Зеркало тайных наук

Font size: - +

Глава 27

Глава 27

 

Ветер за окном усиливался. Ветки деревьев царапали стекла, и скрежет раздражал Ивана Павловича. Он никак не мог сосредоточиться на отчётах. Какой дьявол придумал все эти бумаги?! Тысячи никому не нужных писулек! Изо дня в день, из месяца в месяц! Ветер усиливался, и вот уже бухали при каждом его порыве железные ворота, гул стоял под крышей. Завыла соседская собака. Иван Павлович посмотрел на сгущающиеся за окном сумерки. Стихия зачастила в N. Только неделю назад пронёсся ураган, повалял деревья, оборвал линии электропередач, сорвал полкрыши у соседа. И вот снова. Вздохнув, директор краеведческого музея взял ручку и стал делать пометки в распечатанном тексте.

Из-за грохота на улице Иван Павлович не услышал, как щелкнул замок входной двери, как кто-то прошёл по лестнице на второй этаж, как этот кто-то открыл массивную дверь кабинета…

Анна смотрела на отца и не могла наглядеться. За время её отсутствия он похудел. Лицо осунулось, под глазами пролегли глубокие мешки. В темно-русых взлохмаченных волосах прибавилось седины. Весь вид свидетельствовал о величайшей усталости, и физической, и моральной. Девушка хотела кинуться, крикнуть: «Отец!», но ком вдруг застрял в горле, и она не могла произнести ни слова. Не могла заставить себя сдвинуться с места.

- Здравствуй, - сказала за спиной Анны Рэя Кауни.

Анна вздрогнула. Вздрогнул и Иван Павлович. Вскинул голову, ручка выпала из пальцев. Как в его видениях наяву в дверном проёме кабинета стояли дочь Анна и жена Ирина. За их спинами, правда, маячили ещё два каких-то незнакомых мужика. Директор музея потёр кулаками глаза. Анна, Ирина и мужики не исчезли.

Иван Павлович вскочил, откинутый стул с грохотом упал на пол.

- Папа, - смогла, наконец, выдавить из себя Анна и, сорвавшись, словно с невидимой привязи кинулась обнимать дорогого и, казалось, навсегда потерянного человека.

Ощупывая руками спину дочери, уткнувшись подбородком в её пахнущие полевыми цветами волосы, всматриваясь в синие глаза жены, Иван Павлович чувствовал, как горячие капли текут по его впалым щекам.

- Я вас так ждал девочки, - прошептал директор.

Аури и Карлеус молча прошествовали в кабинет.

- А может это сон? – продолжал бормотать директор музея. – И когда я проснусь будет только ветер за окном?

 

***

Разжав объятия, Иван Павлович несколько минут переводил взгляд с Анны на Рэю.

- Где вы были?

Вопрос прозвучал так, будто бы девушка и женщина отсутствовали дома одну ночь. Это было и страшно, и смешно одновременно.

- Папа, я не знаю с чего начать.

- Просто расскажите, чтобы я поверил, что вы мне не снитесь, - с мукой в голосе сказал директор музея.

- Дорогой, - начала Рэя. Анна посмотрела на неё свирепо, но женщина не обратила на этот взгляд внимания, - Это долгий рассказ…

- Тебя не было долгие годы, - сказал Иван Павлович, обращаясь к госпоже Кауни, - Ты ушла однажды и не вернулась. А потом, много лет спустя ушла наша девочка и так же пропала. Наверное, я поверю в самую фантастическую историю.

- История действительно фантастическая, - начала Анна, - Моя тё…

- История будет долгой и тебе её будет трудно воспринять, - Рэя сурово посмотрела на племянницу.

И тут Анна поняла, что задумала госпожа Кауни. Она решила выдать себя за покойную Ирину. Только девушка открыла рот, чтобы выразить своё возмущение, как прохладная рука Карлеуса Дэлане схватила Анну за запястье

- Не надо, - прошептал декан второго потока.

Властная интонация заставила Анну молчать. Она поняла - отец уже поверил, что Рэя Кауни – это Ирина. И девушка подумала, что не в состоянии сейчас разрушить сладкую для отца иллюзию. Анна боялась, что папа не выдержит правды, а то, что ему будет преподнесена легенда, она уже знала.

 

***

- Всё это так неправдоподобно, - сказал Иван Павлович, выслушав рассказ госпожи Кауни о Перевёрнутом мире и Институте Высшей магии.

Над чашками с кофе поднимался пар. Только что доставленная пицца пахла ветчиной и помидорами. А Рэя Кауни плела удивительную картину, описывая мир вечного света и добра. Она говорила о справедливых лордах – правителях, о мудрых духовных учителях. Говорила о том, что учат они детей, как даровать человечеству благо неописуемое.

Анну аж трясло от такой вопиющей лжи. Но видя счастливо умильное лицо отца, девушка не смела и слова вставить в рассказ госпожи Кауни.

- Иногда самые очевидные факты могут казаться непосвященным неправдоподобными, - снисходительно заметила Рэя.

- Почему ты оставила меня? Почему не рассказала сразу? – в голосе Ивана Павловича чувствовались обида и горечь. – Ты же меня любила?

- Я люблю тебя, тогда и сейчас, - спокойно сказала Рэя. Анна поперхнулась кофе. – Но я не могла рассказать тогда.



Марина Новиковская

#1860 at Fantasy
#73 at Dystopia
#1198 at Other
#217 at Adventure

Text includes: другие миры, боги, тайны земли

Edited: 27.08.2017

Add to Library


Complain




Books language: