Зерно Граната. Возвращение домой.

Размер шрифта: - +

Глава шестая

- Гадес, брат мой, я хотел с тобой поговорить! - сурово начал Зюся, глядя на то, как я приближаюсь к нему по величественному залу Олимпа. Что же ему неймется то? Чувствую себя богом по вызову.  - Моя дочь, богиня Весны, Персефона живет в Аиде на правах домашнего животного! Я хочу, чтобы моя дочь правила! Может ты ей не даешь? 

Я прямо вижу, как где-то потирает ручки Деметра, пока Зюся полыхает от гнева, едва сдерживаясь. 

- Зюся, у нас взаимовыгодное сотрудничество. Я не даю править ей, -  я ехидно прищурился на брата, оценивая поймет он тонкий намек или нет, - А она мне просто не дает. 

Я упал на свой трон в зале Олимпа, подложив руку под голову, внимательно следя за братом… Нужно что-то решать с его свержением, Танатос дал мне не так много времени. 

- Ты не доверяешь Персефоне? Ты боишься поделиться властью с дочерью самого громовержца? Считаешь, что она не справится? Дочь громовержца не справится с властью? Да она рождена для власти! Ее отец - я!  - прогремел голос Верховного Олимпийца, а в зале забили молнии. 

- Ты ее видел? Это - ребенок, которого ничего не волнует кроме веночков и цветочков! - ответил я, давая понять, что делиться я не люблю. - Не переживай, у нее есть власть над моими нервами. И пока что этого достаточно. 

- Я решил отдать ее тебе в жены не для того, чтобы она бесцельно разгуливала по Аиде! Дочь громовержца рождена для трона! - бушевал Зюся, а я уже мысленно представлял, как мы сделаем ей маленький трон в зарослях. - Она рождена править! Моя дочь станет владычицей Аиды!

- А вторая дочь тебя совсем не волнует? - вкрадчиво поинтересовался я, поднимая бровь и намекая Зюсе на очевидные вещи, - То, что весь Олимп, собравшись за твоей спиной, хотят убить Прозерпину? 

Зевс посмотрел на меня, нахмурился, моргнул… И ничего! Так, Великий Громовержец, соображай скорее! Я не могу спасать Ваши шкуры постоянно! 

- Ни один из Олимпийцев не может ослушаться воле моей! Напасть на дочь громовержца - значит объявить войну мне!  - молния шарахнула совсем рядом со мной. В следующий раз захвачу мир и успокоительное для Зюси, - Я разберусь с этим, Гадес. Но моя Персефона… Я должен убедиться в том, что она сможет занять моё место! 

- У тебя же два сына есть. Официальных, - старался я переубедить громовержца, понимая, что инициатива исходит не от Зюси… Я прямо чувствую, как моя будущая зме… теща нашептывает Зюсе список требований… - Они рождены в браке с законной супругой. Олимпийцы не будут подчиняться бастарду. 

- Кого? Ареса? Верховным богом? Гадес, ты в своем уме? Да он же такое устроит! Он утопит мир в крови!-  поморщившись выдал Зюся, глядя на меня, как не отягощенного интеллектом родственника, - Гефеста? Так он же власть не удержит! Он нормально даже повелевать не умеет! Прячется в своей кузне, как только что-то не так. Он даже жену не смог удержать, а тут  Олимп! Остальные у меня - полубоги. Боги не станут подчиняться полубогам.

- А Афина? - устало поинтересовался я, тоскливо глядя в сторону Зюси, который крепко задумался и крепко выругался. - Афина же тоже твоя дочь. 

- Афина сурова, но ничего не смыслит в интригах, - со вздохом разочарования произнес Зевс, потирая натруженный лоб. - Её легко обмануть.! Она слишком простодушна! Здесь нужна хитрость и тонкость! 

Я с умилением смотрел на младшего брата и понимал, что хитрость и тонкость нужна не только Афине Палладе. 

- Если Гера не придет в себя, и не вернется на трон Верховной Богини, то Олимпу понадобится новая Верховная Богиня. На Геру надежды мало. Сможет ли она преодолеть своё безумие? Даже мне этого не ведомо. Но люди не должны страдать! Боги - это семья каждого из людей, богиня домашнего очага - это одна из самых важных богинь. Персефона подошла бы… Богиня Весны вполне способна занять место Верховной,  - Зюся с надеждой посмотрел на меня, я уже грешным делом решил посочувствовать, но передумал. - Моя дочь станет верховной богиней. И твоя задача, Гадес, научить её править. Неизвестно что случится, если Гера навечно будет обречена сидеть рядом с Кроносом…

- Ты так говоришь, как будто немного этому рад,- цинично отозвался я, видя мимолетную улыбку Зюси, - Ну, признай, я видел. Такие широкие перспективы открываются перед тобой, словно сдвинутые колени смертных красавец. 

Зевс тут же насупился и сделал такое лицо, словно никогда не слышал про золотой дождь и красавицу Данаю, про Леду и лебедя…  Вот только не надо. Смертные красавицы молятся Зевсу, чтобы он не приходил. Дожили… 

- Править Олимпом должна богиня, которая хитрая, как Деметра, сильная, как Гера и умная, как я! - с гордой улыбкой произнес Зевс, о чем -то замечтавшись, - То есть, моя дочь! 

Хитрая Персефона это что-то новенькое. Например, как гостеприимный Лес Самоубийц, холодный Тартар, спокойная Гера, радостный Танатос, который прыгает по полям Элизиума с цветочком в руке. То, что она хитропопая, я понял сразу. Хитрости нет, а вот вторая часть очень даже ничего так… 

- Погоди-погоди, то есть Персефона станет Верховной богиней? - пытался я отследить логику громовержца. Я даже посмотрел на смертных, копошащихся где-то внизу. Бедные, как же мне вас жаль. Готовьтесь, конец времен близко, - А как же вторая твоя дочь? Прозерпина? 

- Прозерпина выбрала раба. Бывшего Смертного, - брезгливо поморщился Зевс, презрительно фыркнув. - Она слишком сильно сочувствует смертным, а это не приветствуется на Олимпе! Я же видел. Она мыслит, как смертная, действует, как смертная и влюбилась, как смертная.  От нее не будет никакого толку. Ее мягкосердечие, доброта и понимание, которые так нравятся смертным, не смогут обуздать и устрашить богов. Власть, брат мой, держится лишь на страхе! Страх порождает уважение! Уважение - почитание. Лишь суровая рука правителя может привести Олимп к победе! Ты же знаешь законы Олимпа? В споре между богом и смертным победителем выходит бог. А смертный, который осмелился бросить вызов, карается. Иначе в нас просто никто не будет верить! 



София Грозовская, Кристина Юраш

Отредактировано: 14.08.2019

Добавить в библиотеку


Пожаловаться