Зеркало тайных наук

Размер шрифта: - +

Глава 31

Глава 31

 

Зарёванная, совершенно расстроенная Анна вернулась в институт.

- Тебя ждёт мистер Деланэ, - сказала, поджав губы госпожа Кауни с которой девушка как вошла столкнулась в фойе.

- Чего ещё? – Анна не смела посмотреть в глаза тёте.

- Не знаю. Иди к нему. Он в своём кабинете.

 

***

Карлеус смотрел на потоки дождя, стекающие по стеклам.

- Этот дождь, кажется, вечен, - тихо сказал он, когда вошла Анна.

Декан второго потока стоял спиной.

- Звали?

- Да, - ответил не оборачиваясь.

- Для чего?

Последовавшая за этим пауза показалась Анне невероятно длинной. Так бывает, когда во время просмотра фильма виснет интернет. Хочется что-то сделать, прервать паузу, но невозможно.

- Я хотел подарить тебе одну вещь, - Карлеус отошел от окна, направился к столу, выдвинул верхний ящик и, наконец-то, посмотрел на девушку. – Вещь с многовековой историей, можно сказать древняя вещь. Но мне кажется, тебе она подойдёт.

Декан второго потока поставил на стол коробочку, задрапированную в алый бархат.

- Что это? – Анна за время пребывания в Перевёрнутом мире стала ненавидеть этот цвет.

- Ожерелье. Красивое и изящное, - легким щелчком пальцев Карлеус открыл коробочку.

Внутри на неизменном алом бархате действительно лежало ожерелье.

- Драгоценное или бижутерия? – спросила Анна.

- Драгоценное, - Карлеус смотрел пристально и серьезно.

- Золото и….

- Сапфиры. Камень царей. И королев.

- Но я не королева, - Анне захотелось прикоснуться к ожерелью, - Я простая смертная.

- Ты, вероятно, думаешь, что бессмертие – это физическое не умирание? – Карлеус взял ожерелье и, обойдя девушку сзади, накинул украшение на шею и стал застегивать. – Но это не так. Бессмертие – это концепция, философия, мировоззрение.

- Я вас не понимаю, - Анна потрогала камни ожерелья.

- Смотри, - Карлеус включил телевизор.

На экране возникла комната, столовая или кухня. Некое семейство готовилось к трапезе. На покрытом скатертью столе – блюда в хорошей посуде. Светловолосая с короткой стрижкой женщина усаживает малышей – двух мальчиков и девочку. Приятный высокий мужчина раскладывает всем членам семейства хлеб. Кадр сменяется. Та же комната и трапеза, только вместо светловолосой женщины – сухонькая старушка, вместо мужчины – интеллигентный старик, и детей уже не трое, а шестеро. И шестеро молодых людей помогают старикам накрывать на стол.

- Поняла, что видела? – Карлеус остановил кадр, когда камера крупным планом показала сухонькую старушку.

- Одна семья в разные периоды жизни, - догадалась Анна. – Сначала семейная пара, потом она же много лет спустя с взрослыми детьми и внуками.

- Верно, – кивнул Карлеус. – Хотела бы ты прожить так же?

- Да. Этого любой человек хочет.

- А что, если увиденное тобой только фасад, маска? Ты же не знаешь, что на самом деле скрывается за улыбками этих людей. Может та женщина только претворяется счастливой, а на самом деле глубоко несчастна?

- На этих кадрах она выглядит счастливо, - возразила Анна. – Правда, когда состарилась, на её лице присутствует некая печаль.

- Люди со стороны, а ты сейчас увидела чужую жизнь именно со стороны, часто не знают и не желают знать, о том, что происходит между кадрами. Даже если это игра в счастье – им наплевать. Каждый из них ведёт свою игру в добро и зло, в бога и дьявола, в счастье и страдание. Смертные играют, так же как и мы – бессмертные. Только мы умеем программировать процесс игры, а вы нет.

- Бессмертные – программисты реальности? – хмыкнула Анна, подходя к зеркалу и рассматривая ожерелье на своей шее.

- Как ты думаешь, какой будет мораль цивилизации, способной создавать и рушить солнечные системы? Будет ли у них что-то общее с моралью тех, кого они создают? И может ли вообще быть мораль у тех, выше кого никого и ничего нет? – Карлеус положил руки на плечи девушки и стал ласково поглаживать.

- Но вас тоже кто-то создал?

- Верно. Но они отказались от контроля над нами. Мы свободны, в отличие от вас. Мы ваша мораль и совесть. Мы устанавливаем для вас, что есть добро и зло, мы дали вам бога и сатану. Поместили в ваши религии память о расколе проекта «Сотворение».

- И что смертная жизнь бессмысленна вообще? – Анну завораживали камни ожерелья. Холодное, притягивающее мерцание.

- Нет, если осознавать и воспринимать её как игру. Жизнь – квест. И вот когда понимаешь это, то переходишь в сферу бессмертия. Копите богатства на земле, но не привязывайтесь к ним – кредо игрока. В компьютерной игре, каким бы прокаченным не был герой, но рано или поздно игра начинается заново.



Марина Новиковская

Отредактировано: 27.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: