Зеркало тайных наук

Размер шрифта: - +

Глава 18

Глава 18

После возвращения из Даурфа, тайное студенческое общество притихло. Казалось, все его участники вновь стали просто студентами. Встречи в убежище прекратились. Аури сказал, что ему нужно всё обдумать.

Обыденность окутала жизнь любителей приключений. Лекции, лекции и ещё раз лекции. Все потоки института усиленно готовились к осенней сессии.

И в этой обыденности некая группа озлобленных институтских девиц замышляла дело. У девиц накипело давно, но последней каплей стал случай с платьями в гардеробной.

- Я ненавижу эту тварь! – воскликнула рыжая, кудрявая девушка, дочь некой мадам Левицки (аристократки Лабрина в третьем поколении). – С самой школы она портит нам нервы! Безродная падаль!

- Ошибка природы!

- Чучундра!

- Выдра!

- Отброс!

Хором сказали остальные девицы.

- Она меня в школе Рун под столом два часа сидеть вынудила! – продолжала рыжая кудрявая.

- А меня сажей испачкала, и весь класс ржал, - сказала чернявая полная девушка. – А чего это ты под столом два часа сидела?

- Мы поспорили. И Лели сказала, что она три раза стукнет, а я не смогу высидеть под столом. Я и полезла. Раз стукнула, пришла через два часа – второй раз стукнула. А третий раз сказала, стукнет через неделю. Представляешь, уродка! А спорили мы на то, кто голой по классу пробежит!

- Да помню я! – заржала чернявая. – Ты не говорила тогда, с чего вдруг на уроке истории Лабрина разделась. Все подумали, что ты спятила.

- И такие приколы всю нашу жизнь!

- В школе!

- Теперь в институте!

- Девки, что делать будем?

- Устроим тёмную! Изуродуем её, чтобы знала, как на благородных девушек залупаться!

Для расправы решили выбрать заброшенную часть западного крыла института, где даже стены заросли пылью. Раньше здесь располагались лаборатории, но потом руководство закрыло их. Пустующие коридор и с десяток кабинетов населили мыши, крысы и пауки.

- И как мы её заманим? – почесала лоб чернявая полная.

- Есть идея, помнишь…

 

***

- Анна, скорее, ты чего сидишь? – в номер к Анне заглянула всклокоченная Миа.

- А что случилось? – девушка отложила в сторону учебник.

- Ты что пропустила сообщение по громкоговорителю? Собрание, общеинститутское. Срочно. В Большом зале.

- В связи с чем?

- Не знаю. Зал оцеплен лардами. Сейчас никого не впускают. Все толпятся в коридорах. Что там творится, никто не знает. Директор готовит сообщение.

- Вот же, - Анна вскочила с кровати.

Миа исчезла. Анна лихорадочно натянула джинсы и майку. Выскочила из номера. Почти сразу столкнулась с Аури и Семом.

- Что? – спросила Анна Аури

- Бежим, сейчас будут в зал запускать.

 

В Большом зале на сцене стоял алый гроб. Кто лежит в нем не видно. Труп накрыт зелёной тканью. Возле гроба в чёрном парадном костюме – директор Мариус Эрвард. Его лицо сурово, брови сведены, лоб прочертила жёсткая вертикальная черта.

- Господа преподаватели, господа студенты! – Мариус говорил тихо, но его голос был слышен во всех частях зала. – Сегодня в институте Высшей магии чрезвычайное происшествие! Такого не случалось за всю историю этого учебного заведения. Зверски убита наша студентка.

Зал ахнул, словно по команде.

- Кто? – прошептала Анна и, кажется, этот вопрос сорвался не только с её губ.

- Студентка первого курса третьего потока – Айгуль Самерс. – отчеканил директор. – Она была выпотрошена и обезглавлена. Труп выброшен в парк. Голова не была найдена.

Анна онемела от ужаса. Значит там, в гробу труп Айгуль? Милой, скромной, молчаливой Айгуль?

- Может это не она? – выкрикнула Анна и её слова вспороли тишину.

- Тело опознано, - кривая жуткая усмешка пробежала по губам директора и тут же исчезла. – Но ты можешь подняться и посмотреть.

Айри схватил Анну за руку.

- Стой! Не смей!

- Нет! Я пойду!

Анна шла сквозь расступающуюся толпу. Возле самой сцены взгляд девушки пересёкся с взглядом Рэи Кауни. Тётка молча отвернулась. Ступени на сцену, как ступени на эшафот. Анна поднялась и остановилась возле гроба. Посмотрела в черные глаза Мариуса Эрварда, лорда Дарвалау.

- Ну что же ты, трусишь? – спросил лорд и резко сдёрнул зелёную ткань.

Первое, что бросилось Анне в глаза – запёкшаяся на обрубке шеи кровь. Изодранное платье, Айгулино любимое платье тоже в пятнах бурой крови. И родинка повыше груди в разодранном вырезе.



Марина Новиковская

Отредактировано: 27.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: