Зеркало затаённых желаний

Глава 17: «Огонь», склад и «медные трубы»

 

Разрезав решётку плазменным резаком, Семён посчитал это недостаточным, отчего выбил следом одну из крайних подпорок. Далее, без церемоний и сюсюканий схватив Алину за талию, он приподнял её, дабы девушка смогла зацепиться за верхний край лифтовой коробки. И Алина, о чудо, это довольно ловко сделала. Более того, подтянувшись и забросив своё тело наверх, она исчезла на крыше лифта.

Висящую над бездной коробку качало, а после проделанной акробатики начало раскачивать ещё больше.

Поднявшись на ноги и придерживаясь стенки, я начал соображать как лучше забраться на крышу лифта. Собственно, ничего сложного, подпрыгнуть, зацепиться за край, можно для начала одной рукой, после чего подтянуться и дело, можно сказать, сделано.

Увы, но в этот момент я осознал, что на перечисленное у меня банально не хватает духу. Отчего-то именно сейчас разум запаниковал, запоздало сообразив, что ошибка означает смерть.

Семён, понимая вероятно суть моего тупняка, подпрыгнул, зацепился за верхнюю грань и буквально одним движением закинул себя на крышу. Свесившись, он требовательно протянул мне руку.

Боже, ну отчего мне так страшно?

Переборов себя, я за руку ухватился.

Проявляя недюжую физическую силу, мужчина с лёгкостью поднял меня наверх. Алина сидела в центре, схватившись за один из удерживающих лифт металлических тросов. Всего тросов оказалось два, они были заведены в покорёженные, практически выдранные из крыши механизмы.

Схватившись за какую-то имеющуюся на крыше кишку, я наконец нормально огляделся. То, что пещера в которой мы находимся огромна, было понятно и до этого, сейчас же стало ясно насколько она огромна. Строго говоря, система ночного видения обеспечивала видимость примерно на сто метров, отчего, крутя головой, я видел лишь утопающие во мраке красноватые колонны. Удивляло другое, глядя вниз, я не видел поверхности гигантского зала.

А вот потолок был виден прекрасно. Да до него, считай, рукой подать. И конкретно над нами потолок этот имел странную форму. Наверху угадывались очертания залов и переходов между ними, однако, выглядели эти залы странно, словно их строили не вверх, а вниз, отчего-то бросив «наращивание» на середине.

В голове родилось объяснение:

«Это третий ярус, точнее то, что от него осталось. Муравьи сгрызли большую часть третьего яруса!»

Семён, изучив обстановку, тросы и отверстие наверху, скомандовал:

- Алина, мне на спину, держись за шею. Валентин, не сможешь подняться, жди здесь.

- А, что? – растерялся я.

Товарищи, не дожидаясь пока я осмыслю сказанное, действовали. Алина повисла на спине Семёна, после чего тот, схватившись перчатками защитного костюма за один из тросов, перебирая руками бодро полез наверх.

Подождав пока они поднимутся на несколько метров, я полез следом.

Но не смог.

К моему ужасу, металлический трос оказался покрыт чем-то похожим на графитовую смазку, из-за которой защищённые перчатками руки предательски скользили по его поверхности. Как бы я не пытался, но стоило моим ногам оторваться от крыши лифта, как ладони начинали скользить и тело возвращалось вниз. Попытки обхватить трос ногами или держаться за два троса одновременно ни к чему не привели. Увы, но моей физической силы банально не хватало, чтобы сжать трос настолько сильно, чтобы он не скользил в руках.

Вот же блин!

Выживу, узнаю какой у Семёна сводный индекс, наверняка за двести.

Не знаю, сколько длились мои панические попытки подняться, вряд ли больше минуты, однако за это время я как-то неприлично быстро выдохся.

А после стало совсем нехорошо, так как слух уловил множественное жужжание.

Повертев головой, я увидел его источник – примерно десяток муравьёв-разведчиков быстро летели в сторону лифта.

«Спокойно, они не смогут прокусить защитный костюм», - родилась в моей голове успокаивающая мысль.

«А они и не будут его прокусывать, они просто сбросят меня вниз», - услужливо сообщила мысль следующая.

В этот момент рядом с моими ногами что-то упало. Опустив взгляд, я обнаружил страховочный пояс с прицепленным к нему тонким металлическим шнуром.

- Цепляй! – раздался в шлеме голос Семёна.

Что что, а вот здесь меня уговаривать не надо.

В секунду защелкнув на талии страховочный пояс, я выпалил в голосовой чат:

- Готово!

Шнур уверенно потянули с той стороны, ноги оторвались от крыши лифта, начался подъём вверх.

А дальше случилась откровенная жопа, так как в моё защищённое костюмом тело с разгона вцепились сразу несколько муравьёв. Схватив меня за левую руку и ногу, насекомые-переростки с силой потянули вниз и в сторону. Трос, что уверенно тянул меня вверх, сначала остановился, а после, натянувшись до звона скрипичной струны, начал выбираться обратно.

В этот момент я понял, что погиб.

Положенного калейдоскопа жизненных событий не было, была лишь одна большая животная паника и страх.

Внезапно смертельная буксировка сбавила накал. В защитное стекло шлема плеснуло чем-то жидким – густым и зелёным, после чего я сообразил, что у ближайшего, держащего меня за руку муравья снесло голову. За первым муравьём, «отвалился» второй, ещё два тянувших меня инсекта не стали дожидаться непонятного гнева и бросив добычу, ринулись наутёк. Я же, освободившийся и отпущенный, пролетев по дуге, с глухим звуком ударился в корпус болтающегося в воздухе лифта.

Приложило знатно. В этот раз костюм не спас, телу солидно досталось.

Боль отрезвила, а секундой позже удерживающий меня трос снова пополз вверх.

Достигнув крыши лифта, я, слегка контуженный и полуобморочный, обнаружил стоящего на ней Семёна. Держа импульсную винтовку на изготовку, мужчина скупо постреливал вслед улетающей группе муравьёв.

Боже, за эту работу слишком мало платят!

 

***

 

По толстой бронеплите «черепахи» забарабанили тяжёлые бронебойные пули.



Денис Петриков

Отредактировано: 17.10.2021

Добавить в библиотеку


Пожаловаться