Земля живых

Размер шрифта: - +

Часть 17

Блок встретил напарников чернотой. Она была повсюду, выстилала пол, облепляла стены, и, стоило ее потревожить, взвивалась в воздух.

— Сажа, — определил Джон, взглянув на свои грязные ладони.

Его спутница с отвращением обтерла руки о комбинезон, оставив на ткани темные полосы, и включила камеру. Напомнив Джону сделать то же самое, она опасливо поглядела в сторону выхода. Там, вдалеке, прекрасно было слышно и роботов-полицейских, и неотлучного от них оператора. Глупо было бы думать, что напарников в тех же условиях никто не услышит. Шикнув на Джона, Джесс убавила мощность фонарика и принялась рассматривать место, в которое так рвалась. Сперва она предположила, что двести первый блок давно очищен: он казался пустым. И, сколько бы напарники ни вглядывались во тьму, они не могли обнаружить и следа капсул. Пол покрывала твердая грязь, лежащая под ногами буграми, словно застывшая после недавнего извержения лава. Кое-где торчали погнутые металлические пластинки и тонкие обломки арматуры. И странным образом именно вокруг таких железяк бугры «лавы» были гораздо выше и больше, чем в других местах.

— Кажется, тут ничего нет. Просто какое-то пепелище, — прошептал Джон. — Не могу понять, что тут не так. Очень темно, ничего толком не разглядеть, но вон там, вверху, видишь?

Проследив за взглядом напарника, Джесс удивилась: абсолютно все внутри блока было покрыто толстым слоем сажи, но кое-где на потолке кусками бледнели новенькие плиты, а вокруг них зияли дыры, оставшиеся от старых, видимо, недавно снятых. То же и с лампами: рядом с новыми плитами плафоны светильников были чистыми, тогда как остальные даже разглядеть было невозможно, настолько они сливались с окружающей чернотой.

— Какой-то странный ремонт, что ли? — Джон стал разглядывать внимательнее, стараясь обнаружить места, где еще бледнел чистый от копоти пластик.

— Ну, знаешь, чинят это все техники, а они… — Джессика замолчала, обдумывая, стоит ли произносить вертящуюся на кончике языка мысль. — Я думаю, они туповаты. Вспомни только их лица...

— И с чего ты так решила? — Джон на секунду от удивления даже забыл, что говорить нужно как можно тише.

Напарники замерли, прислушиваясь. Один из роботов-полицейских развернулся в их сторону, медленно, почти лениво шаря ярким прожектором. Его мощности хватило, чтобы охватить почти четверть блока. Шевелись машина чуть быстрей, она бы точно зафиксировала своими чуткими камерами парочку лазутчиков. Но Джон с Джессикой легли на пол, едва робот загремел броней, чтобы начать вращаться. На их удачу, инженеры, проектировавшие механического стража порядка, не ставили перед собой задачу сделать его тихим и быстрым, способным выслеживать преступников. Куда важней было со всех сторон обвешать его броней и оружием.

Прижавшись лицом к черной, бугристой грязи, Джон ощутил запах гари. Его посетила страшная догадка. Стоило роботу выключить прожектор, мужчина быстро стал обшаривать рукой пригорок, за которым скрылся от света. Дотянувшись и нащупав, наконец, пластину, Джон с усилием потянул ее на себя, но металл не поддался. Джесс подползла поближе, чтобы рассмотреть, чем занимается напарник. Выждав еще минуту и убедившись, что робот развернулся и ушел патрулировать вход дальше, она кивком спросила, что ее спутнику понадобилось от этой невнятной железяки. Молча Джон чуть привстал, посветил на пластину и попытался ее очистить от сажи.

Разглядев надпись, мужчина в молчаливом ужасе отшатнулся, но совладал с собой и присел обратно рядом с Джессикой, не зная, как подать ей свою находку.

— Джесс, слушай меня, но только тихо. Погляди, не замечаешь, что эти бугорки, уж очень симметрично расположены. Я думаю, это остатки капсул. Материал, из которого они сделаны, просто растекся от огромной температуры и залил пол.

Не совсем понимая еще смысл услышанного, Джессика огляделась кругом. И едва сдержала крик. Холмики оплавленного пластика ровными рядами возвышались над полом, словно свежие могилы на кладбище. В попытках найти опровержение, чтобы разубедить себя и Джона, женщина полезла к очищенной напарником табличке. «Эндрю Мейс»…

Фамилия хозяина капсулы обрывалась, утопленная в останках поврежденного оборудования. Теперь все было очевидно… Такие таблички с именами есть почти на каждой капсуле. Красивые, блестящие, они крепятся сбоку. Это необязательно — скорее, ритуал. Многие украшают их замысловатым узором, ведь покупка капсулы — праздник. Теперь же тонкие металлические пластины стали своеобразными надгробиями, только по ним и можно было определить, что где-то там, под кучей черного пластика и покрытой копотью арматуры, лежит обгоревший труп.

— Нет, нет, нет! — зашептала, или, скорее, зашипела Джессика. — Их, наверное, вывели, просто вывели, а капсулы оставили.

— Тогда почему Мэри не сказала тебе ничего про эвакуацию? Почему не сказала, что выходила в офлайн?

— И еще удивилась, когда я сказала ей, что в коридорах мало людей…

Джессика сорвалась с места. Все ее тело ужасно ныло, но это не имело никакого значения теперь. Соображая, вспоминая, на каком именно месте должна находиться капсула сестры, женщина яростно металась от бугорка к бугорку, стирая сажу с торчащих тут и там именных табличек. Джон просто не поспевал за своей спутницей. Легкая, в отличие от него, женщина почти не создавала шума, передвигаясь даже так быстро и неосмотрительно. Стараясь не отставать, он все равно то и дело поглядывал на далекий выход, где тенями маячили роботы, ожидая нарушителя снаружи, даже не подозревая, что кто-то может вот так запросто прокрасться внутрь, минуя их.

Очередная табличка поддалась, Джесс удалось ее выдрать слишком легко. Ощущая, как сердце подобралось к горлу, сжавшемуся судорогой, Джессика стерла дрожащей рукой черноту с металла и прочла: «Мэри Лонг».



Мария Арика Петрова

Отредактировано: 13.07.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться