Зеркало тайных наук

Размер шрифта: - +

Глава 15

Глава 15

 

Каждый сходит с ума по-своему. Иерархи в том числе. Полуобнажённый Карлеус сидел, развалившись в кресле в своих личных апартаментах. Его глаза закрыты, а рука гладит волосы целующей его грудь девушки – студентки пятого курса второго потока. Влюблена студенточка в декана с третьего курса, но только теперь он ответил взаимностью на её страстные и томные взгляды, позволив любить себя.

- Медленнее, Алла, медленнее, - прорычал сквозь стон мистер Деланэ, - девушка должна уметь растягивать удовольствие. Медленнее и ниже.

Девушка покорно выполнила приказ, скользнув губами к чёрным, обтягивающим стройные ноги мужчины брюкам.

Карлеус довольно заулыбался, отчётливо представив на месте Аллы Анну. Если бы Анна сейчас целовала и лизала кожу Карлеуса. Если бы её синие глаза умоляли о сексе. Многие студентки Института Высшей магии так же доступны, как и быстро надоедают. Но это не огорчает юных особ. Даже один раз побывать в постели Иерарха – событие, которое помнят до самых седых волос. А впечатления записывают в дневниках и передают по наследству дочкам и внучкам.

Карлеус часто в последнее время думал о том, что, несмотря на своё высокое положение он всего лишь раб. Это бесило его, временами выводило из себя. Вся эта помпезность, понты, гримасы друг перед другом – достали! Мир кривляк! Нет, целая планета самовлюблённых недоумков! Армия идиотов! И он, Карлеус, их генерал!

И ещё декан второго потока постоянно думал об Анне Кауни. Создав видимость того, что отстранился, отступил, Карлеус между тем внимательно следил за жизнью девушки. Знал практически каждый её шаг. Знал о возвращении в институт Аури эрм Тора – Охотника, которому удалось уцелеть после зачистки. Пока этот Аури останется в живых.

«Девчонка к нему испытывает чувство, - подумал Карлеус, с досадой оттолкнув студентку».

- Довольно…

- Но господин Деланэ, я только начала, - разочарованно возразила так мечтавшая о близости студентка.

- Я сказал – довольно!

Алла непонимающе хлопала длинными чёрными густо накрашенными ресницами. Она только что оголила увесистую грудь, почти стянула с себя трусики, а тут…

- Но это же облом! – в отчаянии воскликнула Алла.

- Он самый, - зло хмыкнул Карлеус. – У меня настроение переменилось. И работы с бумагами много.

- Но у вас же встал!

Вместо ответа Карлеус вскочил с кресла, нагнул на него студентку и за несколько минут удовлетворил свою страсть.

- Теперь не стоит! – радужно улыбался декан. – Довольна?

Алла потерянно одевалась. Не на такую встречу она рассчитывала. Хотелось романтики. Разве запишешь в дневнике: «Декан поимел меня как шлюху» Нет. Значит, в дневнике придётся соврать и написать что-то типа: «Он долго и страстно лобызал меня везде, а особенно там» Ну или что-то в этом роде. Алла подумала, что неплохо бы перечитать с десяток любовных романов. В них ведь написано, как мужчина должен правильно любить женщину. Не грех будет и украсть пару абзацев.

 

***

Выпроводив из своих апартаментов Аллу, Карлеус снова плюхнулся в кресло. В его душе царствовало одно ощущение – скука. Декану второго потока давно, очень давно, со времён Единого мира было скучно и однообразно. И хотя однообразие, так или иначе, преследует всех Иерархов, но в случае с Карлеусом оно оказалось особенным. Всё дело в том, что мистер Деланэ никогда никого не любил. Часто делал вид, что любит, но не любил. Ирина Кауни всё изменила. Она стала первой настоящей страстью, которую Карлеус сам же и растоптал. Она была его воспитанницей, той, в которую вложил декан и частицу себя. И вот теперь такая же страсть вспыхнула в нём к дочери Ирины – Анне Кауни. И Карлеус не мог понять испытывает ли он чувство именно к Анне или проецирует на неё чувство, которое испытывал к Ирине. В любом случае декан боялся, что может в итоге уничтожить Анну, как и её мать. Создавать и уничтожать – кредо Иерархов. Созидать и рушить. Строить города из песка, зная, что всё исчезнет с наступлением прилива. Этого не понять смертным, способным создавать только механические вещи. Конечно, они вкладывают в них свои души, но разве имеет это сравнение с созданием живого из плоти и крови, мыслящего?

 

***

- Уэбик, давай ты будешь себя хорошо вести, и не будешь рычать на моих друзей, а тем более пускать слюни!

Анна и верфозавр опять встретились на могиле Ирины Кауни. Девушка прихватила с собой бифштексы – угостить зверя и самой поесть – помянуть маму. Свой десяток бифштексов Уэб проглотил, не моргнув глазом и теперь сидел на четвереньках, разинув пасть, смотрел на Анну, а с его зубов и языка вожжами струились слюни.

- Хлим, - сглотнул верфозавр, - Прости, но не могу спокойно смотреть на то, как ты ешь вкусненькое. Я раньше только сырое мясо ел и то с кишками и со шкурой, когда дело касалось человека – мог часть одежды сожрать. А сейчас откушиваю прямо как интеллигентная тварь.

- Лови! – не выдержала Анна и один за другим покидала в пасть верфозавра оставшиеся бифштексы. – Не могу есть, когда на меня смотрят и слюни пускают!



Марина Новиковская

Отредактировано: 27.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: