Зеркало затаённых желаний

Глава 13: Повелитель терминалов

 

Имеются в Раксе две характеристики, которые вы никогда не встретите в информационном меню Системы. Более того, отсутствуют даже косвенные признаки их существования, вроде связанных навыков или непрямых упоминаний. Они словно чёрные коты в тёмной комнате – тихие, безмолвные и невидимые.

И тем не менее все знают что характеристики эти существуют. В их наличии настолько уверены, что даже люди в Ракс ни разу не заходившие редко сомневаются в факте их существования.

И всё же споров вокруг этих «котов» хватает, однако сводятся они обычно ровно к двум точкам зрения: первая – данные характеристики исключительно личностный атрибут человека и с Системой не связаны от слова совсем. Вторая – Система играет здесь ведущую роль, но то ли упаковать данные параметры в цифры нет совершенно никакой возможности, то ли они намеренно от пользователей скрываются.

Имя этих характеристик – Интуиция и Удача.

Обычно, когда в гильдии желали привести пример действительно удачливого человека, называли имя Арена Серены – гильдмастера "Золотого песка". Все сходились во мнении, что Арен человек исключительно удачливый, более того, способный своей удачей максимально эффективно распорядиться. В вопросе же интуиции нередко возникал спор. Кто-то считал эталоном интуиции начальника службы безопасности "Золотого песка" Маргариту Селезнёву, добавляя иногда, что истинной интуицией обладают лишь женщины. На подобное – весьма смелое заявление, другая часть спорящих, обычно мужчины, презрительно хмыкала, после чего изрекала, что настоящая интуиция приобретается на поле боя, после чего приводили имя Семёна Золотарёва.

И сейчас, когда в системном голосовом чате прозвучала одна единственная фраза Семёна, все сразу насторожились.

«Не нравится мне всё это…»

Присутствующим, в том числе и мне, сразу стало жутко интересно, что именно подразумевается под словом «всё». Однако, приказа спуститься под землю кому-либо ещё не поступало, как и отсутствовали комментарии в общем чате, отчего оставалось лишь ждать, мучаясь в процессе ожиданием и любопытством.

Наконец, спустя примерно минуту, раздалась долгожданная команда.

«Петрович, выдай Валентину импульсную мину, после чего пусть дует вниз. И это, тут на входе аварийные гермостворки, их бы заклинить чем. Остальные ждите».

Если до сего момента всем было просто любопытно что там такое внизу обнаружилось, то теперь стало ОЧЕНЬ любопытно.

В бодром темпе двое техников вытащили из транспортёра солидного размера кейс, из которого достали и вручили мне полуметровый металлический блин. Пусть «блин» и назывался миной, взрываться он не взрывался, а лишь единожды выпускал мощный, разрушающий наномашинные механизмы импульс. Ну и тонкой электронике заодно доставалось.

Надев защитный шлем своего костюма, я принял от техников мину, а приняв, невольно охнул, так как металлическая «таблетка» весила под добрую сотню килограмм, что даже для моей подросшей за последние полгода силы оказалось многовато.

Ладно, донесу, просить помощи как-то несолидно.

Подойдя к «фартуку» и начав спускаться вниз, я невольно помянул того криворукого засранца, который разворачивал уходящую в глубину лестницу: ступеньки получились неудобные - короткие и с небольшим наклоном, отчего вот с грузом можно было и навернуться. За мной, таща приспособление напоминающее распорный пневмодомкрат, осторожно спускались трое плечистых техников.

Стоило свету остаться на поверхности, как тут же включилась встроенная в защитный костюм адаптивная система ночного видения. Костюм недешёвый, потому видимость в темноте обеспечивает не хуже чем при дневном свете.

Минув фартук и разрезанные дверные створки, я попал на куда более удобную и аккуратную лестницу и не просто в коридор, а в идеально круглый, с поручнями по бокам, тоннель, под наклоном уходящий вниз. Неожиданностью он для меня не стал, ведь суть лестницы я понял ещё в процессе сейсмической разведки, но вот воочию подобное видел впервые. Передо мной так называемая «раскладушка» - система колен, способная подниматься и опускаться в зависимости от уровня песка наверху. Точнее, делать это она могла раньше, давно, а сейчас вот не делает по целому ряду причин.

И похоже, сооружение внизу серьёзное.

Пройдя угловой переход, я перешёл во второе «колено», по которому спустился вглубь ещё метров на семь, выйдя наконец в просторный подземный зал. Несущие распорку техники заходить внутрь не стали, а принялись устанавливать «костыль», задача которого не дать захлопнуться створкам аварийной блокировки. А они на выходе имелись и, судя по виду, были куда более надёжнее чем вскрытые наверху двери. Хотя по мне, данная предосторожность излишняя, ведь если аварийная блокировка не сработала до этого, 99.9%, что не сработает уже никогда.

Семён и Алина стояли недалеко от выхода. При этом Семён создавал впечатление излучающей спокойствие монолитной глыбы, Алина же выглядела мающейся от волнения хрупкой фигуркой. Здесь я приметил то, из-за чего вниз позвали именно меня.

Электроника защитного костюма автоматически выделила излучающий собственный свет объект, после чего обвела его красной рамкой. И это правильно, ведь корректирующие фильтры не дают объектам повышенной яркости повредить глаза, автоматически выравнивая разность свечения до комфортного зрению уровня.

У стены, между двух уходящих в недра комплекса коридоров, собственным светом светился работающий терминал. И это, стоит заметить, редкость.

Точнее не так, терминалов и компьютеров в местах обитания Прошлых хватает, но они большей частью представляют собой мёртвый металлолом и даже те что работают не очень-то поддерживаются Системой. А если Система что-то не поддерживает, оно почти автоматически является хламом.

И так бы оно было и здесь, не будь у нас с собой «волшебного ключа». И, как ни странно, «ключ» этот вовсе не я.

«Положи импульсную мину у стеллажей», - вырвав меня из состояния лёгкой прострации, дал указание Семён.



Денис Петриков

Отредактировано: 17.10.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться