Зеркало тайных наук

Размер шрифта: - +

Глава 35

Глава 35

 

Иван Павлович Козьмин всё пребывал в шоке от событий забросивших его в нереальность Перевёрнутого мира. А тут ещё Карлеус назначил его на должность директора музея в Лабрине. «Работа по специальности поможет вам прижиться у нас» - так прокомментировал свой поступок декан второго потока. Новая работа, конечно, вдохновляла, а музей Лабрина впечатлял. Втрое больше музея в N, он к тому же отличался необычной архитектурой здания и более походил на готический собор, чем на музей. Он тянулся к небу бесконечными стрелами башен и башенок, вимпергов, фиалов, заостренных арок. Хранящиеся здесь скульптурные экспонаты занимали не только порталы и галереи, но их можно было найти также и на кровле, карнизах, под сводами капелл, на винтовых лестницах, на водосточных трубах, на консолях. По масштабности музей уступал разве что центральному зданию Института Высшей магии.

Другая вещь, к которой никак не мог привыкнуть Иван Павлович, заключалась в том, что остальные служители музея стали фактически его личными слугами. Так захотел мистер Карлеус Деланэ. Декан второго потока пожелал, чтобы отец Анны стал знатным и почётным гражданином Лабрина. А любому знатному и почётному гражданину полагаются слуги.

Одним из экспонатов музея стала в скором времени книга «Зеркало тайных наук». Её поместили под стекло в позолоченной раме на отдельный выставочный стенд. Иван Павлович часто задерживался возле книги, качал головой, вздыхал.

- Теперь она на своём месте, - услышал он однажды рядом с собой голос дочери, повернулся и встретился с печальным синим взглядом так повзрослевшей Анны.

- Вернулась в город, которого нет, - Иван Павлович сгрёб дочь в объятия. – Как дела, моя доченька?

- Что тебе ответить, папа? Вижу, тебе здесь уютно, намного уютнее, чем в N. Будто Перевёрнутый мир родина не только моей тёти, но и твоя.

- Не думаю, что…

- А я думаю, что именно так. Ты не вернёшься в N, я знаю. Чувствую, что не вернёшься. И я не вернусь. Потому что это мир Аури эрм Тора, а значит и мой мир тоже. А дела у меня относительно нормальные. Только без Аури тоскливо. После недели каникул начинается второй семестр…

Анна посмотрела на обложку книги.

- Она вернулась домой, но мне кажется, она вернулась не одна.

 

***

В институтском парке под дождём плакали чёрные статуи. Анна, расположившись в беседке с мольбертом, рисовала новогодний пейзаж, щедро добавляя в палитру травяной цвет. Когда-то в школе она неплохо рисовала маслом и акварелью. Сегодняшнему настроению соответствовала акварель. Капризная, прозрачная краска. Она не терпела ошибок и так легко теряла воздушность и чистоту, превращаясь от исправлений в грязь. Анна рисовала омываемые дождём чёрные статуи, деревья и призрачную фигуру Уэба за ними. Ей так хотелось мысленно крикнуть и чтобы на зов, словно верный пес прибежал верфозавр. Прибежал как когда-то, ткнул в руки мокрым чёрным носом, лизнул шершавым языком и сказал: «Хочу бифштексы!» А потом он бы валялся на мокрой траве, дергая в воздухе лапами, а дождевые капли летели бы Анне на лицо. А потом пришли бы Миа, Сэм, Айгуль, Вил и Аури. Любимый, дорогой, желанный Аури. И они бы вместе начали новый семестр. Ходили бы на лекции, участвовали в студенческих шалостях. Волшебный мир был бы тогда воистину волшебным!

И когда шёл дождь, Анна гуляла бы без зонта с тем, кого она выбрала сердцем и телом, благородным своим рыцарем, с человеком каких мало осталось в обоих мирах. Но любовь к Аури эрм Тору душил, вдавливал в грязь сценарий, написанный деканом второго потока Карлеусом Деланэ. Фиалковоглазый демон закрывал чёрным крылом неугасимый свет. И было от этого Анне и больно, и непередаваемо тоскливо.

Девушка закончила работу, скептически посмотрела на набросок, захотела скомкать его и выбросить, но передумала. Растекающиеся по бумаге краски в который раз напоминали о том, что в жизни ни к чему и ни к кому не стоит привязываться, потому что всё любимое и ценимое рано или поздно поглощает бездна небытия и забвения.

 

***

Карлеус Деланэ очень надеялся, что Аури эрм Тор никогда не вернётся из затерянного королевства.

- Гарпии обглодают ваши кости, господа Охотники!

Известие из Самурда весьма расстроило господина декана второго потока. Если Аури доберётся до Алой зари, если увидит портреты генетических двойников отца Анны, а затем каким-то чудом вновь вернётся в Лабрин.… Если Анна узнает.… Но Анна не должна ничего и никогда узнать. Аури сгинет, должен сгинуть в проклятых лесах! А девчонка с течением времени должна забыть о его существовании. Ведь всё со временем забывается. Даже горе, даже чья-то смерть.

- Прости, к тебе можно? – заискивающе улыбаясь в кабинет декана второго потока, заглянула госпожа Кауни.

- Входи, - холодно сказал Карлеус.

Он даже не спросил, зачем Рэя пожаловала. Его не более никто так не интересовал, как Анна. Девчонка каким-то образом смогла проникнуть в самые потаенные уголки его сущности. Смогла запомниться.

- Ты был для нас с Ириной в детстве самым близким человеком, - запинаясь, сказала Рэя. – Потом ты любил Ирину и не любил меня. Но, всё это оказалось ложью, игрой. Теперь ты решил поиграть с ней? Что ты от меня, от нас ещё скрываешь?



Марина Новиковская

Отредактировано: 27.08.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: