Зеркало ясное, зеркало грустное

Размер шрифта: - +

2. Лабиринт

    — Что у вас с рукой? – поинтересовался Глухов. – Если не очень болит, тестам это не помешает.
    — Совсем не болит, – заверил Ефим. – Ничего страшного, нож неудачно выронил. Просто царапина.
    Глухов покивал.
    — Что ж, тогда продолжим. Пройдёмте на тренировочный этаж.
    Здание изнутри казалось много больше, чем снаружи. Лифт доставил их на один из подземных этажей – уже неплохо, наводит на мысли о подземелье. Хотя коридор, которым они шли, производил самое уютное впечатление – пробковый пол, бежевого цвета обои, не слишком яркие светильники на стенах. Они шли и шли, минут пять, наверное.
    — Здесь – бывшая промышленная зона, – пояснил Глухов. – Под землёй, на глубине ниже десяти метров – оптимальные для нас условия. Собственно, мы пришли.
    Он открыл дверь... в гостиничные апартаменты. Иначе не назвать. Ефим восхищённо посмотрел вокруг.
    — Здесь вы будете жить, на время проведения испытаний, – пояснил Глухов. – Дополненная нашими технологиями реальность – всё ещё малоизученное явление. Главное для нас – безопасность и удобство.
    — Я буду жить здесь? – удивился Ефим. О таком вроде бы не договаривались.
    — Если захотите. Все добровольцы, участвующие в испытаниях, живут в подобных номерах.
    Глухов рассказал подробнее. Получалось, один сеанс мало-мальски серьёзного тестирования занимает от четырёх до шести часов. Ведётся мониторинг состояния здоровья, принимаются все мыслимые меры предосторожности – когда речь о технике, влияющей на органы чувств – то есть, на работу мозга – безопасность и осторожность не будут лишними.
    — Как минимум час до начала очередного теста вы отдыхаете; в процессе тестирования мы снимаем показания мониторов – основные параметры, такие как пульс, частоту дыхания, в таком духе. Непосредственно перед началом и сразу по завершении – вас осматривает наш врач. Два-три часа после завершения теста мы рекомендуем провести в спокойной обстановке – здесь для этого наилучшие условия. В случае, если вы согласитесь пройти многодневные тесты, мы рекомендуем остановиться в этом номере на всё время тестирования. Не беспокойтесь – вы не будете чувствовать себя узником.
    Ефим улыбнулся. Если это и заточение, то в весьма роскошных условиях.
    — На столике – карта этажа и электронный ключ. Если по какой-то причине вы решите покинуть здание – просто вызовите охрану, вас сопроводят, в любое время суток. Здесь есть доступ в Интернет, телевидение, действует мобильная связь.
    — Не смотрю телевизор, – покачал головой Ефим. Если и покривил душой, то всего ничего. Телевизор в их семь включали только по Новый Год, по другим большим праздникам – ну или чтобы посмотреть спортивный канал. И всё.
    — Поддерживаю, – кивнул Глухов. – Что ж, тогда – осваивайтесь. Через полтора часа принесут расширенный комплект “True Magic”, да и приступим. Все необходимые номера телефонов – там же, на столике.
    — Фантастика! – повторил Ефим. Такого он точно не ожидал. – Спасибо, Сергей...
    — Можно просто “Сергей”. Сергей Анатольевич, если хотите официально.
    — Спасибо, Сергей Анатольевич. Один только вопрос – если я задержусь здесь на несколько суток...
    — Это всё можно решить. Насколько я знаю, у вас нет домашних животных или растений – ничего такого, чему был бы нужен уход. И мы не оставим вашу квартиру без присмотра, если вы об этом.
    — Убедительно, – кивнул Ефим, пожал руку Глухова и стоял, глядя ему вслед – пока не закрылась (почти бесшумно) входная дверь.

- - -

    Интернет действительно доступен, и на очень хорошей скорости. В памятке говорилось, что ряд ресурсов недоступен из этих помещений – такие, как социальные сети. Чтобы не было соблазна разболтать, что не положено? И предупреждалось, что администрация может заблокировать доступ к тому или иному ресурсу, если сочтёт необходимым. Интернет здесь нужен как средство доступа к информации, не для прожигания времени.
    Впрочем, к электронной почте доступ не закрыт. Как минимум, к тому сервису, которым пользуется Ефим. Пользоваться своими электронными устройствами здесь не разрешается – только теми компьютером и планшетом, что находятся на столе. А вот мобильный сдавать не пришлось – звони куда хочешь, кому хочешь.
    ...В здание корпорации Ефим прибыл в восемь двадцать пять утра – за пять минут до назначенного срока. Но проснулся он в шесть двадцать, и времени хватило на то, чтобы основательно подумать о том, что же случилось вчера между полуночью и часов ночи. В пещере, если предположить, что это был сон, он находился от силы минуты три тамошнего времени. А снаружи прошёл час с лишним! Сон? Но во снах, говорят, всё ровно наоборот: множество дней сновидения может сжаться в несколько минут астрономического, внешнего времени. Тогда что? И откуда царапина, и, чёрт её подери, монета?!
    Говорить об этом кому-нибудь из корпорации (по случайному совпадению, она тоже именуется “True Magic” – то есть, “Подлинной магией”) – нет смысла. Так можно и на приёме у психиатра оказаться. Ефим долго думал, и решил пока о пещере не рассказывать никому. Но монета! Она ведь настоящая! Откуда она?
    В конце концов, Ефим взвесил её (двенадцать с половиной граммов – на домашних весах, пусть хоть трижды электронных, особо точно не взвесить). сделал фото каждой из сторон, и выслал знакомому, некогда одержимому нумизмату. На удивление, тот позвонил уже через десять минут.
    — Фима? Умеешь ты утром удивить. Откуда у тебя эти снимки?
    — Держал эту монету в руках как-то раз. Сегодня нашёл фото, и хочу узнать, откуда она такая. Можешь определить?
    — Ну, аверс я уже определил. Это динар Харуна ар-Рашида. Слышал про такого?
    Ефим взмок, услышав имя. Да ещё собственная нелепая фраза “Сезам, откройся...”
    — Алло, Фима, ты там? – повторил голос, уже нетерпеливо.
    — Здесь я, Коля, здесь. Слышал. Это из “Тысячи и одной ночи”?
    — Нет, я про настоящего. Но вот реверс – это что-то постороннее. Такого пока не видел. На эту монету посмотреть можно?
    Всё понял, собака, подумал Ефим беззлобно.
    — Могу устроить, – сказал он вслух. – Надо договариваться.
    — Договорись. Таких динаров не так уж много, а уж с таким реверсом... Словом, уже хочу посмотреть поближе. Позвонишь?
    — Само собой! И заранее спасибо!
    ...Динар Харуна ар-Рашида. Легендарный халиф, будь он неладен! И ятаганы! Ещё полчаса Ефим вполне серьёзно думал, не отказаться ли от тестов, и не проверить ли голову. Просто на всякий случай. Но решил не отказываться. Сам не зная зачем, он взял динар с собой – нашёл герметичную коробочку, выстлал её ватой. Удивительно, но металлоискатель на вахте корпорации ничего не показал – коробочку открыть не потребовали. Не подумав, что в помещении могут быть видеокамеры, Ефим достал динар, и некоторое время смотрел на него, взвешивал на ладони, ощущая всё ту же нереальность.
    Опомнился, и убрал монету назад, в коробочку. Незачем было брать её, подумал Ефим, но уже поздно. Ладно. Взял со стола схему этажа, и погрузился в изучение.



Константин Бояндин

Отредактировано: 25.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: