Жар-Птица

Размер шрифта: - +

Катастрофа

Он помнил только глаза своей матери: большие, черные, полные ужаса и надежды. Со временем память оставляет лишь избирательные моменты. У него, конечно, был и отец, и младший брат. Мать была совсем еще девчонкой, маленькая, хрупкая женщина. Да и не могла она ничего поделать. Никто не мог.
Ир вспоминал свое детство. Как же это было давно. Веселого, беззаботного детства он не помнил. Наверное оно было, но стерлось из памяти прошедшими на ним событиями, словно волна смывает песчаный замок.


Они жили у моря. Хорошо, что высоко на скале. Иначе не было бы и этих воспоминаний. Ничего не предвещало опасности. Темные тучи над морем, бурные волны, сильный ветер — все это он видел не раз. Но в тот солнечный день иссиня-черный горизонт привлек его внимание. « Будет буря?». Маленький Ир играл возле дома. Хотя звали его наверняка не так, он сейчас не вспомнит своего прежнего имени. Да и зачем? Он услышал крики, сзади на горе забил набат. Кто-то со всей силы колотил в металлический щит, повешенный для оповещения тревоги. Но ничего поделать было уже нельзя. Люди бежали на гору, карабкались на скалу, побросав все вещи. Женщины, дети в основном. Мужчины были в море. А море превратилось в сплошную синюю стену, которая росла в высоту и приближалась. Помнил Ир, как мать схватила маленького брата на руки, и они побежали выше. Карабкаясь вверх, он обернулся, услыхав мощный удар и истошные крики. Огромная волна упала на берег, смыв разом лодки, дома, людей. Берега не было. Вторая стена приближалась. Мать закричала, схватила его за руку и потащила еще выше. Дальше не забраться. Отвесная скала, только в обход, но времени не было. Мать велела ему залезть на дерево, она лезла за ним. Но ей было тяжело и неудобно, ведь на руках ее был маленький ребенок. Она разорвала свое платье руками, крепко привязав Ира к дереву половиной одежды. Себя и младенца не успела. Последнее, что помнил Ир — это большие черные глаза матери, а в них его отражение. Второй вал накрыл их с головой. Вырвав деревья, поглотил все под собой.


Очнулся он на берегу среди скал, дерево прибило к ним. Привычного берега не было. Он остался под водой. В один миг жизнь его изменилась. Сколько лет ему тогда было? Может 5 или 8, сейчас уже не важно. Самое главное, что он вынес из своего детства — это уверенность в том, что он особенный. Он выжил. И постарается стать могущественным, чтобы впредь не пережить подобного. Пока он рос, он все больше убеждался, что самое главное — это власть и сила. Привязанность к кому-то являлось слабостью в его глазах. Он так и не завел семьи, у него не было детей.


Лишь один раз он испытал чувство к женщине. У нее были материны глаза. А в глазах тоже страх и надежда. Но он ей был не нужен. Она пыталась использовать его, чтобы найти своего мужа. Она поплатилась своей жизнью за возможность властвовать в его сердце. Впредь он не допускал таких ошибок. Он повелитель всего. Он, имеющий почти безграничную власть, сам повелевает миром. Почти всем миром. Дело времени.


Теперь вот мальчишка. Обвел его вокруг пальца. Ничего. Ир не злился, не позволял себе такой роскоши, он решил использовать самое верное оружие — гордыню. С ее помощью он добился отличных результатов. Необходимо лишь показать человеку, каких высот он достиг, как отличается он от общей серой массы остальных людишек, а дальше - дело времени. Мальчишка не трус, он доказал это своим поступком. Но вот отрицать свое преимущество над другими он не сможет. Дело обычное. Сколько раз уже он пользовался этими методами, он и не помнит. Безошибочно положительный результат. Без осечек. И магии не нужно.
Гораздо труднее иметь дело с трусом. Использование чудовища в своих замыслах стало обычным делом для Ира. Аспид наводил порядок. Тот, который был нужен хозяину.



Яна Королёва

Отредактировано: 23.03.2018

Добавить в библиотеку


Пожаловаться




Books language: