Зеркальный лабиринт

Испорченный сабантуй

Испорченный сабантуй

Харцызск 2007 год

Валюшка возвращалась после бурной ночи любви. Сама не ожидала такой феерии. Ромка предлагал переехать к нему, расписаться. Она выпендривалась – не готова, мать бросить не может, та и так ныла, что Валюшка не будет ночевать дома. Несколько успокоенная, но всё ещё на взводе, она открыла двери квартиры, и Тамара Ивановна забубнила:

– Наплевать всем, подыхай старуха, только лучше будет, – бурчала так, чтобы дочь обязательно услышала.

Валюшка не смутилась, она привыкла к придиркам матери, жалела её. В таком положении вела бы себя аналогично. Машинально проверила у матери сахар, давление, поставила надоевшую обеим овсянку. По ходу рассказала о событиях в семье Одинцовых, которые мать выслушала с удовольствием.

– Везет же людям, как ни повернутся – всё хорошо, – рассуждала Тамара Ивановна, забыв свои проблемы и уплетая овсянку. – Эта наглая Алька… Её изнасиловали, и хоть бы хны, от суда отказалась. Дитя принесла в подоле – только в радость. Во, глаза бесстыжие! Все вокруг – Алечка, Алечка! Премию на конкурсе – и то ей!

Валюшка в глубине души разделяла взгляды матери, но запротестовала с набитым ртом.

– Да ладно, все знают. Перепутал их с Ольгой Серёга! Нечего было хвостом крутить. Раздраконят мужика, чтобы ломаться – то они не могут, это не хотят, неземную любовь подавай.

Тамара Ивановна крутилась в инвалидном кресле-каталке, комически заламывая руки и подкатывая глаза. Такая физкультура и эмоциональная встряска положительно влияли на организм. От хандры не осталось следа, она заулыбалась.

После обеда Валюшка юркнула в свою комнату: наконец-то можно спокойно всё обдумать.

Зелье Акимовны носила на кладбище только раз, ещё не раз бубнить на полную луну. Алька звонила и пригласила в кафе. Прекрасный случай, подлить отраву. В прошлый раз всё сделала строго по указке и добавила Ольге в бутылку перед отлетом в Германию? Прошел почти год, пока начало действовать, и как-то слабовато. Можно подумать, её слова меняют содержимое пузырька! Хрень, конечно. Упустить такой удачный момент. Вдруг сорвётся поездка Альки в Киев. Этого хотелось до дрожи в коленях, до ломоты в зубах. Половину подольет, остальное продолжит носить на кладбище.

Валюшка достала пустые флакончики из-под инъекций – они не вызовут подозрений. Разлила жидкость в три капсулы. Помешкав, две сунула в сумку, а последнюю обернула лентой и назад в коробку к лекарствам. Инсулин колола матери сама, туда давно никто не заглядывал.

Завтра улучит момент, по крайней мере, не упустит. Валюшка загадочно улыбнулась.

 

***

В небольшом зале кафе «Тет-а-тет» компания родственников и сослуживцев Альки гудела под шикарный повод. Выпили за Альку, за её родителей, за коллектив, который вырастил талантливую журналистку. Места потанцевать маловато, но тем, кто действительно хотел, уже ничто помешать не могло. Большинство высыпало на улицу: покурить, поболтать и проветриться. Алька подождала, пока Броня сделает пару затяжек, и направилась к ней с деликатным вопросом.

– Не знаю, как начать, – сказала она и замялась. – У меня есть рукопись в электронном виде. Типа приключенческого романа на исторической основе, написала моя сестра. Ну, я отредактировала. Альбина Брониславна, опыта у меня в этом деле нет. По дружбе, выскажите своё мнение.

У Брони глаза округлились.

– Она же в больнице?!

– Это произошло до больницы, – сочиняла Алька, – посмотрите?

– Заинтриговала, сбрось на мейл.

– Договорились, – обрадовалась Алька, – не рассказывайте пока никому. Не хочется опростоволоситься.

Алька не заметила, как сзади подошёл интересный молодой мужчина. Мать пыталась привлечь внимание жестами, но было поздно.

Валюшка после энергичного танца открыла сумочку, достала платочек. На улицу вышли почти все, вот-вот могла вернуться виновница торжества. Валюшка положила платочек, открыла флакончики и, проходя мимо Алиного места, вылила их в бокал. Следовало избавиться от тары. Радуясь, что соперница задерживается, она вышла из кафе и поняла, почему никто не заходит.

Разворачивалась сцена скандально известной драмы. Валюшка потеряла дар речи, всеми фибрами души реагируя на мужчину своей мечты.

Возмужавший Сергей стал ещё интереснее. Нахлынули воспоминания. В школе не было девочки, которая не мечтала бы о его внимании. Высокий, спортсмен, из хорошей семьи, он отличался особой харизмой – девчонки летели, как пчёлы на мед, ни в чём не могли отказать. Чувства восторга и удовлетворенного тщеславия, когда начали встречаться в конце 9-го класса, не забыла до сих пор. Любовь наполнила жизнь всеми красками радуги. Безоблачное счастье кончилось после нового года, когда в класс привели двух близняшек.

Алла Михайловна осторожно взяла Валюшку за локоток.

– Господи, принесла же нелегкая, – прошептала она, не зная, что предпринять и ища поддержки у подруги дочери.

Обстановка накалялась. Алька, увидев Сергея, превратилась в ощетинившуюся кошку, внешние проявления не полностью отражали её состояние. Встал дыбом каждый волосок, к горлу подкатил тошнотворный комок.

– Аля, – Серёга понял по реакции, что лучше не дотрагиваться, – хочу поговорить. Всё-таки у нас дочь.

Прошло десять лет. Пока Алька не встречалась с ним, тысячу раз убеждала себя – не реагировать на всю эту «историю». Принять случившееся как данность. Но сейчас, чувствовала только животный ужас. Сломал жизнь, слишком слабо отражало его роль в её жизни. В состоявшейся успешной судьбе, продолжали ощущаться последствия несчастья. Она не могла довериться никому.

– Только не сейчас, – с трудом прошептала, вымаливая у судьбы отсрочку. – Может завтра, после обеда. Вечером я уезжаю. Но часа в два могу, здесь.

– Хорошо, извини, что помешал, – обрадовался Сергей, – я буду ждать.

Он повернулся и растворился в толпе на троллейбусной остановке. Валюшка провожала глазами до последней минуты.



Элен Ков

Отредактировано: 20.01.2022

Добавить в библиотеку


Пожаловаться