Зеркало ясное, зеркало грустное

Размер шрифта: - +

4. Снежок

    Ефим сидел у себя в квартире, и пил уже третью чашку крепкого чая. Пока что здоровье позволяет, можно не беспокоиться.
    А беспокоиться стоило разве что о провалах в памяти.
    ...Ефим чётко помнил, как его игровая команда — теперь уже в количестве четырёх единиц: два человека, включая самого Ефима, и два гнома, один из которых ни много ни мало наследный принц — бодро зачищала остававшиеся в запустении участки пятого уровня. Что характерно, там сразу же появлялись гражданские, если можно так сказать, гномы — и начинали всё благоустраивать, как минимум — превращать в неприступные для чудовищ укрепления.
    А помещений на пятом уровне оказалось куда как больше, нежели Ефим мог припомнить по игровой карте. И не только пауки там водились.
    В общем, едва только его бодрая команда устроилась на последний привал перед продвижением вниз, на шестой уровень, Ефим испытал сильнейшее головокружение...
    ...и понял, что едет в метро. Чуть не упал — до того внезапным был переход. Всё ещё под впечатлением недавно виденного, не без труда добрался до своей квартиры. Специально потом посмотрел полученное от своей же следящей аппаратуры письмо с фотографией вошедшего в квартиру: можно подавать объявление “Снимаюсь в фильмах ужасов без грима”.
    Двадцать минут под душем сделали своё дело, равно как и чашечка ядрёного кофе. Во-первых, нет никаких сомнений, что то был сон: Ефим отчётливо припомнил всё, что случилось в гостиничном номере поутру. И разговор с Глуховым, и медосмотр, и всё такое. Припомнил, как вышел из здания “True Magic”, как сел на станции метро... как вышел, и всё такое. Если всё то был сон, то удивительно правдоподобный: всё тело ноет, руки устали от метания ножей, ноги — от ходьбы, плечи — от груза плаща. На редкость бесполезная на вид одежда, но ведь и на самом деле защищала! Хотя во сне что угодно покажется логичным.
    И — никакого материального переноса на этот раз. Никто Ефима не ранил — человек-паладин, Вейрос, которого воскресил из груды костей гномский жрец-целитель, и молодой гном-принц, Киргар — все они встречали противника грудью, а Ефим обеспечивал дистанционное поражение и прикрывал тыл — не раз, и даже не два противник пытался окружить их группу. Как-то сама собой сложилась слаженная, дружная команда. Ну да, ведь всё во сне. И на этот раз — никакого материального трофея. Хотя и монеты в руках держал, и множество других мелочей — всё осталось там, по ту сторону воображения.
    И отчего тело так ноет — легко понять. Столько двигался вчера! Это уж точно сойдёт за здоровый образ жизни, подумал Ефим. Первый день нагрузки были так себе, а вот вчера уже вполне ощутимые. Как водится, в тот же день последствия не сказываются. Они сказываются на следующий день.
    И монета. Ну никак не получалось расстаться с ней. Удивительно, но никакие металлоискатели не реагировали на ней. Ефим даже не поленился почитать доступную в Интернете информацию о том, что обнаруживает металлоискатель — та модель, которую в метро устанавливают. Вроде бы не должны реагировать на монету. А ну как отреагируют?
    ...но гласу разума Ефим не внял — текущие дела захлестнули с головой. Пусть он и в творческой командировке, но ряд вопросов в родной конторе всё равно надо отслеживать, на некоторые письма — отвечать. И да, вторая серия отчёта — пора начинать!

- - -

    И вновь ушло четыре с лишним часа на отчёт: не просто ведь написать — смонтировать видео, а до того — продумать сценарий будущего ролика, чтобы не было возможности оторваться, чтобы хотелось смотреть, не отрываясь. И — получилось. Судя по шквалу посещений и комментариев, получилось даже лучше первого отчёта.
    А сколько их ещё впереди! Ефим никогда не понимал, что хорошего в том, чем занимается двоюродный брат, Артём. Играть в игры и получать вознаграждение за найденные в них недочёты. А вот теперь начал понимать. Артём не просто сидит перед компьютером и прожигает время — так он пытался пояснить Ефиму, который всякий раз поднимал брата на смех — и, надо признать, особого согласия между ними давно не было. А когда программные сбои вполне отчётливо ощущаешь на своей шкуре...
    Ефим сходил на кухню — специально, чтобы отвлечься от самолюбования и самовосхваления, приготовил себе ужин. Если “достать из холодильника коробку с полуфабрикатом и положить в микроволновую печь на десять минут” можно назвать готовкой. Но всё-таки это был ужин, и он помог отвлечься от назойливой мысли, которая не так давно сформировалась и начинала не давать покоя.
    Я хочу назад, в игру, подумал Ефим. Пугающая истина, но всё-таки истина. Да, хочет. Не потому, что виртуальная реальность так похожа на настоящую. Она неотличима — ведь пока играешь, не ощущаешь шлем, перчатки, течение времени. Не потому, что там сказочный, пусть и неласковый, мир. И не потому, что позволяет на время отойти от обязанностей по эту сторону виртуальности. Не только потому.
    Ефим вспоминал оба “сна наяву” — там, в пещере, среди сокровищ, а потом — безо всякой маски и шлема — в подземельях под выдуманным городом в выдуманной вселенной. Вот это ощущение реальности не отпускало. И монета — Ефим не мог с ней расстаться, так и носит с собой. Убрав посуду (выбросив одноразовые контейнеры из-под еды в мусорное ведро), он вновь достал монету. Чёрт побери, откуда??
    Этот факт сознание упорно не могло принять. Ладно с порезом на руке: пока вместо своей спальни видел чёрт его знает что, вполне мог порезаться. Там есть обо что — и счастье, что обошлось царапиной. Но монета? В разговорах и мыслях о ней Ефим пользовался наспех придуманным объяснением — дескать, реликвия. И вот теперь начинает казаться, что так оно и есть на самом деле!
    ...Ефим обнаружил, что стоит в ванной, у зеркала — смотрит себе в глаза. Глубоко ушёл в мысли, раз не припоминает, как и зачем пришёл сюда. Ах да, побриться. В процессе этого ритуала Ефим так и думал о монете. Похоже, в итоге сам себя убедит, что да, от бабушки осталась, и выгонит прочь всю небывальщину.



Константин Бояндин

Отредактировано: 25.06.2017

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: