Зерно Граната. Возвращение домой.

Размер шрифта: - +

Глава пятая

Взгляд Танатоса не предвещал ничего хорошего, а меня буквально пригвоздило к трону. И ведь говорил я этим олимпийцам сидеть тихо! Вот я предупреждал? Предупреждал! Говорил? Говорил! Кто меня послушал? Никто… А достанется мне...

- Зато какая легенда красивая получилась! -  оправдывался я, понимая, что одно лишнее слово, и Олимп канет в Лету разом. И без очереди. И родственники переедут ко мне в полном составе., - Простой Смертный! Спасал спартанскую наложницу! История любви, прерванной богами и царем! 

- Да если бы я за ней лучше следил, а не занимался расширением Аиды, чтобы тебе было где править, то узнав о ее любвеобильности, убил бы сразу, - заключил Бог Смерти, не сводя с меня глаз,  - Я бы жил себе и никого не трогал. Алкея бы убила царя, а я тихо правил Спартой. Но нет! Зюсе срочно понадобилось перебить титанов! Власти захотел. Скажи мне , Гадес, вот эти приступы у Зевса  частое явление? Вы его лечить не пробовали? Кстати, про Алкею, ты зачем её выпустил? Хотел меня позлить? Еська, между прочим, очень расстроилась. 

- Я упустил из виду, я и же забрал обратно! Да и ты в курсе уже, что она тебе соврала, когда сказала, что её в жертву мне принесут! - обиделся я, напоминая Танатосу и отвлекая его от сложившейся ситуации, - тем более, ты сам знаешь, от судьбы не уйти. Ты разбирался здесь, зачем она мне. Ее же как бы в жертву несли? Хотя я не просил! Ты же знаешь мой девиз: “Меньше жертв - меньше работы”.  Твой обожаемый царь её отловил и убил за измену. Что, кстати, стало отличным поводом вызвать тебе царя на бой. А ведь сам он сражаться ой как не хотел… 

Танатос хмыкнул, а давящая сила на меня ослабла. Воздух! Такой родной, такой сладкий! Фуу-фух-фух, вроде отпускает моего друга. И меня заодно. 

- Ты говорил, что пока в Тартаре сидит ни в чем не повинный Кронос, то олимпийцы притихнут, - поймал меня Танатос, на давно сказанных словах. - А сейчас у них титаническое обострение? 

- Тебе Кроноса жалко? Предлагаешь выпустить? - усердно переводил тему я, успокаивая моего друга. Он конечно хороший, но в нашей дружной семье олимпийцев звиздюли размазываются равномерно по всей семейке. - Можем подойти к нему, протянуть ручки и заорать: “Папа!”. И это, пожалуй, будет последнее из того, что мы успели сделать!   Как ты думаешь, после второго заточения он будет очень рад нас видеть? Мы тут интриги плетем, а Кронос наращивает силу. Мы тут слухи разносим, а Кронос наращивает силу! Мы тут гадости друг другу делаем, а Кронос наращивает силу! И повезло, что он тогда до конца не проснулся! И мы его смогли утихомирить! В том числе и я… 

- Ути божечка ты мой, - ухмылка против воли растянулась на лице Танатоса! Я спасен! Я спасен! Бабушка, это твои гены! Фууууух!  - Итак, что на этот раз мне помешает всё-таки выкосить Олимп? Проредить стройные ряды любителей искать себе неприятности на ровном месте? 

Зюся, если ты сейчас икнул, то у меня тут такой наплыв должен быть, что не отмашешься. Танатос подложил руку под подбородок и с едкой ухмылкой уставился на меня. С меня семь потов сошло… Так-так- так, Гадес, думай…. 

- Персик не одобрит!  - почти не думая выпалил я, заметив как Танатос не дождавшись ответа встает с трона. - Она очень расстроится, когда узнает, что ты сделал! 

- Интересно, это откуда? Благодаря вам и вашему идиотизму, я не могу перенести сюда свою жену с ребенком! Ребенком, Гадес! - снова опустился на трон Бог Смерти, сверля меня взглядом. Огонь тартара уже почти подполз ко мне. Ну,Зюся, точно не расплатишься!  - Кстати. о Персике… Элизиум, который я создавал для нее… ты ничего не хочешь мне сказать? 

- Ты представляешь что бы было, Танатос, если бы боги увидели в Аиде жизнь? Но ты влюбился, влюбился и не подумал о том. что Боги могут понять кто ты? - сквозь зубы выдал я, понимая, что ногам горячо. Очень горячо! Подгорает!  - Но нет! Додумался! Неразлучники! В Аиде! Я - Бог мертвых, Танатос! Я не могу создавать жизнь! Даже если бы я и прикрылся самоучителем для будущего мужа богини Весны - жизнь я создавать не могу! По этой же причине у меня детей быть не может! А ты, дорогой мой друг, наладил конвейер, по отниманию у меня женщин и детей! Сначала Персик, потом дети Геракла, теперь Персефона. Может достаточно уже? Почему они выбирают тебя?! Я же делаю всё то же самое, что и ты! 

Меня несло, а остановиться уже не получалось. Танатос смотрел на меня сначала удивленным, а потом уже насмешливым взглядом. Смешно ему. А я себя ущербным чувствую! 

- Дорогой мой, Гадес, -  с тяжелым вздохом начал Танатос, а потом громко рассмеялся. На глазах Бога смерти даже проступили слезы, а у меня внутри всё кипело от негодования, - На счет Элизиума Персика… ты же просто приревновал. На меня смотри, ведь приревновал же. Отлично, с этим разобрались. Персик, Персефона, дети Геракла, кстати, их зовут Теримах и Офит. Готов спорить на Аиду, что ты даже не знал их имен, выбирают меня не потому что я особенный, а потому что ты - эгоист, Гадес. Они даже не догадываются, кто я. Так же как и Персик. Странно, что между господином и рабом, она все-таки выбрала “раба”. Вместо того, чтобы уделить им время, показать, что они дороги тебе, ты отмораживаешься, прикрываясь работой. Посмотри на меня, у меня что дел нет? Я разрываюсь на два мира, при этом постоянно слышу :” Принеси ежика, я хочу его понюхать…. Танатос, мне не спится, пойдем машинами подышим…Посоли банан “. Что ты так смотришь?  Гадес, ты когда-нибудь ел соленую рыбу с вишневым вареньем? Нет? А я - ел! Потому что так вкусно, а если не съем то люблю я её мало, а готовит она плохо! 

- А я думал, что ты видел в этой жизни всё, - умирая от смеха и заикаясь выдал я, мысленно отодвигая женитьбу на следующую тысячелетку, - И  уже готов ко всему. 



София Грозовская, Кристина Юраш

Отредактировано: 14.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться