Землянка для звездного принца

Размер шрифта: - +

Глава 7

Маркус Драммон оказался молодым парнем, на вид лет двадцати пяти, может, чуть больше. И довольно симпатичным, если не обращать внимания на уже примелькавшийся пепельно-голубой окрас кожи. На его лице выделялись широкие скулы, прямой нос и мягкие губы, а при улыбке мелькали небольшие клыки. Волнистые пряди были зачесаны на одну сторону, а вдоль щек так же, как у меня и Нуррана, спускался серебристый узор.

Из всего этого я сделала вполне обоснованный вывод, что мы трое принадлежим к одному виду модификатов, а вот краснокожий следователь и адъютант - это уже парни из другой оперы.

В отличие от виденных мной обитателей станции, жених Эмитьянны пришел на встречу не в комбинезоне, а в строгом кителе военного образца и в узких брюках, заправленных в сапоги с высокими голенищами. Сапоги эти, сделанные из какого-то синтетического материала, были начищены до зеркального блеска. Когда Маркус уверенно переступил порог палаты, на их зауженных носках заиграли отблески света.

В руках молодой человек держал роскошный букет ярко-красных пионов. Увидев цветы, я даже села от неожиданности, и все, что смогла выдавить из себя, это:

- Откуда?!

Откуда здесь, на космической станции, живые цветы? Да еще такие знакомые! Они как привет из далекого прошлого поразили меня в самое сердце.

- Из личной оранжереи командора Сагира. Просил передать вместе с соболезнованиями, - Маркус вложил букет мне в руки и присел на краешек больничной койки, приведя меня этим в смятение.

Охваченная внезапной неловкостью, я зарылась лицом в цветы. Смущение, растерянность, замешательство… Несвойственные мне чувства вынудили меня промолчать, хотя парень явно ждал от меня какой-то реакции.

- Ти... я рад, что ты выжила, - он взял меня за руку и прижал мою ладонь к своей груди. - На "Гермесе" объявлен трехдневный траур. Тела твоих родителей уже подготовлены к отправке на родину... Но мне передали, что ты не хочешь лететь?

Я нагнула голову еще ниже, боясь, что он прочитает досаду на моем лице вместо тоски по погибшим близким. Я совсем забыла, что должна изображать скорбящую дочь!

- Почему ты решила остаться? – в его голосе сквозило неприкрытое удивление. - Мы ведь уже обо всем договорились, еще до отлета на "Гермес". Я ведь и примчался сюда только ради тебя!

А жених-то у нас настойчивый!

- Маркус... - я попыталась осторожно высвободить руку из его сухих пальцев. - Разве доктор Нурран тебе не сказал?..

- Лейр Нурран? - Драммон оглянулся, словно врач мог находиться за его спиной. - Что он мне должен был сказать?

- Ну... что я потеряла память.

Я постаралась улыбнуться. Но улыбка вышла натянутой.

- Это я знаю, - отмахнулся парень. - На Гораукане она восстановится.

Пришлось добавить в голос печальных нот:

- Маркус, я ничего не помню. Абсолютно. Даже своего имени.

- А меня? - он одарил меня взглядом обиженного ребенка. Похоже, его сейчас волновало не то, что его невеста потеряла память, а то, что она не помнит именно его.

- И тебя тоже. Извини, но после аварии я очнулась с абсолютно чистым сознанием, и теперь мне нужно учиться как-то жить с этим. Даже о докторе Нурране я сейчас знаю больше, чем о себе самой. Именно поэтому я решила остаться.

Он выпустил мою руку и несколько секунд потирал нахмуренный лоб, что-то напряженно решая. Затем тихо проговорил:

- А как же наш проект, Эмитьянна? Как же наша договоренность?

Это было уже что-то новое.

- О чем ты? - я вся обратилась в слух. Моя интуиция буквально кричала: вот оно, начинаются проблемы!

- Не притворяйся! Или хочешь сказать, что вместе с памятью потеряла и свои способности... - он снова осторожно оглянулся, а потом наклонился так близко, что его дыхание коснулось моей щеки, и едва слышно добавил: - ...читать мысли?

Я замерла, переваривая услышанное.

- Повтори, что ты сказал? - мне стоило больших усилий говорить спокойно.

Он действительно это сказал? Эмитьянна же предупреждала, что про ее способности знал ограниченный круг людей. Если в этот круг входил и жених, значит ли это, что у них были близкие отношения?

- Эмитьянна, перестань смотреть на меня так, будто видишь впервые! - мужчина начинал злиться. Кажется, известие о моей амнезии не слишком его впечатлило. - Наши семьи заключили договор: твоя неприкосновенность в обмен на твои способности. Тебе дали шанс работать на правительство, но ты сбежала, как последняя шлайсса! (Мелкий грызун с планеты Гораукан. Похож на тушканчика.) Твоя безответственность поставила под угрозу весь проект.

- Подожди, не понимаю, о чем ты, - настороженно глядя на гостя, я прижала букет к груди.

Маркус же, резко поднявшись, начал нервно мерить шагами палату.

- О чем? - остановившись в двух шагах от меня, он рванул ворот кителя, словно тот не давал ему надышаться, а потом обвиняющим жестом упер палец в мою сторону: - Я тебя предупреждал, что ты доиграешься. Но ты решила, что умнее меня, умнее своих родителей, умнее нас всех! Если бы ты не напросилась с отцом на "Гермес", то сейчас бы сидела на Гораукане в президентском палаццо и встречала делегацию от Альянса, а твои родители были бы живы.

Я прикрыла глаза, понимая, что он по-своему прав. Сопоставить факты несложно, и если то, что он говорит – правда, то Эмитьянна действительно подставила своих родителей под удар.

Но с другой стороны, разве ее отец и мать не знали, что очень рискуют, беря дочь с собой? Если они держали ее в титановом бункере, значит, на это была причина. И эта причина - ее способности. Таким образом они пытались ограничить ее телепатию? Надо бы узнать об этом побольше...

- Маркус... ты сказал, что я умею читать мысли? - я одарила его взглядом потерявшейся девочки. - Расскажи, я ничего не помню об этом...



Алина Углицкая

Отредактировано: 07.07.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться