Зеркало тайных наук

Размер шрифта: - +

Глава 8

Глава 8

- Их привёл ко мне однажды друг, - начал свой рассказ Карлеус.- Не буду называть его имя. Оно тебе всё равно ничего не скажет. Их привёл друг, просил не задавать вопросов и сказал, что родители малышек погибли.

- Вы знали мою маму с такого возраста? – Анна смотрела на декана второго потока с недоверием. – Сколько вам лет?

- Не просто знал. Воспитывал. Насчёт лет. Я не считаю свои годы. Я – Иерарх. А они бессмертны. Вот в битве за это бессмертие Рэя и.… Но я забегаю вперёд. Не перебивай меня. Просто слушай. Эта история из тех, которую долго и красочно рассказывают, - Карлеус откинулся на спинку стула. – Итак, родители Ирины и Рэи погибли. Я выяснил подробности, и оказалось, что отец девочек работал в одном из городов – лабораторий закрытых зон Перевёрнутого мира. Он и его жена погибли при проведении какого-то эксперимента. В дальнейшем род деятельности отца и сыграл роль в выборе жизненных приоритетов Рэи. Она изменилась, достигла большого положения при лорде Атанаэле. Такого, что могла и мне отдавать приказы. Но тогда они были просто сёстрами. Даже больше, чем сёстрами. Когда плакала одна, то слезы появлялись на глазах и у другой. Когда одна падала и расшибала коленку, боль чувствовала и вторая. Я называл их в детстве дракошами, по аналогии с двуглавым змеем или сиамскими близнецами. Никогда прежде я не встречал такого слияния энерго-информационных тел, даже у близнецов. Казалось, они смотрят на мир одними глазами, слышат одними ушами, чувствуют одной душой.

Помню в их детстве такой случай. Им было по десять. Ирина, несмотря на мой запрет, ушла в институтский парк гулять одна. Ушла слишком надолго и не заметила, как забрела слишком далеко. У парка нет чёткой границы, отделяющей его от леса. В лесу только деревья гуще, слой опавших листьев и хвои толще, мрачнее и холоднее. Ирина поняла, что заблудилась, только когда наткнулась на деревянный полусгнивший дом лесника. В нём давно никто не жил, естественно не оказалось еды и воды. Рэя в то время, когда её сестра загулялась в парке, сидела на лужайке возле фонтана и рисовала в альбоме цветы. Помню, она мне потом рассказывала, что физически почувствовала ужас Ирины, когда та зашла в заброшенный дом и поняла, что там никого нет, и что она неизвестно где. Но Рэя тем не менее не сказала мне, что с её сестрой что-то случилось. Эта умница пошла в лес сама и нашла Ирину. Правда, позже я искал с лардами [1]их обеих. Они были гордыми и упрямыми, сестры Кауни. Вот только лет с двенадцати интересны у них стали разными.

Рэя обожала насекомых. Но обожала она их по-своему. Часами могла изучать какую-нибудь букашку. Я накупил ей книжек по энтомологии. Она препарировала букашек, сравнивала строение их тел с тем, что написано в книгах. Именно тогда я и рассказал Рэе о том, что её отец – талантливый учёный, который жизнь отдал ради науки, следуя примеру самого величайшего учёного всех времён и народов лорда Атанаэля. Мои слова, видимо запали в душу девчонки. Она стала исследовать насекомых с ещё большим энтузиазмом. Подаренные мною учебники выучила чуть ли не наизусть. А однажды работу по расчленению огромной бабочки увидела Ирина. Произошло это при мне, опять в том самом злополучном парке. Ирина тоже обожала насекомых, особенно бабочек. Но она любила их живыми. Поэтому вид разрезанного насекомого привёл Ирину в ужас. До сих пор помню её лицо, помню её печаль и смятение. Ирина наорала на Рэю, забрала у неё бабочку и похоронила её. Мне кажется, именно в тот момент между сёстрами пролегла черта, позже превратившаяся в пропасть. Рэя подошла ко мне тогда и спросила: «Скажи, а моя сестра сошла с ума?» И смотря в глаза Рэи, я понял, что она впервые не смогла почувствовать то, что чувствует Ирина. И в тот же самый момент вслед за этим вопросом и в мою душу прокралось чувство неприязни к Рэе и нежности, жалости к Ирине.

Потом девочки выросли. Обе учились в Школе Рун, при Институте Высшей магии. Потом поступили в сам институт на первый, самый престижный поток. Только факультеты выбрали разные. Рэя факультет генетики и энерго-информационных технологий. А Ирина – целительства и ясновидения. И в вопросе служения лордам они тоже разошлись. Рэя предпочла лорда Атанаэля, у которого работал её отец. А Ирина лорда Дарвалау.

- А вы кому служите? – Анна взяла в руки альбом и стала его листать.

Со всех фотографий на неё смотрели улыбающиеся сёстры. Анне они казались совершенно одинаковыми, и девушка была уверенна, что если бы даже помнила мать, то не смогла бы на этих фото отличить её от тётки. От фото к фото сестры Кауни взрослели, пока… Анна остановилась на одной фотографии. Кажется, это выпускное фото и оно изображало сестёр на фоне колоннады парадного входа в Институт Высшей магии. Анна заметила, что здесь между Ириной и Рэей появились различия.

- Это моя мама? - девушка ткнула пальцем в девушку справа.

- Верно, - кивнул Карлеус. – Как ты это поняла?

- По глазам и по выражению лица, - смутилась Анна. – У неё глаза добрые и улыбка мягкая. А у той, что слева такая жёсткая складка губ.

- Да, та, что слева Рэя, - подтвердил Карлеус. – Кому служу, спрашиваешь. История моего существования начинается не здесь и не в этом мире. Возможно, в другой раз я расскажу тебе. Но я всегда служил и буду, служит лорду Атанаэлю. Лорду, даровавшему мне бессмертие и статус Иерарха.

- А как же Мариус Эрвард, лорд Дарвалау в институте, которого вы занимаете должность?

- А вот это вторая часть истории, которую я тебе рассказываю, - декан задумчиво полистал альбом и закрыл его. – После выпуска из Института Высшей магии сестры почти не фотографировались, тем более, вместе. Это прозвучит банально, но люди и не люди, населяющие Перевёрнутый мир, мечтают о том же, о чём и там наверху, в Большом мире. Они мечтают о бесконечности, в которой существование разума имеет смысл. После института Рэя уехала в город научно – исследовательский центр Даурфа. Его как раз восстановили после одного чрезвычайного происшествия.



Марина Новиковская

Отредактировано: 27.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: