый пол. Несмотря на присутствие в нашем доме робота-уборщика, она использовала любой удобный случай, чтобы вымыть всё самостоятельно. Постоянно убеждала, что никто не сможет сделать это так же хорошо, но я-то знал: она уже давно скучала по временам, когда могла быть обычной домохозяйкой. Еще до того, как появились роботы-помощники, отнявшие у женщин все домашние заботы. 

– О, привет, Орсон, – сказала она, остановившись у плиты и аккуратно облокотившись щёткой о стол. – Как прошёл твой первый школьный день? 

– У меня уроки православия в школе. Уроки грёбаного православия, мам!

– Ну так и правильно. Мы же не хотим, чтобы ислам стал доминирующей религией.

– Что? Причём здесь ислам? Да и какая разница, какая религия доминирует? Почему атеизм не может доминировать, чёрт побери?

– Ты что, с Луны свалился? – она перевернула блин. Нежный запах растопленного сливочного масла волной прокатился по кухне. – Мусульмане – террористы.

– Ты только что назвала несколько миллиардов людей террористами, включая и двух моих одноклассников.

– Включая кого? – она безуспешно пыталась скрыть своё возмущение. – Думаю, тебе пора сменить школу. 



Орсон де Витт

Отредактировано: 19.11.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться