Земля живых

Размер шрифта: - +

Часть 6

Заходя в свою комнату, Джон пожелал напарнице спокойной ночи, но та проводила его гневным взглядом и хлопнула дверью на прощанье.

…Спать в офлайне оказалось непривычно. А может, все дело в слишком грубых простынях? Джон чувствовал их текстуру и рельеф, потому минут десять ворочался и никак не мог уснуть. В конце концов он сдался и встал. Прошелся немного по комнате и выглянул в окно. Солнце уже залило сад светом, погасив последние утренние звезды. Обласканные лучами яблони заблестели изумрудной росой. Все происходило совсем как в симуляции. Джон вдруг понял, что не смог бы наверняка отличить реальное наступление утра от того, что за определенную плату можно наблюдать в онлайне. От этой мысли ему стало не по себе. Мужчина поспешил вернуться в кровать, завернулся в одеяло и спустя несколько сотен сосчитанных овец уснул.

В соседней комнате сон никак не хотел идти к Джесс. Она ворочалась, изнывая от неудобства, усталости и невозможности уснуть одновременно. Стоило ей закрыть глаза, как перед ее взором вставала Мэри, насквозь фальшивая, держащая под руку симуляцию их отца. Джессика всегда была против решения матери: людей надо уметь отпускать, а заменять их программой — кощунство и пляски на костях усопших. Казалось бы, прошло столько лет, но один неосторожный разговор разбередил старую рану.

Борясь со стрессом и неудобной кроватью, женщина не прекращала ворочаться, а когда ей наконец удалось устроится и задремать, что-то тяжелое навалилось ей на грудь. Кошка! Джессика пришла в ужас. Отвратительно пахнущее шерстью зубастое создание, которое вылизывает языком само себя. Что может быть мерзостнее?! Как и когда кошка пробралась в комнату, Джессика не знала. Возможно, она была тут с самого начала, притаилась на подоконнике за шторами, в шкафу или где-то еще. Но сейчас она давила всем своим тяжелым телом на грудь, не давая вздохнуть или пошевелиться от страха.

Когда прошел первый шок, Джесс заверещала со всей дури. Попыталась стряхнуть животное, но простынь и одеяло словно спеленали ее по рукам и ногам. Кошка в ужасе бросилась прочь, а напуганная Джесс упала с кровати. Во время падения она

хотела успеть смягчить его, выставив вперед руки, но это только усугубило ситуацию. Женщина взвыла от боли, прижимая к себе травмированную кисть.

Джон проснулся от неяркого солнечного света. Сон медленно отпускал его. Мужчина спустил ноги с кровати, и тут же вокруг ступней материализовались уютные домашние тапочки. Встав, он прошел на кухню и улыбнулся своей супруге. Девушка готовила кофе. Ее светлые, цвета пшеничного поля на закате, локоны струились почти до самого пола. Джон притянул любимую к себе и крепко обнял. Она пахла свежей выпечкой. Мужчина немного отстранился, чтобы развернуть супругу к себе и прикоснуться к ее губам своими. Лицо девушки было идеально. Нежная фарфоровая кожа, мягкие черты и безумно красивая улыбка. Но Джону вдруг иррационально расхотелось ее целовать, он даже захотел оттолкнуть ее, но она лихо извернулась и вцепилась намертво. Черты красивого девичьего лица жутко оплыли, кожа начала темнеть, а волосы вдруг стали жестче. Спустя мгновение на Джона удивленно, но с любовью смотрела Линда.

— Я могу быть какой угодно для тебя! — сказав это, Линда вдруг стала так же ужасающе, как и прежде, меняться, и вот в его объятиях оказалась Джессика. Она улыбнулась своими тонкими кривыми губами и прошептала: «Какой угодно, Джон!»

Мужчина распахнул глаза и резко сел на кровати. Даже еще не до конца поняв, что произошло, он был благодарен тому, что его так неожиданно разбудило. Вскрик повторился, теперь уже больше похожий на плач. Это, безусловно, была Джессика. Соображая на ходу, Джон выскочил в коридор. Там растрепанная и бледная от испуга Линда уже открывала дверь в комнату Джесс. Она даже не заметила Джона.

— Что случилось? Что-то с рукой? Давайте посмотрю! Я врач, ветеринар, правда, но я умею оказывать первую помощь. — Линда пыталась освободить Джессику от одеяла, которое каким-то невероятным образом запуталось вокруг шеи и плеч женщины.

— Ветеринар?! Вы что, издеваетесь? Мне нужен настоящий врач!

— Сейчас я принесу аптечку! Не шевелитесь!

От невероятно уверенного и командного тона Линды Джесс заткнулась и замерла. Линда же пущенной стрелой метнулась на первый этаж и уже через мгновение вернулась с небольшим чемоданчиком и непонятными тряпками. Чемоданчик оказался переносным рентген-аппаратом. Пользовалась им Линда очень умело.

— Ничего страшного, перелома нет, это просто вывих, но надо бы его вправить. Сейчас будет больно, терпите.

Девушка накинула на руку Джессике бледно-серые лоскуты, сперва показавшиеся Джону обычными тряпками. Но стоило Линде поколдовать над ними, как те словно бы ожили и впились в руку.

— Ну все, сустав иммобилизован. Стало полегче?

— Д-да, спасибо, — Джессика удивленно таращилась на живой бинт. — А как его снимать потом?

— Это моделируемая наномашинами повязка, она отойдет сама через несколько дней, либо ее снимет врач уже у вас. Это последняя модель, с ней можно даже машину вести, тем более с таким легким вывихом.

Линда очень гордилась проделанной работой. Она помогла Джессике встать и начала собирать разбросанные постельные принадлежности.

— Поспать вам, наверное, уже не удастся. Пресс-конференция всего через три часа, давайте лучше позавтракаем.

В комнату запоздало вбежал красный, как его яблоки, Илларион:

— Что здесь произошло?!



Мария Арика Петрова

Отредактировано: 13.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться